Однажды одна мама рассказала мне историю.

Такие истории случаются каждый день, в них нет ничего примечательного. И в то же время, именно на них стоит обращать свое внимание, потому что именно в маленьких бытовых историях родители нарушают границы своих детей, а дети пытаются свои границы отстоять.

У мамы трое детей, и один из них — мальчик 6-ти лет.

Мама пригласила домой парикмахера, чтобы та подстригла детей. Женщины знакомы друг с другом, и по-приятельски общаются (это немаловажная деталь!).

Женщина-парикмахер забыла принести бумажный воротничок. И мальчик, которого она стригла, почувствовал, как колются волосы. Он выражал свое недовольство, но его просили потерпеть. Мальчик, сколько мог, терпел. Но, в конце концов, не выдержал, вскочил с кресла, и закрылся в туалете.

Что бы вы почувствовали на месте мамы? Что, как вам кажется, чувствует ее приятельница, подрядившаяся подстричь волосы?

Думаю, они чувствуют неловкость, растерянность, и стыд, каждая за свое.

Мать — за «неподобающее поведение ребенка», за то, что «задерживает человека».

Мастер — за свою забывчивость, и создавшуюся из-за этого неловкость.

Обе они «проскакивают» свои чувства, не замечая их, и не обозначая их. А значит, они не ищут решения проблемы, которую сами же и создали.

Но ведь кто-то должен ответить за возникшую ситуацию?

Ответственным «назначается» ребенок. Женщины начинают злиться на мальчика. Это он во всем виноват. Не дает работать, не дает почувствовать себя «хорошей» матерью, у которой дети слушаются и «все понимают».

Мать начинает обесценивать чувства ребенка: «Ну что ты придумал, ничего страшного».

Ее знакомая вторит, что «хорошие мальчик так себя не ведут».

Обе они добиваются того, что ревущий мальчик выходит из своего укрытия и терпит процедуру, потому что не хочет чувствовать себя «плохим».

Что было бы, признай женщины свои переживания? Что произошло бы, если бы они согласились, что колкие волосы 6-летнему ребенку терпеть неудобно, и согласились бы с правом переживать неудобство? Согласились бы с его правом на границы?

Думаю, достаточно было бы просто признать это вслух: «Я вижу, что тебе неудобно, (и это нормально). Хочешь, я дам тебе свой платок?».

Простая вроде фраза, а наполнена она глубочайшим смыслом.

Взрослые признают права ребенка на то, чтобы чувствовать, и взрослые ищут решение. Потому что они — взрослые, а не ребенок.

 

В каждом маленьком бытовом эпизоде разворачивается весь масштаб бытия, до самой глубины. В каждом маленьком эпизоде мы такие, какие мы есть. Взрослые, или маленькие, устойчивые и «дырявые».

Однако дети имеют право быть детьми просто по возрасту, а взрослые уже не могут быть детьми.

Для родителей каждый такой эпизод — это повод отследить, где они еще не взрослые, и воспользоваться шансом, чтобы повзрослеть.

Художник Елена Маркова

©