Самая популярная жалоба современных родителей: «Мой ребенок ничего не хочет!». И одно дело, если он сутками лежит и смотрит в стенку. Здесь, вероятно, речь идет о депрессии — срочно к психологу и к психиатру. Но что, если ребенок просто не соглашается на предложения родителей, просто не действует, согласно их желаниям, просто не учит уроки, не убирает игрушки и т.п.? Психолог и многодетная мать Катерина Демина знает, как быть, если ребенок ничего не хочет.


Катерина Демина — детский и семейный психолог-консультант, специалист по усыновлению, многодетная мать.

Стаж — более 30 лет. Практикующий психолог с 2002 года.

Автор книг, публикаций, тренингов и вебинаров по детской психологии.

Автор «Блога практикующего психолога» и вебинара «Первоклашка».


Не хочет убирать игрушки

Ребенок не убрал со стола, не сложил на ночь игрушки в коробки, не выучил уроки — это не про отсутствие его желаний, а про то, чьи в лесу шишки. У родителей часто в голове живет идея, что сын или дочь должны добровольно хотеть то, что нужно им. В данном случае — убирать игрушки.

У меня плохая новость — таких детей не существует в природе. Нормальный малыш 4-5 лет, у которого все хорошо, играет непрерывно. У ребенка, который не тревожится, чьи родители в порядке (мама не в депрессии, а папа не приходит пьяный и не орет, что сейчас все выбросит в окно), нет ни одного повода убирать свои игрушки. Задайте себе вопрос: «Зачем ему это делать?!». А дальше честно ответьте на него.

Вы хотите безопасно заходить в детскую ночью, не боясь наступить на детали конструктора? Не заходите, не мешайте детям спать.

Ваши приходы в детскую — необходимость, например, потому что ребенок приболел? Заведите коврик с веревочкой для конструктора. Или совковую лопату, чтобы расчистить дорожку от деталей.

И когда этот вопрос разрешится технически, станет ясно, что ваше вчерашнее «Убери игрушки!» — история про борьбу за власть, про то, по чьим правилам живет ваша семья и кому подчиняется.

Вообще, в частных домах по всему миру спальни всегда находились на втором этаже. И было жесткое разграничение: общественная зона — внизу, а приватная — наверху. На втором этаже никто и никогда игрушки не убирал. Более того, там даже не подозревали, что полагается стелить постель. Зачем?

И сразу становится ясно, что в нашей культуре требование убирать связано с исключительной бедностью. Когда единственная комната предназначена для всех целей, дверь в нее открывается прямо с улицы, детская кровать — это диван, на котором родители сидят и смотрят телек, и у ребенка в этом доме нет ничего своего, то «немедленно уберись, потому что я так сказал» — звучит оправданно.

У вас ситуация хотя бы немножко другая? У ребенка есть своя комната с дверью (даже если она для двоих или троих детей), и ее состояние напрямую ничем не угрожает вашему благополучию? Расслабьтесь. Выключите в себе: «Убери игрушки!». Убережете огромное количество нервных клеток.

Не хочет наводить порядок

Знаете авторов, которые пишут в книгах про младенцев: «Не приучайте детей к рукам, потом с шеи не слезут»? Сегодня всем понятно, что это не работает: никто ни к чему не приучается! Потому что у ребенка есть потребность быть на руках, а когда он ее восполняет, то слезает с рук. Точно такой же блеф утверждение: «Приучите ребенка к порядку с рождения, а иначе он всю жизнь проживет с разбросанными по полу носками и бумажками». Нет, все устроено иначе. Утверждение, что ребенка можно к чему-то приучить — педагогическая иллюзия. Дети приучаются не к порядку, а к образу жизни. И каждый ребенок из этого образа жизни вычленит в качестве рабочего аспекта что-то свое. Если у вас пятеро детей, то вы увидите, что у одного из них всегда порядок, а у другого — бардак, зато он очень творческий. У третьего во имя науки развелась под кроватью живность. Четвертый считает, что порядок — это когда мусорное ведро пустое, а пятый протирает ручки всех дверей перед тем, как за них взяться. И все эти дети росли в одной семье и в одной воспитательной парадигме.

 

Можете хотя бы частично снова следовать совету «Расслабьтесь!»? Вот и следуйте!

Не хочет играть

У родителей нередко в голове поселяется идея, что дети могут играть сами по себе. С раннего возраста. Практически с рождения. Это не так.

 

Смысл игры — имитация взрослой жизни. Если мы посмотрим на всех высших животных, у кого есть психика, то увидим: им всем мама показывает, что делать, учит через игру навыкам взрослой жизни. Вот и дети homo sapiens должны откуда-то это знание получить. Кто-то должен ребенка научить играть: родители, старшие братья и сестры, детский сад или няня.

 

Я сейчас наблюдаю за одной малышкой. Ей два с половиной года: у нее «родился» медвежонок, а потом еще один. Все события жизни она перерабатывает в игре, и это нескончаемый процесс: «Одного надо кормить грудью, а другого — ложкой. А для этого им надо сварить суп. Поэтому нужно пойти в магазин. А этот мишка приболел, и надо ехать в больницу. И снова его кормить».

Маленький мальчик, который видит, что делает папа, будет бесконечно водить машину, чинить ее, строить что-то, сверлить — у него постоянно должен быть материал для переработки. Но если этого материала нет, и родители специально не занимаются с детьми, не учат его игре, а пялятся в экран — нет и причины злиться на то, что ребенок сидит в YouTube.

Нужны только гаджеты!

Ребенок хочет только гаджеты и ничего больше? Будем честными — вы, родители, научили его этому в тот момент, когда вам было нужно, чтобы он тихо себя вел. Помните? В автобусе, в самолете, в метро — раз, и достали ребенку планшет!

Многочисленными исследованиями доказано: гаджеты в руках у младших дошкольника абсолютное зло. Допустимо только 10 минут просмотра определенного мультика на родительском планшете перед сном вместе со взрослыми.

У вас не малыш, а младший школьник? В этом случае он может иметь планшет, в котором подключен интернет для детского YouTube. А у родителей должна быть выстроена близость с ребенком. Что означает «близость» в данном контексте? Перефразируя известный афоризм на современный лад, «Блогером можешь ты не быть, но уметь играть в Майнкрафт – обязан». Вы в курсе, чем живет ваш сын или дочь? Вообще и в интернете в частности? Можете ли вы поддержать с ним разговор на тему World of Tanks? Играете с ним в «Майнкрафт»? Обсуждаете стратегии? Читаете вместе комиксы на тему его интересов? Или, может, создаете сами параллельные миры — в рассказах или из пластилина? Или программируете игры на Scratch? Если всего этого нет, то у вас нет причины возмущаться, что ребенка интересуют только гаджеты. Да, его интересуют только они, потому что это самое быстродоступное развлечение. И потому что у ребенка нет рядом значимого взрослого, который разделил бы это развлечение, расширил и перевел в другую плоскость.

Не хочет читать

Шаг 1. Проверьте, умеет ли ребенок читать, понимая, что он читает. По статистике, у мальчиков процент дислексии и дисграфии раза в 3 больше, чем у девочек. Может, его «не читает» — это «не умеет читать и понимать». И это совсем другая история.

 

Шаг 2. Убедитесь, что ребенок может читать, получая удовольствие. У него на полке стоят книжки по возрасту? В начальной школе это могут быть «Цацики», «Коты-воители», современные переводные приключения. На полке в нашем детском шкафу стоят «Каролина в стране кошмаров», «Принц из облаков», «Чудаки и зануды», «О чем думает моя голова», вся современная скандинавская литература… Для мальчиков есть прекрасные книжки-энциклопедии.

 

Шаг 3. Вы увидели, что ребенок умеет читать и дали нормальную литературу? Сказать: «На, читай», — не работает. Как не работает способ «запереть в комнате без планшета и телефона». Да, если ребенку будет больше нечего делать, то, может, он начнет читать. Но может и нет.

 

Есть дети, которые, едва начав говорить, ходят за мамой: «Цитай! Цитать!», потому что им читали с рождения. Не ваш случай? Лучшее, что вы можете сделать для ребенка сегодня — постепенно приучать его к удовольствию от чтения: читать самим вслух, вместе с ним, перед сном. И все случится!

Не хочет учиться!

Эволюционная норма состоит в том, что дети хотят учиться. Это зашито настолько глубоко в их генной структуре, что не вырубишь топором. Но это желание можно отбить, если водить ребенка с трех лет на подготовку к школе по программе «Сели ровненько, ручки поднимаем, пишем палочки!». Да что с трех…Уже есть занятия с одного года: малышей сажают за маленькие парты, показывают карточки, учат поднимать руку…

 

Я занималась с мальчиком, который читает с пяти лет, участвует в программе «Самый умный» и официально имеет высокий IQ. Дошкольником он был невероятно вдохновлен познанием мира: рисовал, писал доклады, делал презентации. Но как только его отдали в гимназию для таких же умных детей, где учителя загружают и требуют, где ругают и стыдят за ошибки, где насилие и унижение — мальчик лег и сказал, что в школу ходить не будет. В состояние полного отказа от учебы он пришел за 4 месяца.

 

 

 

Как не довести до этого? Если после детского сада ребенок идет гулять, а дальше на айкидо или танцы, то он пойдет в школу с желанием узнать что-то новое.

 

Ребенок — первоклашка? Создайте ему правильную образовательную среду. В первом классе официально не должно быть домашки — в ситуации, если школьник делает ее по 3 часа, желание учиться отпадает. Нужно смотреть, насколько школа, класс и требования учителя соответствуют развитию ребенка, его возможностям и потребностям. Он хочет узнавать мир и писать сочинения? Дайте ему возможность реализоваться в этом! Помню, у меня сын примерно в первом классе сочинил непротиворечивую концепцию создания Вселенной, где присутствовал одновременно большой взрыв, инопланетяне и Господь Бог. Он защищал эту теорию на уроке, и это было потрясающе интересно всем.

 

Если первоклашку после уроков родители тащат на сто дополнительных занятий, то эффект «хочу учиться» не наступит никогда — тот, кто тратит бесконечное количество энергии на все, не может накопить ее для новых желаний. Ребенок должен гулять после школы пару часов, валять дурака, не ходить к репетиторам и на развивалки, и садиться делать школьные дела ближе к вечеру. И тогда все будет хорошо.

Не хочет ничего и никуда: в театр, на экскурсию и гулять

Зачастую ребенок не хочет выходить из дома — будь то театра или экскурсия — потому, что он сильно устал. В корне его усталости часто лежит родительская тревога, которая гонит мам и пап, заставляя их все больше загружать отпрыска в страхе что-то упустить. Родители думают, что ребенок — это пустой сосуд, который они обязаны чем-то наполнить. Но нет! Он не пустой, и не сосуд! Максимум, что мы можем для ребенка сделать — это класть рядом с ним какие-то полезные или кажущиеся нам интересными вещи и книжки. А засовывать — это насилие. И как только мы остановимся в желании наполнять нашего ребенка знаниями, умениями, впечатлениями и эмоциями, у него возникнет дефицит и он захочет. Если не в театр и не на экскурсию, то на концерт и выставку.

Подросток ничего не хочет

Мы все знаем, что подростковый возраст — это время закукливания. Возраст, когда ребенок закрывается для любых внешних воздействий и начинает продуцировать что-то свое. В этот момент родителям нужно отойти, оставить подростка в покое и дать всему накопленному усвоиться, переработаться и выразиться наружу в виде творчества. Правда, творчество может быть совершенно ужасающим и спрятанным от родителей. Помните своего ребенка, когда он в садике и в начальной школе бежал к вам: «Мама, смотри, что я сделал, как я написал, нарисовал, песню сочинил и слепил». Будьте готовы, что к подростковому возрасту у него какой-то рычажок переводится в другое положение, и вы, родитель, совершенно перестанете знать, чем сейчас он занят.

Когда ребенка в этом возрасте просят показать хоть что-нибудь, тот уклончиво говорит: «Ну, ма-а-ам!». И в этот момент маме начинает казаться, что он ничем не занят. Основная мысль, которую я слышу от родителей подростков, звучит именно так: «Он ничего не делает».

А как на самом деле? Он делает! Просто это происходит втайне, глубоко внутри! И задача родителей — быть наготове в тот момент, когда подросток захочет поговорить обо всем, причем поговорить намеками и полунамеками, которые взрослые должны разгадать. И тут важно не спугнуть, не полезть со своим активным интересом, и самое главное, не начать поддерживать.

Понимаете? Подчеркните себе двумя чертами: не начать поддерживать! Ребенок спросил про аккорды? Не надо бежать, покупать ему гитару, пианино, нанимать преподавателя и искать подходящий кружок. Спросил про танцы? Остановитесь. Никакого поиска. Хочет в лагерь? Дайте ему возможность провести всю работу самому. И не волнуйтесь! Когда ваш подросток найдет то, что ему подходит, он с вас все вытрясет. Но он должен это сделать сам. А вам, чтобы не сойти с ума в этот момент от безделья и волнения, нужно себя чем-то занять. Идите на хор, танцы, йогу или рисование. Я, например, пошла на латину и очень счастлива.

Разница между депрессией и просто «он ничего не хочет»

У родителей страх: «А вдруг у моего подростка депрессия?». Скорее всего, нет. Он просто не хочет того, что предлагаете вы. Возможно, у него субдепрессия. То, что наши предки называли хандрой. И для подростков это возрастная норма. Этого не нужно пугаться, а надо просто позволить ребенку отменить все, чтобы накопить силы: бросить музыкалку, танцевальную студию и подготовку к ОГЭ. На перестройку организма подростку требуется очень много энергии, и ее неоткуда брать, потому что источник один. И выход тоже один — оставить подростка в покое. Я часто получаю обратную связь от родителей: «Спасибо, пока вы не сказали, что так можно, а то мы бегали по потолку, а ребенок был без сил. А сейчас ему исполнилось 15 лет, и у нас снова все хорошо, и он снова хочет много и разного».

  • Время от времени вы можете спрашивать своего подростка: «Ты как?» и предлагать что-то другое, новое. Возможно, на что-то он будет соглашаться.
  • Подросток закрывается и не хочет взаимодействовать с вами, но вскакивает и бежит, когда его друзья зовут? Перекреститесь, все у вас хорошо.
  • Подросток все время лежит, уткнувшись в телефон? Если он это делает после 8 уроков и репетитора — это его право и законный отдых.

Лучшее, что вы можете сделать — оставить подростка в покое и не проявлять тревоги. Вспомните наше детство: кого волновало, чем мы занимаемся? Я очень хорошо помню, как было 30 лет назад. Мы вечером проверяли детей по головам: количество совпадает со списочным? Жизнь удалась. Если еще немножко прибыло — тоже нормально. Ни у кого просто руки не доходили до того, чтобы разузнать, чем они занимались весь день: все работали, а остальное время стояли в очередях. Детям было от этого сильно здоровей.

©