Предисловие

Уважаемые читатели, данная статья развеет до сих пор живущий в нашем сознании миф о том, что население Российской империи в 1917 году было якобы поголовно неграмотным, а образование царской России якобы вообще и рядом не стояло с советским образованием.

Должен констатировать, что это далеко не так, и очень неприятно сознавать, что многие уважаемые авторы и известные журналисты продолжают твердить про этот миф с маниакальным упорством.

В конце концов, кому, как не им, об этом следует отлично знать?

В этой статье я постараюсь максимально просто объяснить разницу в уровне образования того времени, указать степень грамотности населения Российской империи, а также тот уровень, которого она могла достигнуть, скажем, к 1925 году.

Александр Харалужный в своей статье на данном ресурсе в 2020 году указывал в крайне небольшой статье, что всё было плохо в царской России, что ж – блажен, кто верует.

В противоположность ему Игорь Сулимов в своей статье от 21 ноября 2012 года утверждал, что это не так, но статья его, хоть и хорошая, но малоинформативная.

Так почему же уважаемые журналисты «Военного обозрения» не читают подобного рода статьи и продолжают поддерживать миф о якобы безграмотном населении Российской империи?

Возможно, потому что это абсолютно выигрышный ход, учитывая аудиторию портала и общее непонимание вопроса.

Большинство об этом (мифе) «знают», и это спокойно ложится на их понимание прошлого. Но ложь достойна смысла, если она только во спасение.

А кого же спасают сказками популярные на данном портале журналисты?

СССР?

Так его уже давно нет!

Тогда надо признавать правду и рассказывать не только плохое о прошлом, но и хорошее, и вообще – пересмотреть множество мифов.

Это призыв к честности, а вовсе не к признанию того, что монархический строй был лучше, чем социалистический.

Но это было скорее предисловие, чем отступление.

В качестве доказательства того, что сказки про поголовную неграмотность населения царской России – это зловредный миф, я опирался на «Статистико-документальный справочник 1913 года» (РАН РФ 1995 года) и на монографию Д. Л. Сапрыкина «Образовательный потенциал Российской Империи» (М.: ИИЕТ РАН, 2009). Издана она была Российской академией наук в 2009 году.

Кроме этого, использую материалы из исторической справки Б. Л. Бразоля «Царствование Императора Николая II (1894–1917) в цифрах и фактах. Ответ клеветникам, расчленителям и русофобам», а также в высшей степени подробное произведение «Сумерки всеобуча. Школа для всех и ни для кого» доктора филологических наук А. И. Любжина, а также ещё ряд других источников, которые будут указаны в статье.

Помимо данных материалов, желающие могут ознакомиться с трудом Б. Г. Галенина «Царская школа. Государь Николай II и имперское русское образование», а также с книгой И. И. Пущина, Е. Н. Трубецкого, М. П. Погодина «Гимназисты, кадеты, лицеисты, смолянки. Образование в царской России».

Существует ещё множество профильных статей, которые можно найти в свободном доступе, но указанные мною выше – это наиболее полные исследования по выбранной теме.

Итак, уважаемые товарищи (потому как господ давно уже у нас нет), давайте обратимся к непреложным фактам, кои будут здесь указаны.

Для полного понимания ситуации на период 1914–1917 года нам предстоит проанализировать несколько составляющих.

Во-первых, количество выделяемых денежных средств на образование.

Во-вторых, количество школ, университетов, гимназий и, собственно, уровни образования.

В-третьих, количество библиотек, выпускаемых в империи газет и журналов, что опосредованно указывает на общий уровень образованности и на цензуру в государстве.

В-четвёртых, общий уровень образования Российской империи образца 1914 года и сравнение его, кратко, с лучшим в мире образованием – советским. По версии самого СССР и людей с советским мышлением (и я, собственно, тоже человек с советским мышлением, но критическим).

Последним, в-пятых, будет проанализирован фактор процентного соотношения образованных людей. И он же будет нашим основным показателем.

Ради него (пункта № 5), собственно, весь сыр-бор и загорелся.

1. Количество выделяемых средств на образование

Итак, расходы по Министерству народного просвещения на 1914 год составили 161 млн рублей. Но это была малая часть того, что тратилось на организацию образования в Российской Империи.

Общие расходы всех ведомств на образование составляли почти 300 млн рублей (см.: Сапрыкин Д. Л. Образовательный потенциал Российской Империи. М., 2009).

Идём дальше и видим, что и это не окончательные цифры расходов на образование в Российской империи.

Бюджет Министерства народного просвещения увеличивался даже во время войны. Так, в 1916 году он составлял 196 млн рублей.

В целом за царствование императора Николая II бюджет этого министерства увеличился более чем в 6 раз. Хотя общий бюджет империи увеличился с 1 млрд 496 млн (1895) рублей до 3 млрд 302 млн рублей (1913).

Бюджет на образование рос значительно быстрее, чем общеимперские расходы на остальные государственные задачи.

Эти данные подтверждаются и показателями из труда Б. Л. Бразоля, который также указывает сумму 161 миллион рублей в 1914 году при объёме средств, выделенных Министерству народного просвещения в 1894 году – 25,2 млн рублей. Рост – 628 % очень весом.

Если к этому ещё приплюсовать бюджеты школ военных, технических и церковно-приходских, а также земских и городских, частные пожертвования, то сумма, выделенная на образование, возрастает до 300 миллионов – в 1913 году и в 1916 году – до 500 миллионов, по его данным.

Кроме этих данных, есть цифры Статистико-документального справочника за 1913 год Российской академии наук, составленного в 1995 году.

Вот они.

Из «Объяснительной записки к отчету государственного контроля по исполнению государственной росписи и финансовых смет за 1913 год» (Пг., 1914. С. 283–290).

Общая сумма, отпущенная по смете Министерства народного просвещения за отчетный год, достигла 142 738 715 руб., т. е. увеличилась против сметы 1912 год (117 537 360 руб.) на 25 с лишком миллионов рублей или на 21,4 %.

Большая часть увеличения по смете 1912 года падает на содержание учебных заведений (до 19 млн рублей) и на удовлетворение строительных нужд (свыше 4 млн рублей).

В составе низших учебных заведений Министерства народного просвещения заслуживают особого внимания начальные училища, на развитие коих ежегодно отпускаются из казны новые крупные кредиты. Размер ассигнований на начальное образование достиг по смете Министерства 1913 года половины всей сметной суммы (70 млн рублей), а вместе с ассигнованиями по смете Святейшего Синода того же года (20 млн рублей) составляли общую сумму до 90 млн рублей.

Наряду с начальными школами МНП в деле всеобщего обучения принимают участие и церковные школы Ведомства православного исповедания. В 1913 году на содержание означенных школ Ведомства (церковно-приходских школ и школ грамоты) было ассигновано из казны 17 958 218 рублей. Местных средств на церковно-школьное дело, по сведениям Училищного совета, поступило к 1913 году – 8 697 472 рублей (в 1912 году – 8 836 548 рублей).

Многочисленность назревших потребностей по делу народного образования, остававшихся в течение ряда лет без удовлетворения, должна была вызвать предъявление весьма крупного требования на отпуск из казны средств для расширения деятельности Министерства народного просвещения, что и выразилось в значительном росте ассигнований по сметам означенного ведомства за последние годы.

Действительно, бюджет Министерства народного просвещения, увеличившийся с 33 076 тыс. рублей, ассигнованных в 1901 году, до 44 165 тыс. рублей в 1906 году, или на 33 %, в следующем пятилетии возрастает более чем на 120 %, достигая в 1911 году 97 575 тыс. рублей.

В 1914 году, по оценке Питирима Сорокина, общие расходы всех государственных ведомств на образование составляли почти 300 миллионов золотых рублей (в том числе 161 миллион по ведомству Министерства народного просвещения), расходы земств и городов по образовательным статьям в том же году составляли около 360 миллионов рублей.

То есть консолидированный бюджет казначейства, земств и городов составлял до 660 миллионов золотых рублей. Один золотой рубль 1914 года по покупательной способности можно оценить примерно в 1 000 рублей при уровне цен 2008 года.

По оценке Андрея Илларионова, доля всех расходов на образование была в 8−9 % от бюджета Российской империи и 15−17 % от консолидированного бюджета, имевших место накануне Первой мировой войны.

Вывод. Согласно этим данным, деньги выделялись, и просто огромные суммы, и все они шли на повышение грамотности. Российская империя готова была начать гонку за промышленное производство, ей нужны были квалифицированные рабочие и образованные инженеры, она собиралась совершить технологический рывок вслед за такими локомотивами, как США, Франция, Германия и Великобритания. Рывок был виден всем, и его базис заложили не протокоммунисты и не всемирный интернационал в лице большевиков и настоящих ленинцев.

Но что скажут мои оппоненты?

А скажут они, что всё было разворовано. Что цифры не совпадают, согласно разным данным, и плавают от 142 миллионов рублей до 161 миллиона рублей, к тому же неким Пыхаловым было доказано, что это враньё Сапрыкина и Бразоля.

Зачем им, собственно, врать – непонятно, дело белых-то и так проиграно, а у власти, как были потомки выигравших в Гражданской войне красных, так и остались. Ну да, ладно.

Поэтому я перехожу ко второму пункту.

2. Количество школ, университетов, гимназий и уровни образования

После революции 1905–1906 годов, Русско-японской войны и реформ 1906–1907 годов перед правительством встала необходимость принятия закона о ведении всеобщего начального образования, который был утвержден по проекту министра народного просвещения П. М. Кауфмана.

По букве данного закона было введено бесплатное начальное образование. И с 1908 года оно стало действовать.

В 1910 году было установлено 4-летнее обучение для всех начальных школ.

Начальное образование в Российской империи присутствовало в форме земского училища, церковно-приходской школы и высшего начального училища (уездные училища). Церковно-приходская школа выступала в качестве дополнения к земскому училищу, открывалась на базе церкви и подчинялась Священному синоду.

Финансирование как в приходских, так и в земских школах осуществлялось по принципу самоуправления. А вот в уездных училищах было две формы финансирования: казна и городская община.

Если более подробно, то начальные школы делились на следующие типы: в основном на сельские, городские и церковно-приходские; а затем и на менее распространённые – министерские, фабричные, железнодорожные.

Высшие начальные училища открывались в городах. Они занимали промежуточное положение между начальной и средней школой.

Начальные школы подчинялись государству, а церковно-приходские – синоду и церкви.

Кроме того, государственные школы подчинялись разным министерствам: Министерству народного просвещения, Министерству внутренних дел, Министерству государственных имуществ.

Были и такие школы, которые подчинялись частным лицам.

«Картину современного положения школьного дела и результатов, достигнутых за 3 года, протекших со времени приступа к введению всеобщего обучения детей, дает однодневная школьная перепись, произведенная 18 января 1911 г.
Этой переписью зарегистрировано 100 295 начальных училищ для детей возраста от 8 до 12 лет, причем Министерство Народного Просвещения считает, что это число составляет около 98 % действительного количества таких школ.
Из этих 100 295 школ состоят в заведывании: Министерства Народного Просвещения – 59 682; Духовного ведомства – 37 922; прочих ведомств – 2 691».

К 1914 году в Российской империи насчитывалось 123 745 начальных учебных заведений, из них:

– 80 801 в ведомстве МНП,
– 40 530 в ведомстве православного исповедания,
– 2 414 в других ведомствах.

Это согласно данным Статистического справочника за 1913 год.

Б. Л. Бразоль, кстати, упоминает всего лишь сто тысяч школ.

Д. Л. Сапрыкин – около 140 тысяч школ.

Статистический справочник 1956 года указывает на наличие в 1914 году 77 300 школ. Но там же говорится, что в 1928 году их было ненамного больше, а именно: 81 200 различного типа школ.

Рост за 8 лет советской власти составил всего лишь 4 000 школ, для повышения всеобщей грамотности это очень мало. Сейчас, вообще, школ не более 40 000, но и время нынче другое.

Ну и ещё информация для полного понимания.

За 15 лет (1900–1914 гг.) численность учащихся начальных школ Министерства народного просвещения увеличилась с 2 592,6 тыс. человек до 5 942,1 тыс. человек.

Отмечая рост числа учащихся, В. И. Ленин в статье «К вопросу о политике министерства народного просвещения» писал:

«Пятый год, год великого пробуждения народных масс в России, год великой народной борьбы за свободу под руководством пролетариата, этот год заставил даже наше казенное ведомство сдвинуться с мертвой точки».

Рост числа церковных начальных школ за 30 лет (1884–1914 гг.) и учащихся в них был весьма значительным.

Если в 1884 году в них насчитывалось около 100 тыс. учеников, а в 1885 году – 181 тыс. учащихся, то в 1913–1914 годах обучающихся было уже более 2 миллионов…

Тут, что называется, без комментариев.

Среднее образование было представлено следующими типами учебных заведений.

Гимназия. Так же, как и уездные училища, гимназии подразделялись на мужские и женские. Учреждались они в каждом губернском городе, на базе центральных народных училищ.

Реальное училище «или бурса», аналог советского техникума, их было 283 штуки, и обучалось в них свыше 80 тыс. человек.

Были и частные коммерческие училища разной направленности.

Кадетские корпуса относились к числу военно-учебных заведений. Финансирование в большей степени имело зависимость от благотворительности.

Институты благородных девиц считались закрытыми учебными заведениями, куда принимались в основном дочери дворян. Первым и наиболее значительным из них считался Смольный институт. Хорошо были известны такие учреждения, как Екатерининский институт в Санкт-Петербурге, Московское училище ордена Св. Екатерины, Екатерининский институт в Харькове и другие.

Основная цель обучения в институтах такого рода – нравственное воспитание дворянок. В отличие от гимназий и реальных училищ, в кадетских корпусах и институтах благородных девиц юноши и девушки не только обучались, но также воспитывались и проживали целый учебный год. Исключение составляли лишь некоторые приходящие ученики.

Обучение имело сходство с домашним образованием (каждый может понимать разницу в культурном, нравственном и образовательном уровне между ними и детьми обычных крестьян и рабочих).

Сейчас также предпринимаются поначалу довольно жалкие, но всё более настойчивые попытки отделить детей финансовой и политической элиты путём обучения их в закрытых школах и интернатах. Впрочем, подобные учреждения были и в СССР, правда, в гораздо меньшем количестве, но всё же они были.

Учреждения высшего образования состояли из университетов, высших женских курсов (появились в 1869 году в Москве и Петербурге), институтов и курсов – специализированных форм высших учебных заведений. В них курс обучения был направлен на подготовку специалистов технических и естественнонаучных отраслей.

Образование в рассматриваемый период времени строилось на платной основе, поэтому говорить о всеобщей его доступности нельзя.

Если в семье было хорошее финансовое положение, то дети могли получить образование, если нет, то ребенку могли лишь предоставить домашнее обучение, по имеющимся учебникам в семье.

В Российской империи существовало сословное обучение, заключавшееся в обучении детей всех классов, за исключением крепостных крестьян, до отмены крепостного права. Срок обучения зависел от количества предметов в школах, а также от их типа.

Все учебные заведения подразделялись на начальные, средние и высшие.

Сразу после победы Октябрьской революции началось разрушение прежней системы образования.

Уничтожались прежние структуры школьного управления, закрывались частные учебные заведения, было запрещено преподавание древних языков и религии, запрещались многие авторы и их книги.

Вывод. Количество всех учебных заведений постоянно увеличивалось, и росло и количество учеников, как в сельской местности, так и в городах, в связи с чем грамотность возрастала, что видно по количеству учебных заведений. Все учебные заведения были разными и преподавали разные материалы, делая упор на тех предметах, которые были необходимы будущему юристу или инженеру. Были и перекосы в виде церковно-приходского образования, но кто учит, тот и выбирает предметы для обучения. Кроме того, мы забываем, что огромное количество людей иудейского и лютеранского вероисповедания учились за границей, затем возвращаясь в Российскую империю.

Как видно из таблиц, дети крестьян были даже профессорами…

3. Количество библиотек и выпускаемых газет и журналов

Писать тут особо нечего, пусть за меня скажут таблицы.

Согласно данным Большой российской энциклопедии от 2004 года, к 1914 в России действовали свыше 200 тыс. различных библиотек (совокупный фонд 46 млн экземпляров), в том числе 13,8 тыс. – массового назначения (9,4 млн экземпляров) и около 3 тыс. научных и специальных библиотек (14 млн экземпляров).

78 % от общего числа составляли небольшие школьные библиотеки.

С середины XIX века расширяется международный межбиблиотечный обмен, появляются первые общебиблиотековедческие труды (В. И. Собoльщикoв, Ф. Ф. Рейсс, К. М. Бэр, Н. А. Рубакин, Л. Б. Хавкина, А. А. Покровский и др.), в конце века русские библиотекари участвуют в первых международных библиотечных съездах.

По данным же официального статистического сборника «Культурное строительство СССР» за 1940 год, в 1938 году в СССР было 77 590 массовых библиотек с 146 803 тыс. томов, а в 1939 году – 86 266 библиотек с 166 728 тыс. томов (т. е. за 4–5 лет число массовых библиотек и их книжный фонд выросли едва ли не вдвое).

Среди них еще в 1938 году было по крайней мере 16 000 массовых библиотек с числом книг в среднем 7 000–5 000 и общим фондом свыше 100 млн томов.

То есть, мы видим, что через 24 года (мы исключаем три года самодержавия, когда рост был продолжен и три года Гражданской войны, когда он был нивелирован и считаем 18 лет советской власти) рост составил всего лишь пять раз! Количество книг возросло в десять раз за те же 18 лет… И книги были весьма однообразные. Но это я придираюсь.

В общем хаосе библиотечной статистики можно тем не менее обнаружить некоторые закономерности: рост числа библиотек несколько замедляется, тогда как рост фондов сильно увеличивается.

Сопоставление данных дает следующую картину: в 1941 году в России насчитывалось 171 тыс. библиотек с общим фондом 355 млн томов (данные взяты у Е. А. Добренко «Формовка советского читателя. Социальные и эстетические предпосылки рецепции советской литературы»).

Такая вот безграмотная царская Россия в сравнении с СССР.

Сколько было бы библиотек в 1941 году, если бы Российская империя не превратилась в СССР, а стала хотя бы Российской республикой, подсчитать невозможно, но явно не меньше, судя по темпам роста.

4. Общий уровень образования и сравнение его кратко с лучшим в мире образованием советским

В связи с вышеперечисленным, можно констатировать, что уровень грамотности населения неуклонно повышался с каждым годом и в районе 1925 года должен был достичь практически 100 %, за исключением Средней Азии и народов Северного Кавказа и Закавказья, по понятным многим причинам.

Сеть церковно-приходских школ охватывала практически всю Россию, мой дед окончил четыре класса церковно-приходской школы, а бабка, правда, научилась читать и писать уже лет в 30 (девочек неохотно отпускали учиться и сами родители, нечего, мол, баловством заниматься).

Мой другой дед окончил университет в Казани, бабка тоже была грамотной, живя в станице. Три класса церковно-приходской школы имел всем известный маршал Жуков, что позволило ему поступить на общеобразовательные курсы в объёме городского училища.

И это крестьянский сын, что уехал один учиться в город скорняжному делу, без мамы и папы.

Вы многих таких знаете даже не сейчас, а гораздо позже?

Чтобы самому легко поступить в образовательное учреждение уровня техникума?

Отсюда непритязательный вывод: кто хотел учиться, тот учился, и ему было где это делать, и никто его не притеснял по сословному признаку.

Что касается уровня образования в царской России, то цель обучения в гимназии заключалась в первую очередь в подготовке к университету, во вторую очередь – в обучении тем наукам, которые хотел бы изучить сам учащийся. Система преподавания – энциклопедичная. Изучались древние языки и религия.

Религия была уже атавизмом, но её изучали так же, как позднее марксизм: и то, и другое было сложно для понимания. Но если религия давала элементарные понятия о духовности и о предназначении человека в мире, то, что давал марксизм-ленинизм, кроме лозунгов, мне лично непонятно. Да его, собственно, никто и не знал.

Система кадетских училищ была заменена их суррогатом – суворовскими училищами, но когда?

В 1943 году, когда, что называется, уже припекло. А до этого только детдома и интернаты для сирот, которых насчитывалось до 8 миллионов.

8 миллионов сирот?!

Вдумайтесь в эти цифры!

Впрочем, никто не занимался подготовкой будущих офицеров или военных техников, зачем?

Мы весь мир разрушим, а затем…

И Сталин тоже этого хотел.

Ремесленное училище, ПТУ, техникум, всё это квинтэссенция реальных училищ с гораздо худшим уровнем знаний и подачи предметов, намного худшим, и образованы ремесленные училища были только в 1940 году.

Откуда тогда кадры для работы на заводах? И какие это были кадры?

Кооперативный техникум – это аналогия коммерческого училища, и они были образованы почти сразу в 1920 году, ввиду начала НЭПа, что логично и в то же время весьма удивительно.

В 1920 году была составлена «Инструкция политико-просветительского отдела Наркомпроса о пересмотре и изъятии устаревшей литературы из общественных библиотек» было запрещено свыше двадцати тысяч наименований книг. Запрещались они и после этих лет.

Но если запрещались политические взгляды некоторых революционных деятелей и оппозиции – то это легко объяснимо.

А вот какой смысл был в запрете детских книг той же Лидии Чарской, неизвестно на первый взгляд.

Хотя это всё, конечно, тоже было понятно. Стране нужны были интернационалисты, а не русские. Вот большевики тщательнейшим образом и разрушали, прежде всего, русский культурный слой.

Для этого им понадобилась жизнь трёх поколений и вот, вуаля – мы имеем то, что имеем сейчас. Благие намерения и ярко выраженный нигилизм, воспитанный в духе заветов Ильича.

Ведь это же не внуки и правнуки белой эмиграции воспитывали нынешнее поколение?

А мы с вами.

Мы, «совки» с верой не в Бога или добро, а в коммунизм или социализм, или сталинизм, кому как удобнее. Нет, это не потомки Романовых и Трубецких. Не гнусный Запад привёл нас к «Камеди клабу» или образу Моргенштерна с числом дьявола на лице, хоть подобного рода тренд там и существует, но он там был всегда.

Нет, это плоть от плоти те, кто последовательно вёл нас в коммунизм и светлое будущее.

Но отсутствие преподавания, как ни странно, древних языков, а также изучения в советских школах трудов древних греков и римлян тоже весьма пагубно отражается на общем уровне культуры. Их и в институтах-то никто не изучал, а уж тем более в военных училищах.

Да и тянуться к кому?

На кого равняться?

Нет больше выпускниц Смольного института, о которых мы знаем только по уничижающему оскорблению – «институтка»!

А вы бы сами хотели бы, чтобы у вас жена закончила Смольный институт, или бы вы предпочли Анку-пулемётчицу, чей собирательный образ гуляет в многочисленных анекдотах про Чапаева?

Пора бы уже признаться самим себе, что тянуться надо к культуре и достоинству, а не к хамству и безграмотности.

Мне очень понравилась фраза А. И. Любжина:

«Мы довольно часто сталкиваемся с призывами не разрушать то, что было ценного в советской школе. С призывами вполне солидарны: не нужно разрушать то, что разрушится само».

«В отличие от Императорской гимназии, советская школа никак практически не оказывала воздействия на карьеру молодого человека. Сейчас, пожалуй, ликвидированы остатки её влияния. Таким образом для того, чтобы школа могла что-то эффективно навязывать, а не прививать отвращения к русским классикам, ей нужно вернуть влияние на карьеру юноши. Но всем понятно – как только у неё в руках окажутся эти инструменты, они станут предметом торговли. И с идеей обязательности, опять придётся распрощаться вновь».

К слову сказать, каких советских классиков можете вспомнить вы?

Только лишь несчастный Серебряный век русской поэзии, изнасилованный и уничтоженный советским строем.

Есенин повесился 1925 году, весьма мутная история. Блок умер в 1921 году вскоре после того, как ему отказали в выезде за границу и в лечении. В 1930 году также отказали в визе и Маяковскому, и он застрелился в этом же году. Осип Мандельштам погиб в тюрьме в 1938 году. Николая Гумилёва расстреляли в 1921 году по подозрению в заговоре, по сути, без суда.

Анна Ахматова, Марина Цветаева, Борис Пастернак – назовите мне счастливых поэтов и прозаиков СССР?

Единственно, кого я могу назвать классиками – это Твардовский с его произведением «Василий Тёркин» и Астафьев с его романом – «Прокляты и забыты». Последнее произведение поразило меня ещё в отрочестве, видимо, накипело даже у советских людей.

К сожалению, статья и так получилась очень большой, поэтому миф о самом лучшем советском образовании я разрушу в другой своей статье, а пока перехожу к пятому и последнему пункту.

5. Грамотность в процентах

Возьмём количество грамотных в 1897 году в самом начале правления Николая II.

Как известно, он вступил на престол в мае 1896 года. А на следующий год была уже проведена перепись населения, что, в принципе, является выдающимся фактом.

То есть, судя по этим таблицам, грамотность сельского населения, которая по объективным причинам всегда была ниже грамотности городского населения, возросла в 2,5 раза.

Но вторая таблица даёт неравномерные показатели в период 1908–1913 года, не так как данные за 1897 год, которые можно трактовать однозначно.

Тогда мы переходим к следующей таблице.

Миф или неправда? Неправда, это миф?! Ещё раз об образовании в Российской империи

Тут всё ясно и понятно.

Ну и сколько же было всё же неграмотных призывников в 1914 году?

Это нам подскажет затёртая уже до дыр разными интернет-лекторами и всем известная табличка.

БСЭ дает однозначный ответ – 27 % неграмотных, то есть грамотными были 73 % призывников. С этим утверждением можно согласиться, но тогда давайте посчитаем среднее арифметическое из таблицы по губерниям. И приплюсуем проценты грамотности, разделив их на количество губерний.

В итоге у меня получилось усреднённое значение в 62 % грамотных, и это 1904 год.

Как вы думаете, за десять лет могло что-нибудь измениться в плане грамотности?

Думаю, что да.

То есть на 1914 год процент грамотных юношей возраста 18 лет был никак не меньше 80–90 %.

Конечно, грамотность женского населения была не больше половины этого показателя, потому как роль женщины-крестьянки особо не подразумевала необходимости ей учиться, а сельское население в Российской империи преобладало. Но это не отменяет того факта, что с каждым годом в школы ходило всё большее количество девочек и девушек.

Из всего вышесказанного можно сделать вывод, что реальная грамотность населения в 1917 году была в районе 45–56 %.

Цифру в 45 % дают иностранные исследователи, а 56 % – граф Игнатьев, бывший министр образования Российской империи.

Истина, как и обычно, лежит где-то посередине.

А в общем и целом можно сказать, что начальными навыками грамотности обладали уже многие, и умение читать и писать по складам, а также считать, не являлось таким уж сложным качеством.

Если бы мы смогли пережить революцию и не допустить образования советского строя, то к 1925 году у нас было бы 90 % грамотного населения, за исключением национальных окраин.

В конце концов родители зачастую учились вместе с детьми, но их нельзя же было назвать образованными, да многие и не признавались или стеснялись. Лучше всего об этом написал в своём рассказе «Филиппок» русский классик Лев Николаевич Толстой.

P. S.

Напоследок хотел бы сказать, что статистику очень портили наши азиатские и кавказские окраины, а также Сибирь. И поэтому говорить о большой безграмотности просто некорректно.

Автор:
Алексей Птица

©

Прочитайте также это:


Сохранить и поделиться: