Каково это – не знать и не иметь ни малейшего шанса узнать, кто твой биологический отец? Осознавать, что ты не плод любви, и твои родители даже не были знакомы? Вот что говорят сами «дети из пробирки»:

Ребёнок в кроватке

— Это довольно странное ощущение: когда ты говоришь своим одноклассникам, что твой отец – это некий донор спермы, они уже видят в тебе не человека, а существо, созданное в лаборатории.
Ариа, 22 года

— Мои родители были женаты, когда они решили воспользоваться услугами банка спермы. Я люблю своего папу и считаю его своим отцом во всех смыслах этого слова. Мне бы хотелось, чтобы он был и моим биологическим отцом тоже. Это не то же самое, что быть усыновленной или же иметь отчима (в последнем случае ты хотя бы знаешь, что ты – ребенок человека, которого твоя мама когда-то любила). Это такое непонятное ощущение – ты вроде бы и член семьи, но лишь наполовину.
Эрин, 25 лет

— Донорство спермы – довольно специфичное занятие, так что я не раз задавался вопросом, какой он – мой настоящий отец. Я имею в виду, почему он вообще решил сдать сперму – он был настолько эгоцентричен, или у него был тяжелый период в жизни, или что?
Дэвид, 19лет

— Мне кажется, то, что я испытываю, имеет нечто общее с чувствами ребенка, взятого из детского дома. Я очень тепло отношусь к семье моей матери, мне кажется, я пошел в их породу. Но хоть я и люблю и папину семью, я не чувствую с ними такой сильной связи. Как бы мне ни хотелось, я ничего не могу с этим поделать.
Джеймс, 28 лет

— Когда семья усыновляет ребенка, они обычно руководствуются симпатиями и чувствами, при выборе же моего отца выбор был основан исключительно на стандартных характеристиках донора: рост, вес, образование и прочее. Есть в этом что-то крайне неприятное – как будто половину меня выбирали в магазине. Я, конечно, не виню ни в чем маму, но чувство – очень странное.
Ричард, 25 лет

— Меня вообще этот вопрос никогда не беспокоил. Я люблю своих родителей, и у меня никогда не возникало чувства, что мой отец мне не родной. Я особо не распространяюсь на эту тему, потому что, когда я впервые упомянула об этом в детском саду, моим друзьям это показалось смешным и странным. С одной стороны, было бы довольно интересно узнать, кто мой биологический отец, но с другой стороны – эта бесполезная информация, скорее всего, только усложнила бы мою жизнь.
Грэйс, 32 года

— Мне всегда было интересно, сколько у меня сводных братьев и сестер. Я задавалась этим вопросом в средней школе и, так как я – единственный ребенок в семье, мне и сейчас это очень интересно. Один? Двадцать? Мне гораздо интереснее было бы встретиться со своими братьями и сестрами, чем с биологическим отцом. Какие они? Похожи ли мы с ними? Как сложилась их жизнь? Вот о чем я до сих пор задумываюсь.
Мэри, 35 лет

— Сейчас я уже разобрался со своими чувствами на этот счет. Но мои родители совершили ужасную ошибку, решив не говорить мне об этом до 16 лет. Это здорово выбило меня из колеи, и я не мог смириться со своим статусом «ребёнка из пробирки» почти до окончания колледжа. Несколько лет я очень злился на папу, который, на самом деле, меня очень любит и был все это время прекрасным отцом.
Марк, 26 лет

— Меня беспокоило лишь то, что моя мама все это время упоминала моего биологического отца исключительно как донора, а не как человека. Не думаю, что она вела себя так осознанно, но в результате у меня сложилось чувство, что я какая-то ненастоящая, из-за чего я частенько впадала в депрессию, когда была подростком.
Кристина, 24 года

— Большинство людей считает, что все доноры сдают сперму анонимно. На самом деле, вы можете не скрывать своего имени, если пожелаете. Мой биологический отец не скрывал. Я не знал об этом, пока не решился разыскать его, и я рад, что сделал это. Я специально ждал, пока у меня появится своя семья – я не хотел, чтобы встреча с ним сильно подкосила меня эмоционально. Он оказался отличным парнем. Сначала мои родители были взволнованны, узнав, что я решил с ним встретиться, но сейчас все в порядке – у меня просто стало больше родственников. Встреча с ним помогла мне понять о себе то, что я никак не мог понять раньше.
Майкл, 40 лет

— Это может показаться немного странным, но я никогда не хотел познакомиться с моим биологическим отцом лично. Может, я просто боюсь, что окажется, что его когда-то отчислили из университета, и сейчас он просто сдает сперму время от времени, чтобы заработать на пиццу и пиво.
Джим, 31 год

— Мама призналась в том, что моим биологическим отцом является донор спермы лишь год назад, когда папа (человек, которого я всегда им считала) умер от сердечного приступа. Я тогда очень разозлилась и с тех пор я с ней не разговариваю. Однажды мы с ней, конечно, поговорим, но я пока не готова.
Дарья, 29 лет


©