Сегодня утром была свидетелем такой сцены возле школы.

В связи с коронавирусом и вот этим всем уроки в школе начинаются у всех параллелей в разное время. Например, в 8.15 начинается первый урок у 1 класса, а в 8.30 — у 2-го. Соответственно, с 8.00 до 8.15 в школу пускают только первоклассников, с 8.15 начинают пускать второклассников. На входе специальная сотрудница школы измеряет температуру — и дети проскакивают внутрь. Она же отфильтровывает первоклассников от второклассников.

Обычно измерение температуры происходило внутри школы, на лестнице. Но вот сменилась встречающая женщина, и ей почему-то хотелось стоять перед дверью в школу (речь идёт о двери запасного входа, поскольку разные классы входят в школу с разных сторон в связи всё с теми же опасностями).

А в Москве мороз!

Первый снеговик этой зимы. Фото автора.

Первый снеговик этой зимы. Фото автора.

Если в Сибири -20 утром зимой — это штатная ситуация. То в столице такой «минус» — это почти что ЧП, а с местной влажностью и ветром это действительно чертовски холодно.

И вот сегодня утром подбегаем с сыном ко входу в школу. Перед дверью стоит женщина с термометром, рядом человек 8 второклашек, которые пришли раньше, но которых ещё не пускают, и чуть поодаль стайка родителей. Причём, родителей первоклассников.

И эти родители ведут диалог со встречающей сотрудницей школы. Ну, как диалог: они ей слово, она в ответ молчит, они целую тираду, а она молчит, словно их вообще нет.

«Пустите детей в школу, — просят родители, — холодно ведь».

Женщина с термометром молчит.

«Детей пустите в школу, вы что, не видите, что они замёрзли?!» — возмущаются родители.

Женщина с термометром безмолвствует.

«Женщина, вы глухая?»

Молчит.

«Скажите, как вас зовут?» — подступили две особо бойкие мамы.

Та молчит и смотрит прямо-таки сквозь них. Выглядит это уже даже несколько сюрреалистично.

«Представьтесь, пожалуйста!!!» — воскликнули сразу несколько человек.

Но молчание было им ответом.

И эту странную одностороннюю перепалку испуганно наблюдают подмерзающие второклассники.

В этот момент я убежала на работу, но потом написала одной из тех женщин, которая была среди возмущающихся, это мама из нашего класса. Она мне рассказала, что пишет жалобу на имя завуча, и что инструкции инструкциями, но на улице холодища, и детей можно принимать и «отстаивать» внутри школы, а не снаружи.

С одной стороны, я понимаю сотрудницу школы (я не знаю, учитель она или нет). Пустишь второклассников раньше — настучат по шапке, у неё своё начальство, инструкции. А родители — ну, что родители, всех не переслушаешь. К тому же, если кто из детей заразится, эти же родители будут возмущаться, что дети из разных параллелей всё-таки недостаточно «разведены».

С другой стороны, как можно не пустить стоящих на морозе детей в здание? И руководству потом с чувством собственной правоты сказать — дети мёрзли, я пустила. Эти же люди работают с детьми и, по идее, должны быть на стороне детей. Тем более, маленьких.

Заснеженный холодный Томск. Фото автора.

Заснеженный холодный Томск. Фото автора.

В этом смысле всегда меня не то чтобы возмущают, а вызывают острое непонимание регулярные новости о том, что где-нибудь в Сибири в -40 градусов кондуктор или водитель автобуса выставили из ребёнка без денег из маршрутки. Бывает ещё, что не хватило школьнику 5-10 рублей на билет — выходи! Удивляет, что женщины — матери так себя ведут. Что другие женщины, едущие в этом же автобусе, не вступаются, не платят за ребёнка, позволяют высадить его за борт, где ноги и нос обмораживаются в два счёта. Бабоньки, хочется встряхнуть их, как же так?!

Представьте, что это ваш ребёнок остаётся один на морозе.

Если нет детей, вспомните себя в детстве на остановке, когда пальцев на ногах уже не чувствуешь, а автобус так и не едет.

Ну?! Разве это не ужасное чувство не только холода, но и беспомощности?! Если не ради этого нарушать инструкции, то ради чего ещё?

©