Итак, моя дочь выросла, и стала моей конкуренткой, соперницей

Итак, моя дочь выросла, и стала моей конкуренткой, соперницей

Что-то было не так в отношениях моей дочери и мужа. Какое-то напряжение, нечто тягостное. Я решила понаблюдать за ними, и что-то удерживало меня от попытки выяснить отношения с ними обоими.

Алексей старался не оставаться в одной комнате с Дашей надолго. Разговаривал с ней скованно, односложными предложениями, не выражая никаких эмоций. Как будто боялся показать свои чувства. Во время совместных трапез он старался не смотреть на нее, и даже, когда поддерживал общий разговор, смотрел в основном на меня, или в тарелку, или по сторонам. В отпуск впервые отправил нас с ней вдвоем, сославшись на какие-то дела, хотя раньше мы по три раза в год уезжали куда-нибудь отдохнуть все вместе.

Итак, моя дочь выросла, и стала моей конкуренткой, соперницей

Что касается Даши, то и здесь было что-то неладное. Моя дочь была явно несчастна, осунулась, побледнела. И при этом стала ярко краситься, носить короткие юбки и блузки с глубоким вырезом даже дома. Гулять она не ходила, тусовок избегала, к ней только изредка приходили подружки домой. Я спрашивала ее, не появился ли у нее парень, она только раздраженно отмахивалась, и явно не собиралась продолжать эту тему.

Конечно же, я стала прозревать. Меня мучила только одна мысль – было или нет? Конечно же, я вспомнила обо всей мудрости зрелых женщин, и о вечной победе молодой глупости над поношенной мудростью. Итак, моя дочь выросла, и стала моей конкуренткой, соперницей. И что мне делать в этой ситуации? Я даже поговорить ни с одним из них не могла – боялась.

Итак, моя дочь выросла, и стала моей конкуренткой, соперницей

Вскоре ситуация круто повернулась без моего участия. Алексей сам пришел ко мне с этим разговором. Сказал, что долго не решался мне говорить, потому что боялся стать причиной разлада между мной и дочерью. Он знал, что Даша влюблена в него. Как-то раз она с ним объяснилась, и даже попыталась соблазнить. Он это тут же пресек, извинился, и сказал, что испытывает ко мне очень серьезные чувства, замены не ищет, и уже не будет искать никогда.

Я поверила ему сразу, и, честно говоря, это все прозвучало гораздо лучше, чем даже его первое признание в любви. Алексей объяснил, что понятия не имеет, как себя вести с ней, поэтому ему проще свести это общение к минимуму. Итак, в конкурентной борьбе выиграла именно я. Но что теперь делать с дочерью?

Итак, моя дочь выросла, и стала моей конкуренткой, соперницей

Я представила себя на ее месте, и поняла, что я бы уж точно не захотела б разговаривать с матерью об этом. Но надо же, дочь все-таки пошла в атаку! Она попробовала, невзирая на то, что прекрасно знала, как много для меня значит этот мужчина. Она знала, что я многие годы жила для нее и уже не надеялась на личное счастье. Знала, и все это не удержало ее!

Конечно же, я разозлилась. Было очень больно, обидно. Предать может только близкий человек, потому что враги или чужие люди не занимают место в нашем сердце. Нет смысла перечислять все мысли, которые я тогда передумала, и все эмоции, которые пережила. И в то же время мне было жаль свою дочь. Я понимаю, что в ее возрасте девочки влюбляются в первого же попавшегося мужчину, если он не отец или брат. Объект не важен, лишь бы был, потому что это всего лишь проба чувств, вспыхивающих на волне гормональной бури.

Итак, моя дочь выросла, и стала моей конкуренткой, соперницей

Алексей симпатичный, спортивного телосложения, не состоит с Дашей в кровном родстве, и постоянно на глазах. Просто идеальный объект для первой любви, ничего тут не попишешь. Но это моя дочь, и как мне быть?

Продолжение следует…

Валентина Галич

©