В поисках сокровищ

Мы все рождаемся с боязнью трудностей, это нормальная ситуация. И если вы задумаетесь, то поймете, что для выживания это тоже нормально − бояться трудностей. Вопрос в том, чтобы видеть за драконом сокровища, чтобы то, что за трудностями, было более привлекательно, чем боязнь трудностей.

И вот то, что за трудностями, выращивается постепенно, в процессе становления, в процессе свободных игр, в зависимости от того, насколько ваши дети свободны ничего не делать, но при этом не нуждаются в каких-то внешних стимулах.

Иногда, чтобы немного помочь, нужно что-то запретить.

Иногда, чтобы помочь ребенку, нужно что-то запретить! Сегодня я говорю своему младшему ребенку (ему 11 лет): «На сегодня все, хватит экранов». А для него, как и для всех детей, айпэд – член семьи и близкий друг. И я говорю: «Все, стоп, хватит». Раньше, когда ему было лет семь, он начинал канючить: «Ну включи компьютер, включи мультик». Сейчас он уже быстро находит себе развлечение. Я говорю: «Нет, хватит, и не ной». «Я буду ныть, − отвечает он, − ты знаешь, что сделать, чтобы я перестал ныть». Я говорю: «Да, я очень хорошо понимаю, почему тебе это хочется смотреть, но нет, все, на сегодня больше не будет».

И когда до него это доходит, он вдруг замирает, 15 минут его не слышно, и потом прохожу мимо его комнаты, а там уже полярные медведи летят в космос, какие-то солдаты устраивают экспедиции и забирают кого-то в плен, он много у меня играл с разными пластмассовыми фигурками.

Еще я хочу сказать, что у каждого ребенка есть свои способы игры, которые совершенно непохожи на игры других детей. Вот у меня четверо детей, и у каждого из них были свои игры. Дочка, например, совершенно не любила играть в куклы, она любила сделать кухню, готовить еду, медведей в колясках возила, а с куклами она играла только с подружками. Были у нас куклы, которых я покупала фактически себе, потому что они были очень милые, но она в них не играла. Но она много играла с движениями и сейчас занимается танцами и вообще очень хорошо телесно ориентирована.

А младший сын − единственный из детей играл пластмассовыми и резиновыми фигурками. Зато совсем не играл в Лего, а старшие, им сейчас 18 и 17 лет, в свое время играли. Но старший, Антон, играл в жизненные ситуации в Лего-сити, любил строить город, мусорки, самолеты, полицейские участки, это были его любимые наборы. Мог неделю строить дом со всеми подробностями − ванны, кухни, умывальники, конюшня, гараж, машины. А второй сын, средний, любил звездные войны, что-то фантазийное, он в это больше играл, но дороги прокладывать или дома строить – никогда.
Иногда, чтобы помочь ребенку, нужно что-то запретить!

Поэтому я советую наблюдать за своими детьми и давать им возможность в чем-то раскрываться. Потому что услышать себя на самом деле очень сложно. Никто не рождается с пониманием себя, любой гул и шум снаружи закатывает это понимание себя и собственное «Я» в асфальт. Надо очень нежно относиться к этим росткам самостоятельности, к поиску самого себя. Самое лучшее, что вы можете сделать, – обеспечить пространство, где ребенок может свободно, без внешнего гула, себя исследовать.

Автор: Ольга Писарик

 

 

©