Текст: Андрей Васянин
Российская газета — Неделя № 103(7861)
 
 
 
Оля никогда не рассказывала, что происходит у нее в «ВКонтакте», и вдруг подходит с круглыми от ужаса глазами. Подружке Светлане, у которой появился мальчик, на страницу начали заходить гости с незнакомыми «никами», писать, какая она страшная и толстая, что они расскажут Андрюхе, какие у нее были в детстве прыщи, какая она тупая, а учится хорошо только потому, что ее мама дружит с директором. Света, по словам Ольги, плачет, не может говорить по телефону…
Соцсеть для подростка - это статус: он стал старше, он там, где много сверстников и даже взрослых. Фото: Viewapart / iStock
Соцсеть для подростка — это статус: он стал старше, он там, где много сверстников и даже взрослых. Фото: Viewapart / iStock

— Типичный случай кибербуллинга, травля в онлайне, — говорит глава Фонда Развития Интернет, профессор МГУ Галина Солдатова. — Каждый второй ребенок в Рунете — в группе риска.

Флэйминг, секстинг, киберсталкинг

Галина Солдатова: Соцсеть для подростка — это статус, он стал старше, он там, где много сверстников и даже взрослых. Многие завышают возраст, чтоб попасть в соцсеть, там всюду — возрастные ограничения. Дети тут общаются, играют, примеряют разные роли, фантазируют и бравируют взрослостью, гордо оставляют личные данные: имя, фамилию, телефон, фото…

Добавляют новых друзей…

Галина Солдатова: По нашим данным, половина школьников добавляют людей, с которыми не встречались, и если у тебя 300 друзей, то 150 из них — незнакомцы. А чем их больше — тем выше риски кибербуллинга, сексуальных домогательств. За незнакомым «ником» может скрываться кто угодно — может, в будущем, друг на всю жизнь, а возможно, педофил, мошенник, завистливый одноклассник. На линию помощи «Дети онлайн» при фонде звонят десятки родителей и детей: кто-то в сети отвесил девочке пару комплиментов, втерся в доверие, она ему отправляет свои фото и видео, пошел шантаж.

«Я их сейчас разошлю всей школе, если ты не…»

Галина Солдатова: Жертвами травли в сети может стать кто угодно, но часто кибербуллинг приходит из реальной жизни, из школьной среды, и причиной может стать любая «инаковость» — ребенок может быть слишком полным, либо слишком худым, успешным или, наоборот, неудачником, заикой или представителем группы этнического меньшинства… Это даже трудно назвать причинами — для травли достаточно поводов.

На защиту

Ну вот на вашу «прямую линию» позвонил ребенок. Ваш первый совет?

Галина Солдатова: Советы в телефонном разговоре мы даем очень аккуратно, сложные случаи переводим в чат. Но всегда предлагаем поделиться с родителями.

А почему те не знают о его проблемах? И сами не звонят?

Галина Солдатова: Не все взрослые воспринимают это серьезно: у детей нет фингалов и порванных тетрадок, а тревожность можно списать на трудный возраст. Поэтому дети неохотно делятся с ними своими проблемами: они не верят, что родители тут им помогут. Более того, они боятся наказания за то, что выложили фотографии, за то, что отвечали на оскорбления…

И как тут родителям себя вести?

Галина Солдатова: Дать понять, что они на 100% вместе с ребенком, что они чувствуют то же, что и он, и, прав он или неправ, они всегда ему помогут. Не говорить, что бывает хуже: сейчас для ребенка ничего страшнее происшедшего нет, он попал в чужие грязные руки. Это интернет, тут достаточно пошевелить пальцем, чтобы снимки увидело огромное количество людей. На этой почве и самоубийства случались.

Но ведь его предупреждали, чтоб не постил фото, не рассказывал о себе…

Галина Солдатова: Во-первых, могли и не предупреждать. А во-вторых, «наезжать» на человека в этот момент нельзя ни в коем случае! Дайте ему выговориться, а потом действуйте. Разберитесь с настройками сети и — за помощью: к школьному руководству, в полицию, к родителям обидчиков — авторов «наездов» часто несложно вычислить.

Советы

Что делать, если ребенок стал жертвой кибербуллинга

1. Сообщить администрации соцсети. Поддерживать спокойную атмосферу — это в интересах сети, там быстро реагируют на такие жалобы.

2. Собрать доказательства травли. Оперативно копируйте смс, делайте скриншоты диалогов, «фотожаб» — это доказательства и для школы, и для полиции. Нотариусы заверят скриншоты, на их основании можно запустить судебный процесс.

3. Заблокировать обидчика. Удалите его из друзей, внесите в черный список. Даже если он общался с ребенком только в одной соцсети, заблокируйте его и в других.

4. Изменить настройки приватности. Убедитесь, что ваш профиль виден только друзьям.

5. Проверить список друзей. Удалите тех, кого не знает ребенок. Укажите, чтоб не добавлял незнакомцев.

Галина Солдатова: Дети часто сомневаются, что родители могут им помочь в интернете.

«Что нового в «ВКонтакте»?»

А что говорит статистика о цифровой компетентности родителей?

Галина Солдатова: С этим пока плохо. В 2013 г. фонд проводил исследование цифровой компетентности — и тогда родительский уровень уступал детскому 3 пункта. В 2019-м разрыв вырос до 10 пунктов. Но зато у родителей младшеклассников цифровая грамотность резко выше, они сами позавчера были подростками. Понимая, что от соцсетей никуда не деться, часто сами заводят ребенку аккаунты.

И лучше, если отец будет «другом» с самого начала. Детская «лента» в этом случае всегда «чище», и в ней нет незнакомцев. Именно такие родители ставят программы, мониторящие детские аккаунты, отслеживающие поисковые запросы детей, фильтрующие контент. Время изменилось. Теперь вторым по частоте вопросом к школьнику, после «как там в школе», должен стать «что нового в «ВКонтакте?» «А что он сказал?» «А ты что ответил?»

Конкретно

Виды онлайн-агрессии

Фото: iStock

Хейтинг — жесткая критика без реальных оснований.

Флэйминг — публичные оскорбления в чатах и в соцсетях.

Троллинг — распространение негатива, осознанное издевательство.

Аутинг — публикация личной информации без согласия человека с целью унизить.

Секстинг — рассылки, публикация фото- и видеоматериалов с обнаженными людьми.

Киберсталкинг — преследования через повторяющиеся угрожающие сообщения.

Комментарий

Успеть за полчаса

Денис Давыдов, директор Лиги безопасного интернета:

— Я детям на ноутбук поставил программу Screen Time, и теперь они в интернете по 30 минут в день. За это время можно узнать уроки в электронном дневнике, посмотреть видео, как что-то смастерить к школе, немного пообщаться. Если начать чатиться, можно не успеть узнать, что тебе задали. Человек к онлайн-времени начинает относиться ответственно, рационально, учится выбирать информацию, критически ее оценивать. «Цифровые мускулы» он еще нарастит. А пока — живи реальной жизнью, играй, гуляй, общайся и не жги время в соцсетях.

Инфографика «РГ» / Леонид Кулешов / Андрей Васянин
 

©