Рассматриваем конкретную историю из жизни.

Что делать, если подросток видит мотивацию только в деньгах, а родители не могут дождаться от него искренних отношений? Эта проблема на конкретном примере рассматривается в книге «После уроков. Классное внеклассное» известного педагога, писателя и блогера Димы Зицера. Здесь представлены диалоги из радиопрограммы автора.

Издание вышло в рамках совместного проекта издательства «Питер» и радиостанции «Маяк» – «На педагогической волне».

С разрешения издательства мы публикуем отрывок из книги.

Из книги
«После уроков. Классное внеклассное»
Дима Зицер

Он делает все только за деньги

Алеся из Санкт-Петербурга. Город у вас прекрасный!

Спасибо большое! Проблема у меня очень серьезная. Моему сыну пятнадцать лет. Я понимаю, что сама эту ситуацию создала. Все, что он делает, он делает за деньги. Более того, он звонит мне, когда ему что-то нужно. Когда я ему звоню, он даже разговаривать не хочет. Только «да» и «нет». Если требуется более развернутый ответ, он просто молчит. Я пыталась с ним договориться насчет того, чтобы, как он говорит, «ништячки получать» вместо денег. Он не хочет, говорит, что его интересуют только деньги.

Да, я его раньше награждала за домашние дела, а теперь не могу от этого отучить.

Depositphotos

Он слышал передачу, где говорили, что можно что-то делать за какое-то вознаграждение, но ни на что, кроме денег, он не согласен. И я должна пообещать, что к нему это применять не буду.

Спасибо за искренний глубокий вопрос, Алеся. У меня к вам есть просьба. Можете рассказать, как это началось? Я примерно представляю, но мне кажется, это будет важно другим радиослушателям. Когда? В каком возрасте? С чего?

Когда он был маленький, совсем ничего не хотел делать. Вообще ни в каком виде. Заставить его учиться было невозможно, что-то попросить — тоже. Нужно было искать инструменты, чтобы хоть к каким-нибудь элементарным действиям его побудить.

Единственное, что работало, это покупки.

Единственное, что вы нашли. Примерно в каком возрасте? Сколько эта модель закреплялась?

Сейчас ему пятнадцать, он уже большой. Когда был маленький, первый-второй класс, его деньги не интересовали, а потом он научился их зарабатывать. Он мог заработать четыре, пятнадцать тысяч разными способами. Ему легко это дается. Он единственную ценность в этом, собственно говоря, и видит. Я не знаю, в каком именно возрасте это началось, но активно, наверное, последние года два.

Сформулируйте, пожалуйста, запрос. О чем вы спрашиваете.

РЕКЛАМА
Включить звук

Я хотела бы, чтобы деньги не имели для него такой большой ценности. Хотелось бы наладить не торгово-денежные отношения, а дружеские, основанные на любви, доверии, понимании.

Он у вас один?

Да.

Давайте определимся, что на самом деле важно. Вы говорите, важны не деньги, а что? Конкретно, если можно.

Любовь.

Это что такое?

Когда ты понимаешь, что человеку нужно на самом деле. Нужны-то не деньги.

Ваш сын нас сейчас не слышит? Тогда давайте пофантазируем. Я попробую поиграть в него. «Мам, слово «любовь» я понял, а что мне нужно делать? Чего ты хочешь от меня?»

Чтобы, когда я обращаюсь с какой-то просьбой, не нужно было говорить, сколько это стоит, и чтобы мне звонили не когда что-то нужно, а просто так.

Я знаю, что задаю сложные вопросы, но давайте попробуем на них ответить. «Смотри, мам. Ты ко мне обращаешься с какой-то просьбой, я ее выполняю. Я обращаюсь к тебе с просьбой, дай денег, ты должна ее выполнять». Что не так?

Я же выполняю ее, просто он обращается только с подобными просьбами, больше ни с какими.

Depositphotos

Знаете, почему я вас мучаю? Мне хочется, чтобы мы с вами поймали конкретику! Я, конечно, понимаю, о чем вы говорите. Хочется, чтобы он просто позвонил и спросил: «Мама, как у тебя дела?»

И звонил со своими какими-то проблемами и делами. Получается, ему просто не интересно со мной разговаривать. Я ему не нужна. Он даже играет на том, что меня любит, обнимает, целует, говорит:

«Мамочка, я тебя так люблю, так люблю! Ну дай сто рублей. Ты же мне дашь?»

Получается, ему с вами неинтересно, но это не значит, что вы неинтересный для него человек. Вам нужно перезапустить эту моторную лодку. Это возможно. Его эта ситуация тяготит или нет?

Я ему жаловалась: понимаешь, мне очень больно и обидно, что ты так делаешь! Он делает вид, что я ему нужна.

Как делает вид?

Подходит, целует, обнимает меня. Через какое-то время возникает причина, по которой он это делает: он начинает что-то просить.

Я, видимо, неверно задал вопрос, извините. Что произойдет, если вы не дадите ему этих денег? Насколько эта ситуация будет его тяготить?

Он обижается очень сильно.

Вы скажите заранее: «Больше не даю деньги, кончились, не хочу!»

Он закроется в комнате, не будет вообще ничего делать ни по просьбе, ни без просьбы. Только смотреть телевизор и обижаться.

Сколько это будет продолжаться? Какой ваш рекорд?

Долго. Достаточно долго.

Ситуация, которую вы описываете, непростая, не буду врать. Одна из самых сложных, которые у нас были с самого начала этой передачи. Не потому, что из нее нет выхода, а потому что это продолжается довольно давно. И это уже стало привычкой и у него, и у вас в какой-то мере. Что мы можем сделать? У нас есть только один вариант, у которого имеются разные модификации. Заявить абсолютно однозначно, что вы дальше так поступать не готовы. (В пятнадцать лет он вас, вероятнее всего, услышит.) Скажите ему, что из этого «не готова» вам придется искать выход вместе. Почему? Потому что он вам дорог, он — часть вашей жизни.

Найдите слова верные, честные.

Depositphotos

Из этой точки начинаются модификации. Я не исключаю, что в вашем случае одна из модификаций, которую надо выбирать, это семейная терапия.

Да, мы ходили уже к психологу. Сын всегда был проблемный, действительно ничего не хочет делать никогда.

И что же психолог?

Какое-то время ходили. Вроде бы улучшались отношения, а потом опять. Но учиться он все равно не хотел.

Не-не-не. Начинается моя любимая тема. Мы не можем выиграть все игры. Говорим либо про учебу, либо про отношения.

Он не хочет ничего делать из того, что человеку нужно делать. «Не хочу и все, почему меня должны заставлять?»

Мне близка ваша позиция, что заниматься надо в первую очередь отношениями, это потянет за собой все остальное. Когда я говорю о психотерапии, я имею в виду найти кого-то, кто поможет вам восстановить именно отношения. Не исключено, что в вашем случае это то, что нужно делать. Более простой вариант — найти в себе силы заявить:

«Я не готова, мы не продолжаем так! Мой любимый, дорогой сын! Не продолжаем!»

Depositphotos

Тогда придется садиться и вместе принимать решение. Он наверняка мальчик неглупый, талантливый. Вы говорите, способен зарабатывать деньги самостоятельно. Это вопрос веры. Скажете правду — поверит. Будете обманывать — не поверит. «Нам некуда идти, мы стоим у последней черты! Мы должны это перетрясти и найти иной способ жизни, мы так больше не можем». Тогда может произойти перезагрузка. Это как оттолкнуться от дна. Вот что я предлагаю вам сделать. Он должен понять, что вы говорите правду.

А если он спросит почему, в чем проблема?

Вам придется рассказать. Это вопрос серьезный. Хотите, порепетируйте на мне?

Я ему говорила, что не готова к тому, чтобы деньги заменяли отношения.

Да! Но это, что называется, двойной месседж. С одной стороны — говорите, что не готова, а с другой — продолжаете делать. Практика всегда сильнее теории. Услышьте меня, Алеся, я ставлю вопрос очень жестко! Что первично: чтобы он делал дела или человеческие отношения мамы с сыном? Просто придется решить.

Отношения разве не предполагают, чтобы человек тоже что-то делал в семье?

Предполагают, но одно влечет за собой другое. Это не одновременный процесс. Ситуация, которую вы описываете, непростая, она довольно долго шла к этому тупику. Если бы вы мне сказали: «Слушай, Дим, у меня тут возникает такая практика последние два-три месяца: ребенок стал деньги выпрашивать. А я по глупости дала. Вот у нас начинается такая вот история», мой совет был бы совершенно другой. Все было бы намного проще. А чтобы разорвать порочную цепочку, которая существует не один год, нужно принять это решение. Мы занимаемся отношениями. Дальше, возможно, ему снова станет с вами интересно.

Он получит возможность снова ответить на вопрос, что такое любовь. Это ведь не простой вопрос. Он сам или с помощью какого-либо специалиста ответит на вопросы: что он готов для вас делать? что он хочет для вас делать? что он чувствует, когда вам приятно? Тоже довольно важная история. Все эти вопросы должны с чего-то начаться. В данном случае с восстановления отношений. Чтобы поцелуи были не искусственные, чтобы вы могли прийти к нему и попросить о помощи. Не за деньги. Это не наказание, я надеюсь, это понятно. Речь не о том, чтобы лишить его денег. Посмотрим, что будет.

Он так это воспримет.

Depositphotos

Скажите ему о том отчаянии, в котором вы находитесь.

Я хотел бы добавить вдогонку. Речь идет об ошибке, которая подстерегает многих из нас. Возможно, этот рассказ кого-то сможет предостеречь. О такой ситуации трудно рассказывать в прямом эфире. Вероятнее всего, придется обращаться к специалистам, которые помогают наладить семейное взаимодействие. Алеся дошла до этой почти последней черты, когда молодому человеку еще пятнадцать лет. Время еще есть. Есть возможность маневра, разворота, есть возможность достучаться.

Фото: Depositphotos

©