Полгода назад ко мне обратилась Лариса Баринова из Калуги . Мать троих, точнее, уже двоих детей, один из которых погиб после прививки АКДС. Поскольку сейчас следственные действия подошли к концу , мы можем опубликовать видео интервью с матерью и подробности того, как система здравоохранения последовательно убивала ее малыша. Все звенья сферы медицинских услуг, казалось бы, сработали против , не оставив ни малейшего шанса ребенку на выживание:
— врач не заметила противопоказаний для прививки
— медсестра не обследовала ребенка непосредственно до прививки
— врачи не проверили состояние после прививки
— врачи не среагировали на жалобу матери на плохое состояние ребенка после прививки
— приехавшая скорая не имела разрешения на «проблесковый маячок»
— врачи скорой приехали без носилок
— наряд скорой не смог оперативно обеспечить кислородной маской ребенка
— водитель скорой привез не к тому входу больницы, что привело к потере драгоценных минут
— врач в первой больнице решил почему-то, что ребенок неухоженный и отправил на другой конец города в другую больницу, где ребенок и умер

https://www.youtube.com/watch?time_continue=1&v=Y3LIYnFmj04

На днях Лариса обратилась ко мне снова. Вот ее письмо.

«Жгутовой Элине Юрьевне.

9 октября 2017 года у меня после прививки умер младший третий 8-месячный ребёнок Баринов Ростислав Сергеевич. Следствием было установлено, что у ребёнка имелись проблемы со здоровьем, при которых вакцинация вызвала развитие болезни . Перед вакцинацией ребёнку необходимо было обследоваться и подлечиться. Но так как перед прививками, в целях экономии денег, детей проверяют формально (на глаз), не проводят практически никаких обследований, то данные проблемы со здоровьем участковым врачом на протяжении всей жизни ребёнка не были выявлены. И ребёнок прививался участковым врачом без учёта данных особенностей со здоровьем по обычной схеме. Помимо этого следствием было установлено, что ребёнку при вызове скорой и при поступлении в больницу не было оказано практически никакой медицинской помощи и было упущено время. В результате чего он умер.

Поняв, насколько плохая у нас медицина и насколько халатное отношение медицинских работников я решила, что больше не хочу чтоб до моих детей дотрагивались любые мед работники и любые посторонние лица любым способом без моего присутствия-чтоб им не был причинён вред как младшему ребёнку. Решила в дальнейшем лечить своих детей у платных врачей, мною выбранных и в моём присутствии. Поэтому я с началом нового учебного года написала несколько заявлений в школу №45 (расположенной по адресу: Калужская область, г.Калуга, ул.Братьев Луканиных, д.4), где учится мой старший 8-летний сын Баринов Ярослав:
1) На отказ от всех прививок;
2) На отказ от любого медицинского вмешательства;
3) На отказ от любой психологической помощи ребёнку;
4) На запрос о переданных персональных данных ребёнка/семьи;
5) На отзыв согласия на обработку персональных данных, отказ от любого сбора информации о семьи, против домашних заданий, затрагивающих личную жизнь семьи;
6) На отказ от электронной карты прохода/выхода и питания;
7) Отказ от биометрии и сдачи отпечатков ладошек ребёнка;
8) Отказ от камер распознавания лиц и идентификации.

При приёме заявлений директор школы Ковалёв Антон Михайлович позвал двух женщин (они не представились). Моего несовершеннолетнего ребёнка директор строго запретил впускать со мной в свой кабинет. Они стали меня уговаривать не сдавать заявления, т.к. им не хотелось неудобств и им не хотелось на них отвечать. Они стали на меня все вмести кричать, не давали вставить слово, что-либо сказать. Я пыталась сказать, что у меня как у родителя несовершеннолетнего ребёнка в процессе учёбы тоже есть какие-то права, на что мне директор сказал, что у меня вообще нет никаких прав и и всё решает только школа. Также сказал, что все мои заявления это чушь. Я просила дать мне официальный письменный ответ на мои заявления. Поняв что я не соглашаюсь, они стали меня пугать органами опеки, сказав что сообщат туда для проверки моей семьи на предмет насилия. Я сказала, что мою семью уже проверяли в процессе следствия-претензий со стороны органов опеки к моей семье нет. Директор дал указание не принимать у меня заявления. Я пыталась их отдать. Они согласились взять без регистрации только несколько, чтоб просто почитать и ответить на словах, но не официально как я хотела. Сказали, что позвонят на следующей недели, но не позвонили. Все заявления я отправила по почте заказными письмами с уведомлениями. На следующий день я написала жалобу на счёт этого в прокуратуру, приложив копии заявлений, с просьбой разобраться: почему не были приняты все мои заявления с официальной регистрацией как положено по закону и почему администрация школы позволяет себе так обращаться с родителями учеников. Прошу у Вас помощи, помогите, пожалуйста!»

Источник

©