В сентябре в нашу логопедическую группу пришла новенькая девочка. Она ходит вторую неделю, до сих пор плачет по утрам (а ей шестой год), ни с кем не играет, не разговаривает. На мои вопросы отвечает только жестами «да» или «нет». При этом разговаривать она умеет: отпроситься игрушку взять она, например, может, но на этом все. Но большую часть времени она сидит одна, ни на какие предложения порисовать/ полепить/ пойти с детками всем вместе поиграть не соглашается.

 
Источник фото: приложение Canva
Источник фото: приложение Canva

Очень жалко ее, видно, что ей плохо, но никак не помочь. Мама говорит, что дома все нормально, она активна и разговорчива. Не могу понять, это тяжёлая адаптация или всё-таки речевое нарушение (избирательность речевых контактов называется мутизм).

Смотря на нее, вспоминаю свою дочь. Она тоже очень тяжело адаптировалась в детском саду.

Майя пошла в детский сад в три года. Так получилось, что мест в группе трехлеток уже не было, и ее, и ещё десяток малышей, отправили в среднюю группу. Там нам были, мягко говоря, не слишком рады.

Я могу понять воспитателей — только закончилась адаптация у своих детей, так новых дали, ещё и на год младше. А разница в три и четыре года огромна.

Воспитатель была пожилая женщина старой закалки, у нее в группе всегда была идеальная дисциплина и тишина, но она и голос повысить могла, и отругать хорошенько расшалившихся. Моя тепличная домашняя девочка ее ужасно боялась.

Ходили мы редко, чаще болели. В один из таких редких дней я пришла за дочерью сразу после сна (я бы до сна забирала с радостью, но воспитатель категорично заявила, пусть спит, иначе у режиму не привыкнет, и я, глупая, не стала настаивать). И вот забрала я ее в раздевалку, помогаю одеться, спрашиваю, как день прошёл, она что-то рассказывает… И тут в комнату заходит девочка из их группы (за расчёской), видит нас, останавливается и задаёт мне вопрос: » А что, она умеет разговаривать?».

Дочь моя заговорила поздно, но в 3.5 года, когда произошла эта ситуация, говорила фразами совершенно спокойно, разве что не всегда понятно для окружающих.

Я ответила, что, конечно, Майя умеет разговаривать, а разве она с вами не говорит? И девочка мне поведала, что моя дочь всегда сидит одна, молчит, ни с кем не играет. А когда я спрашивала воспитателя, как Майя себя ведёт, та отвечала, что все в порядке.

К счастью для нас, воспитатель этот скоро сменился, у них появилась другая, более молодая и открытая женшина, которая нашла с дочкой общий язык.

Ну и Майя подросла, конечно. Теперь уже не ноет ещё с вечера «я не хочу в садик», как это было ещё год назад. Сейчас она уже с удовольствием идет в сад, несет игрушки подружкам и рисунки воспитателю и логопеду. Наряжается сама, опять же.

Надеюсь, что и наша новенькая тоже постепенно привыкнет, и ей станет комфортно в детском саду.

©