Если можете – помогите! Дети живут без мамы, потому что так захотели чиновникиФОТО: AMIR BAJRIC / SHUTTERSTOCK.COM

Четверо детей из сиротского учреждения Крыма вышли на связь с журналистами Первого русского телеканала Царьград. Пять лет назад на многодетную семью обрушилась беда – сгорел дом, детей забрали в приют. С тех пор все они живут в постоянном кошмаре. Дети оторваны от мамы, которую не видели уже два года. А мать даже не сразу смогла узнать, куда отправили детей «добрые ювенальщики».

Беда случилась в декабре 2016 года. Ночью в одном из сёл Белогорского района в Крыму огонь уничтожил дом – единственное жилье многодетной семьи. В это время двое старших детей находились в санатории, а мать с двумя младшими пошла в гости к соседям. По счастливой случайности во время пожара никто не пострадал. Но не успели спасатели потушить огонь, как в село нагрянула опека.

Они приехали и забрали. Мы были у соседей тогда. Они приехали и забрали, это было поздно ночью, около половины 12-го. Они взяли спящих детей прямо из кровати,

– рассказывает 40-летняя Галина Байрамова.

Младших детей изъяли, не сказав даже, куда их везут. Старшие поначалу ещё находились в санатории. Но и до них дотянулись «добрые» руки: «ювенальщики» отправили ребят в приёмную семью в соседний район, туда же попали и двое младших. Женщина обивала пороги органов опеки, пытаясь узнать, где находятся дети. Но в ответ слышала только: «Забудь, какая теперь тебе разница, детей забрали, а тебя лишат родительских прав».

Так и случилось через несколько месяцев, весной 2017 года. Мать объявили алкоголичкой – именно такая формулировка есть в решении суда. Причём в документах нет ни экспертизы, ни показаний свидетелей, которые бы подтверждали – да, пьёт. Умозаключения сотрудников опеки подаются как факт. Но и это не самое удивительное в деле Байрамовых: повестки в суд Галина не получала. Чиновники всё провернули у неё за спиной, настолько красиво – не подкопаться.

Очень удобно у них получилось. На суд не вызовешь – дом же сгорел, адреса нет, а повестки посылаются, судебный порядок не нарушен. Естественно, а куда их получать? И до этого ли ей? До суда? Это идеальный случай для отчуждения детей от  матери. Её быстренько заочно лишили родительских прав,

– говорит руководитель Центра по защите традиционных ценностей «Иван-Чай» Элина Жгутова.

После этого сотрудники органов опеки отказывались просто сообщить Галине Байрамовой, где находятся её дети. Женщина самостоятельно искала их целый год.

Старший мальчик, четырнадцатилетний Паша, обратился в «Первый русский»: «Я бы не очень хотел находиться в этом месте. Если можете, то прошу вас – помогите! Мы хотим домой, к маме». Сейчас Паша вместе с сестрой и двумя старшими братьями находится в детдоме. Не самое хорошее место, но всё-таки лучше, чем в опекунской семье. Вернуться к маме дети тоже не могут. Соцслужбы её просто затравили, они требуют – «построй дом, а там решим, возвращать или нет».

Они не хотят нас возвращать, им вообще всё побоку. У них таких же детей, как мы, в Симферопольском районе – большое количество. Им до фонаря,

– говорит Паша Лотошинский, сын Галины Байрамовой.

https://vk.com/video-75679763_456265719

Пока мать обивала пороги приютов, оказалось, что детей уже определили в приёмную семью, у которой «и дом красивый, и вообще хорошо им там будет». Но вскоре, когда дети сбежали от профродителей, вскрылись страшные факты. Один из сыновей Галины рассказал о жестоких наказаниях, которые практиковались в семье опекунов: за провинности, даже за плохие оценки их могли привязать скотчем к дереву, а то и избить.

Дети несколько раз устраивали побеги из приёмной семьи, но их всегда возвращали обратно, а проверки, которые проводили по их жалобам соцслужбы, ничем не заканчивались. И только после того как старший мальчик смог сделать аудиозапись, на которой слышно, как их «воспитывали» опекуны, в дело вмешалась полиция, и ребят забрали из приёмной семьи в детский дом.

В распоряжении «Первого русского» есть кадры, как детей прямо из школы забирают и вновь увозят в детдом. Так выглядит «сиротский трансфер», в котором детей, словно чемоданы, распихивают по камерам хранения. Даже после произошедшего чиновники не спешат вернуть их матери. Опека не видит результата – Галина дом не построила, да и долг по алиментам не гасит. Вот что говорит об этом начальник отдела опеки Симферопольского района Тарас Луценко:

Они в телефонном режиме поддерживают детско-родительские отношения. Это ж не говорит о том, что она выполняет обязанности. Алиментные обязательства она не погасила. А если вы помните, основание для лишения – это в том числе и задолженность по алиментам.

Только вот Тарасу Луценко мы бы посоветовали прокачать знания. Алиментные обязательства наступают после процедуры лишения родительских прав. Учиться и ещё раз учиться. Хотя бы человечности по отношению к детям. 

Пожар забрал у них дом, но детей забрали вы, чиновники, которые и пальцем не шевелят, чтобы помочь. Общественники на днях открыли сбор средств на покупку небольшого дома для семьи Байрамовых. Равнодушно смотреть на эти кадры, как дети жмутся друг к другу и просятся к маме, – нет сил.

©