Анастасия, наша постоянная читательница из Сочи, уверена, что ее воспитали мудрые родители. Она считает, что мудрость их — в нежелании ставить глупые запреты для дочери. То, что разрешали Анастасии, запрещали ее подруге Лиле, и это вылилось в неприятные последствия. О них подписчица рассказала нам в своем письме.

Есть у меня близкая подруга Лиля, мы дружим со времен детского сада. У нас много общего, но при этом мы слишком разные. Разница хотя бы в том, что Лиля выросла скрытной и закомплексованной, а я себя такой не считаю. Уверена, на становление ее личности сильно повлияли родительские запреты, которые я всегда считала глупыми. Хочу рассказать о них.

Лиле запрещали присваивать все только себе

Думаю, всем нам с детства внушают, как важно быть щедрым и великодушным человеком. Соглашусь, что умение делиться — прекрасная черта характера, но она не должна доставлять ребенку дискомфорт.

Не могу припомнить, чтобы родители заставляли меня делиться с кем-то вкусностями или игрушками. Но у родителей Лили это было железное правило: играешь сама — дай другим, если те попросят, ешь сама — угости всех.

Сейчас ей почти 30, и она до сих пор не умеет говорить «нет» тем, кто просит ее о чем-то. Скажу больше: Лиля сама готова отдавать людям последнее, испытывая при этом жуткий дискомфорт.

Совсем недавно случилась ситуация, которая показалась мне и смешной, и глупой одновременно. Подруга заняла мне деньги на платье, а потом оказалось, что это были ее последние 500 рублей до зарплаты. Когда я поняла это, удивилась: «И зачем ты отдала мне деньги, если сама осталась без копейки?». Ее ответ сразил меня наповал: «Ну ты же попросила, значит тебе нужно». Деньги я тут же вернула — платье подождет пару дней, но поступок подруги меня удивил.

Я не жадина, но никогда не отдам последнее, если это нужно мне самой. Думаю, надо сказать «спасибо» маме с папой за то, что они не приучали меня к этому с самого детства.

Испачканная одежда оборачивалась для Лили скандалом

«Ну ты же девочка, будь аккуратней!»: к счастью, мои родители никогда не произносили эту фразу. Они не запрещали пачкаться и портить одежду, и мне кажется, это разумно. Когда ребенок погружен в игру, увлечен чем-то интересным, он совершенно не задумывается о своем внешнем виде. Поставить пятно ничего не стоит, да и Бог с ним — такая проблема решается одной стиркой.

Но мне всегда казалось, что для тети Светы (мамы Лили) нет ничего важнее, чем опрятный внешний вид ее дочери. Она то и дело отвлекала ребенка от игр, чтобы поправить одежду, вытереть лицо или заплести косичку потуже. Мать приучала Лилю постоянно следить за своим внешним видом. Любое пятно на платье оборачивалось криками и упреками, мол, вон какая грязнуля растет!

К чему это привело? К тому, что Лиля стала патологической аккуратисткой. Сейчас мне кажется, что любая лишняя складочка на рубашке способна довести ее до стресса, а про случайно пролитый кофе я вообще молчу. Она целый день может горевать из-за небрежно поставленного пятнышка где-нибудь в незаметном месте. Я же, если и испачкаюсь, делаю вид, что ничего не случилось. А, собственно говоря, проблемы никакой и нет: ну испачкалась, с кем не бывает?

Нельзя оставлять еду на тарелке

Помню, до определенного времени Лиля была очень худой, и ее мама старалась это исправить. Метод тети Светы заключался в том, чтобы заставить дочь съесть все, что она подаст к столу. Ни слезы, ни уговоры не помогали Лиле уйти, пока тарелка не окажется пустой.

Результат такого подхода все стали замечать, когда Лиле стукнуло 14 лет. Она начала полнеть. Мама радовалась, а вот подруга расстраивалась. Во-первых, ей хотелось быть стройной, как все девочки в классе. Во-вторых, наши одноклассники начинали посмеиваться над ней из-за лишнего веса.

Со временем Лиля кое-как научилась держать себя в форме, но своим телом она недовольна. Только дай слабину — жир быстро накапливается. А слабину дать ой как легко! За годы маминого воспитания подруга научилась есть больше, чем хочется и даже тогда, когда аппетита совсем нет. В общем, чувство меры у нее притупилось.

Смотрю на Лилю и понимаю, насколько мудрой была моя мама, когда не запрещала мне оставлять еду в тарелке. Я могла вообще не притронуться к обеду — мое желание остаться голодной всегда учитывалось.

Все «взрослые» штучки были для подруги под запретом

В подростковом возрасте почти каждый хочет приобщиться к миру взрослых. Все делают это по-разному. Мы с Лилей решили преобразиться — покрасить волосы в яркие цвета.

Несложно догадаться, что желание Лили было услышано, но так и не реализовано. Мать прямо заявила: «Что-то сделаешь с волосами — домой не пущу, поедешь жить к бабушке». Лиля поверила, и оставила свой цвет.

Я же, когда заявила маме, что хочу покрасить волосы в красный, услышала громкий смех: «А нос ты себе проколоть не хочешь?», — спросила она. О пирсинге я не думала, а волосы, как у Ариэль тогда были пределом моих мечтаний. «Ну хочешь — давай преобразим тебя. Только учти: если результат не понравится, придется долго ждать, пока волосы отрастут», — согласилась мама. В общем, отвела она меня в салон, где исполнили мое желание. Я тогда была несказанно счастлива, чего нельзя сказать о моей подруге.

Что-то мне подсказывает, что после того случая Лиля терпеть не может свой природный цвет волос (он у нее таким и остался, между прочим). Она до сих пор мечтает изменить прическу, но все никак не решается ни на стрижку, ни на окрашивание.

Лиле запрещали иметь секреты от родителей

Юность Лили походила на шпионский роман. Ей приходилось использовать самые разные уловки, чтобы скрыть от мамы с папой личную жизнь. Они были одержимы тем, чтобы знать о каждом шаге дочери — доходило даже до чтения переписки в социальных сетях.

Мне кажется, постоянное недоверие и попытки поймать дочь на чем-то запретном — это нездоровый подход к воспитанию. Я до сих пор ужасаюсь такому поведению, ведь моя мать никогда бы не опустилась до такого. В конце концов, она не лезла в мою жизнь с нравоучениями, и я сама старалась поделиться с ней всем, что происходило. Мама и советы давала, и говорила, где я откровенно глупила.

Замечаю, что в отношениях Лили и тети Светы доверие так и не появилось. И я понимаю, что виной всему нездоровое желание матери знать все и даже больше о дочери.

Я благодарна своим родителям за то, что они давали мне возможность быть собой. Лишь недавно я поняла, насколько сильно они уважали мои личные границы. Считаю, что маме с папой удалось вырастить меня открытым, смелым и уверенным человеком. Сказать то же самое о своей подруге я, к сожалению, не могу.

Если мама желает ребенку счастья: 5 вещей, которые нельзя запрещать

©

Прочитайте также это:


Сохранить и поделиться: