Греф сделал заявление об образовании: Переводим с цифрового на русский

Фото: Андрей Любимов / АГН «Москва»

Гайдаровский форум – 2021 был весьма показателен в плане выступлений разного рода экспертов и «випов» от российской политики и экономики. И особенно резонансным оказалось выступление главы Сбера Германа Грефа, который модерировал, а на самом деле практически солировал на площадке «Будущее образование в России».

Автор:
Александр Чаусов

Сейчас между Центробанком и Сбером идёт некая подковёрная схватка за смыслы и стратегии развития российской цифровой экономики. ЦБ при этом идёт по строго экономическим рельсам, анонсируя на том же форуме некий «цифровой рубль», о чём авторы Царьграда уже писали более подробно. А что касается Германа Грефа и его Сбера, то эта финансовая корпорация уже давно выбрала стратегию активной разработки «непрофильных активов». Это и такси, и кинотеатры, и музыка, и, что самое печальное, школа. То есть система образования.

Греф научит

На первый взгляд, такие инициативы главы Сбера выглядят очень странно. Казалось бы, где банковская система и где школа? Однако в целом господин Греф действует в канве последних глобальных трендов, которые смахивают на антиутопию. Фактически сейчас Герман Оскарович активно продвигает образовательную систему, которая будет готовить не просто идеального потребителя, а идеального банковского клиента.

И по большому счёту именно этому и была посвящена почти часовая панельная дискуссия про образование, которую вёл Греф на Гайдаровском форуме. Что характерно, из шести гостей дискуссии трое были учениками и студентами. То есть и здесь Герман Оскарович так подобрал аудиторию, чтобы на её фоне казаться «мудрым цифровым гуру».

Начал глава Сбера, впрочем, с очевидных вещей. С того, что,

по последнему опросу ФОМ, среди родителей только 15% довольны качеством российского школьного образования, 44% опрошенных считают, что среднее образование в нашей стране – именно среднее, и 28% определяют нынешнее школьное образование как плохое.

Далее Герман Греф привёл данные ВЦИОМ, согласно которым «51% опрошенных считают, что за последние 10 лет школьное образование ухудшилась». «Ухудшилась», если дословно цитировать продемонстрированный Грефом слайд.

Интересно здесь то, что Герман Оскарович не пояснил, а почему же имеет место быть такое отношение к школьной системе у родителей, особенно за последние 10 лет. Этот временной промежуток крайне важен, поскольку именно 10 лет назад самым активным образом начались образовательные реформы. В сторону той самой унификации, оптимизации и цифровизации. Реформы эти что в системе средней, что в системе высшей школы уже давно стали бесконечным и самодостаточным процессом. Но курс их как был на «прогресс и инновации», так и остался. И именно от этих «прогресса и инноваций» в последние десять лет у огромного количества родителей школьников и студентов создаётся стойкое ощущение того, что в этой системе всё летит в тартарары. Что и выражается корректной формулировкой про «ухудшение работы образовательной системы» от ВЦИОМ.

https://vk.com/video-75679763_456258875

Но глава Сбера, естественно, обошёл этот тонкий момент и передал слово студенту первого курса МИФИ, который назвал себя «промежуточным продуктом образования». Есть мнение, что такая самоидентификация вполне соответствует целям образовательных реформ в России последних лет: не воспитывать человека, не помогать ему формировать базис для развитого мировоззрения, а создавать «продукт». Некую болванку конвейерного типа. 

«Слишком сложно…»

К слову, претензии студента к школе как раз и были в том, что слишком много фундаментальных предметов, которые, «конечно, важны», только не дают молодому человеку определиться с будущей профессией и дезориентируют его в рамках дальнейшего поступления на ту или иную специальность.

И ещё один вопрос Грефа был по поводу того, нужны ли вообще экзамены как форма аттестации знаний. Студент-первокурсник, не сдавший ещё ни одной сессии (как максимум одну), ответил, что «саму форму нужно менять, поскольку это стресс». Только вот любой адекватный педагог скажет, что жизнь в целом состоит из стрессов, и умение их преодолевать, которое закладывается в достаточно «тепличных» школьных условиях, – это весьма полезный навык для нормального человека.

Студент-спикер, судя по всему, сказал бы ещё больше и подробнее, только Герман Оскарович его перебил и дал слово другому участнику дискуссии. Ученику 11-го класса. С которым получился определённого рода казус. Дело в том, что Греф думал, что этот школьник сейчас учится в рамках цифровой школьной «платформы». По сути, это такой очень разветвлённый и многофункциональный электронный дневник, «чтобы каждый раз не общаться с учителем». Однако оказалось, что будущий выпускник уже не учится на этой платформе, поскольку «пошёл в несколько ином направлении». Хотя о системе «платформ» он отозвался как об эффективном методе обучения.

И здесь снова есть определённое противоречие. Первый спикер говорил о слишком «универсальном» подходе, о невозможности определиться с профилем и выбором профессии. Второй – о том, что тотальная цифровая унификация – это благо.

Но, право слово, чего ждать от детей-спикеров, которых пригласили на столь «высокое собрание» и, есть подозрение, заранее «подсказали», что именно нужно отвечать? Куда интереснее был комментарий руководителя Центра исследований современного детства (ВШЭ), Екатерины Поливановой. Она популярно объяснила, «чего не хватает современной системе образования в России».

А проблемы, по мнению этого эксперта, в «предметности» образования и его универсальности: «У нас в классе сидит рота». Суть этого выступления сводилась к неперсонализированности образования. Что сформулировал, в очередной раз перебивая спикера, и сам господин Греф.

https://vk.com/video-75679763_456257699

Но вот что интересно, реформы на тему «персонального подхода» к каждому ученику и студенту идут даже не 10, а без малого 20 лет. Всё это сейчас превращается в цифровизацию и те самые «платформы», которые тотально обезличивают любого ученика. Но, судя по всему, у Грефа «это кого надо обезличивание», и вообще не обезличивание, а такой вот хитрый персональный подход. Правда, стоит повториться, за последние 10 лет пути образовательной системы в сторону такого рода «персонализации» всё больше родителей категорически недовольны качеством образования в России.

Вторая глобальная проблема, по словам Екатерины Поливановой, заключается в «избыточном образовательном ландшафте». В переводе с «цифрового» на русский это всё та же история про то, что в школе слишком много фундаментальных дисциплин, которые «должны быть усвоены».

И здесь речь снова о проблемах, куда более глубоких, чем набор предметов в школе. Во всей этой риторике про «избыточность» кроется очень простой вопрос: школа – это место, где формируются компетенции и опции у «промежуточного продукта образования» или закладываются основы мировоззрения полноценного человека? И, кажется, «цифровизаторы» из Сбера и ВШЭ на этот вопрос для себя однозначно ответили. Причём за нас. 

Ломать – не строить

Особенно в контексте слов Грефа про то, что «предыдущая модель образования ставила перед собой целью ликвидацию безграмотности, и эта задача уже была решена». А теперь, судя по всему, нужно переходить к решению «новых задач». С точки зрения истории педагогики эти слова не выдерживают никакой критики. Но это Бог с ним, тут интересно то, что слайды, продемонстрированные Германом Грефом, да и описание самой панельной дискуссии на сайте Гайдаровского форума изначально были с грамматическими ошибками.

То есть, судя по всему, переход к «новым задачам» в течение образовательных реформ последних лет обнажил проблему «ликвидации безграмотности». Но кто будет решать эту проблему, если система образования переходит на новые методологические рельсы, ни Греф, ни эксперты в рамках дискуссии не ответили.

В общем-то, далее вся эта панельная дискуссия как раз и была про «персонализацию», выработку «когнитивных навыков» и прочие вечные песни инноваторов и реформаторов высшей и средней школы. Про то, что школа не столько должна давать знания, сколько «учить думать». Последнее утверждение, кстати, это ещё одна большая ложь: невозможно научить думать человека, если не давать ему пищи для ума. А эта самая «пища» и есть тот самый «избыточный образовательный ландшафт», на который сетовали эксперты.

И в целом «цифровое обучение» во всей этой истории с Грефом на Гайдаровском форуме – это только удобное средство для ускорения процессов слома самой сути российской образовательной системы. Её и так ломают – ах, простите, конечно же, реформируют – уже много лет. Но система была заложена крепко, что называется, на века, а потому крайне неохотно поддаётся слому даже спустя много лет реформ. Однако сейчас цифровые технологии могут стать не средством для удобства в образовательных процессах, а тем рычагом, который окончательно перевернёт и школьную, и вузовскую систему в самой своей сути. И от этого, право слово, тревожно.

©