20 идей Давыдова: Школьный буллинг и как с ним боротьсяФОТО: INSIDE CREATIVE HOUSE/SHUTTERSTOCK.COM

ИВАН ДЕМЕНТЬЕВ

В советское время это называли травлей, сейчас в ходу иностранное слово «буллинг», однако от смены названия суть явления не меняется. Множество школьников сталкиваются с унижениями и издевательствами со стороны одноклассников – и зачастую последствия перенесённого травматичного опыта остаются с ними на всю жизнь.

Дмитрий Давыдов, автор проекта «20 идей по развитию России», убеждён, что проблему школьного насилия можно и нужно решать.

Первый шаг: взглянуть проблеме в лицо

Как это ни печально, со школьной травлей в той или иной форме сталкивался каждый из нас. Одни – в качестве наблюдателей, другие – как активные участники, третьи сами побывали жертвами. О травле пишут статьи и книги, снимают кино, берут интервью у именитых детских психологов. И тем не менее очень многие люди – директора школ, учителя, родители – продолжают считать, что проблемы этой как бы и не существует, а если она и есть, то где-то далеко: не у нас, не в нашей школе, не с нашими детьми.

А между тем, согласно данным ВОЗ, примерно 37% девочек и 42% мальчиков хоть раз в жизни да ощутили на своей шкуре, каково это – быть жертвой школьного буллинга.

По данным ВЦИОМ, опубликованным в июле 2021 года, 26% жителей России сталкивались с травлей в школе в возрасте 11–14 лет, 20% – в возрасте 15–17 лет, 10% – с 7 до 10 лет, а 2% – с 3 до 6 лет, то есть ещё в детском саду.

 

Ситуация, согласитесь, токсичная. Особенно если учесть, что буллинг травматичен не только для жертв, но и для агрессоров, а также для детей, являющихся пассивными наблюдателями травли. Не существует ребёнка, для которого подобный опыт мог бы стать положительным; он во всех случаях деформирует податливую детскую психику.

Второй шаг: формулировка термина

Главное условие успешного развития ребёнка – чтобы он чувствовал себя в безопасности. Как добиться того, чтобы школа могла обеспечить ученикам безопасность от травли? Дмитрий Давыдов считает, что для этого необходимо внести понятие буллинга в правовое поле; только в этом случае появится возможность системно решать эту проблему. Также имеет смысл законодательно прописать те меры, которые должны применяться по отношению к зачинщикам травли.

Увы, на сегодняшний день в законодательной базе имеются значительные пробелы относительно этой области школьной жизни. Этот факт подтверждает кандидат юридических наук, член Экспертно-консультативного совета по вопросам семейного права при Совете Федерации России Анна Швабауэр. «Если есть нарушения статей Уголовного кодекса, это квалифицируется по ним. Если их нет, то у нас есть 120-й закон «О профилактике безнадзорности», по которому у нас работают соответствующие профилактические структуры», – говорит она. А ведь инициаторы буллинга далеко не всегда (к счастью!) доходят до нарушений Уголовного кодекса – и ещё реже являются детьми, оставшимися без надзора. Более того: нередко это дети из вполне благополучных семей.

Третий шаг: принимать меры

Нельзя сказать, что в действующем российском законодательстве совсем не предусмотрена ответственность за травлю. Действия, приводящие к буллингу, могут квалифицироваться как оскорбление (статья 5.61 КоАП РФ), как мелкое хулиганство (статья 20.1), как уничтожение или повреждение чужого имущества (статья 7.17). Это, конечно, неплохо. Но, во-первых, к административной ответственности можно привлекать лишь людей, достигших 16 лет, – а буллинг, увы, случается не только в старших классах. Во-вторых, зачастую травля носит скрытый характер – у зачинщиков и их последователей как правило хватает ума не издеваться над одноклассниками на глазах у преподавателей. Да и жертва далеко не всегда обращается за помощью: на такое нужна определённая решимость, а положение жертвы обычно лишает человека изрядной части душевных сил.

Созданный в России проект «Травли.net» – это большой шаг вперёд, но, к сожалению, не панацея: у его специалистов нет ни возможности, ни полномочий решать проблему системно; их привлекают точечно и лишь по частной инициативе либо родителей, либо школьной администрации.

Дмитрий Давыдов предлагает обратить внимание на то, как проблему буллинга регулируют за рубежом, т. к. там уже давно столкнулись с этим вопросом и даже нашли пути решения.  

Перенимая опыт

Так, в Австралии стратегия работы со школьной травлей принята на законодательном уровне; за её реализацию отвечает Департамент образования. Начиная с 2019 года в школах страны создаются группы учеников-активистов, которые под управлением педагогов и психологов разбирают каждый отдельный случай буллинга и предлагают пути решения проблемы и тем самым снижают общий уровень травли в своей школе. Также в школах введены обязательные к посещению занятия, которые проводятся на основе разрабатываемых Департаментом образования методических материалов; на занятиях дети учатся уважительному отношению друг к другу. А для мониторинга буллинга в школах проводятся регулярные исследования с участием и школьников, и преподавателей.

Похожие меры приняты и в других странах – например, в Японии и на Филиппинах.

"20 ИДЕЙ ДАВЫДОВА": ШКОЛЬНЫЙ БУЛЛИНГ И КАК С НИМ БОРОТЬСЯ

ФОТО: ALEJANDROCARNICERO/SHUTTERSTOCK.COM

Согласно предложению Давыдова, необходимо предпринять такие шаги и в нашей стране. А также разработать административные и дисциплинарные меры по отношению к организаторам травли: например, письменные выговоры, привлечение к общественным работам, отстранение от занятий, а в тяжёлых случаях – и исключение из школы.

Ему вторит Николай Мишустин, руководитель просемейного движения «Родительскийотпор.рф», член экспертного совета комитета по вопросам семьи в Госдуме; он предлагает опираться также и на советский опыт:

Я сам учился в советской школе, я всё это видел, сталкивался, но я видел и то, как позиция педагогов, влияние и авторитет учителя исправляли ситуацию. Работала простая схема – агрессора исключали, переводили в специализированную школу для детей с девиантным поведением. Мы должны возродить эту систему специализированных школ. Чтобы можно было туда на два-три месяца отправить ребёнка, за это время его обследовали бы специалисты, нашли бы подходы – и с родителями тоже поработали бы.

«Как врач скажу – профилактика наше всё, – утверждает зампредседателя комиссии по вопросам семьи, женщин и детей Госдумы России Татьяна Буцкая. – Воспитание, психолог, услуга медиации в школе не для галочки, а по-настоящему – тогда мы сможем начать избавляться от этой беды».

С Дмитрием Давыдовым согласна и педагог с двадцатилетним стажем, учитель высшей категории начальных классов Гимназии №4 Олеся Скосырская:

Я вижу, что проблема буллинга становится всё острее. Хочется, чтобы все участники образовательного процесса чувствовали себя защищёнными. Я рада, что нашёлся такой человек, как Дмитрий Давыдов, который решил заняться этой проблемой. Хочется пожелать ему удачи – чтобы всё у него получилось.

Пожелание это очень кстати – Дмитрий Викторович обратился со своими инициативами по данному вопросу к парламентариям в Совет Федерации, и после получения официального ответа мы вернёмся к этой теме. Будем надеяться, что его предложения будут поддержаны властями на законодательном уровне; это бы снизило уровень буллинга в отечественных школах и поспособствовало формированию здоровых отношений среди учеников.

Подробности смотрите здесь.

©

Прочитайте также это:


Сохранить и поделиться: