ПРАВИЛА ВОСПИТАНИЯ
Анжелика Хмелевская

Альбина Ицхоки родилась и выросла в Дагестане, училась в Москве, а последние 15 лет вместе с мужем и тремя детьми (Лизе 10 лет, Льву — 4, а Лейле — 2) живет в США. В новых «Правилах воспитания» — все о жизни мам в Кремниевой долине: декреты, сады и школы, рутина и дзен. Спойлер: тут не боятся сквозняков и не дают непрошеных советов.

1. У меня нет расписанных принципов, как воспитывать детей, подход меняется каждый день и с каждым ребенком. Самое главное, чему меня научили мои дети, — это гибкость мышления. Ты можешь сегодня говорить, что ты никогда не будешь спать со своим ребенком в одной кровати, а потом четыре года наслаждаться совместным сном. Ты можешь сегодня обещать себе, что уж твоя дочка точно не будет ходить в принцессных платьях кислотного цвета, а потом радостно покупать их своему счастливому ребенку. Сейчас, например, у меня есть строгий принцип, что мы не пользуемся экранами, но я не гарантирую, что это все не поменяется через какое-то время.

Пока мы все вместе смотрим один или два фильма/мультфильма в неделю, а все остальное время просто общаемся, читаем, гуляем, готовим, играем. Ну и второй важный для меня принцип, который, я очень надеюсь, никогда не поменяется — как можно чаще пытаться просто погружаться в детский мир, не как папа или мама, а как такой же ребенок, который может во время самого серьезного семейного ужина вдруг вскочить и сказать, что ты дракон и сейчас всех съешь, или накрыться утром одеялом и превратить кровать в воздушный корабль, который летит на Марс, или просто включить громко музыку и закружиться в танце по всей квартире…

2. Я пытаюсь успевать все, а если не получается, себя не виню. Недавно Вера Полозкова в своем интервью сказала, что бывают мамы, которые могут одной рукой суп варить, второй с ребенком играть, при этом общаться с другим ребенком и следить за третьим, и все это получается у них естественно и просто. Вот я одна из таких мам. Мне легко удается параллельно заниматься детьми и домашним хозяйством.

Бывает ли иногда сложно? Конечно. Думаю ли я, что я плохая мать в эти моменты? Конечно нет. Ну, съели дети на ужин пиццу вместо брокколи, ну, накричала я на них сгоряча, ну, посмотрели мы больше мультиков, чем хотелось бы, — ничего в этом страшного нет. Это все просто часть обычной нормальной жизни. Иногда ты собой гордишься, иногда тебе за себя стыдно: в этом вся жизнь. Я любящая и совершенно обычная мама. Дети не думают категориями «плохая мама или нет»: она у них одна. Самая родная и любимая. Важно говорить с детьми про это, особенно когда вам за себя стыдно. Отругала я детей, сорвалась — обязательно после с ними разговариваю, все объясняю, обнимаю и зацеловываю.

3. В моей компании созданы все условия для удобства молодых мам. Декрет по уходу за новорожденным в среднем длится около трех месяцев, так что ясли и сады пользуются особенной популярностью. Не ручаюсь за все детские сады Америки, но нам с ними всегда везло: наших детей там любят, они всегда приходят домой счастливыми.

Моя старшая дочь пошла в ясли в 5,5 месяца, каждый день на работе я сцеживала для нее молоко и приносила в ясли бутылочки

Это совершенно стандартная практика в Америке. В моей нынешней компании на каждом этаже есть специальная комната с креслом, где женщина может спокойно в тишине сцедить молоко. Там же есть холодильник, специальные моющие средства, большой сцеживатель, если нет своего, и много снэков и воды для мамы. А если тебе нужно съездить в командировку, компания берет на себя все заботы и расходы по упаковке и транспортировке грудного молока от мамы к ребенку.

Многие могут спросить: а зачем работать, когда такой крошечный ребенок? Тут важно понимать, что все мы разные. Некоторым родителям хочется сидеть с ребенком до трех лет, а некоторым хочется поскорее выйти на работу, или у них нет особого выбора. В целом амбиции — это хорошо, они заставляют нас не сидеть на месте, а мечтать и действовать. И когда дети видят амбициозных родителей, они понимают и впитывают в себя, что мечтами и большими усилиями можно многого добиться. При этом нужно стараться не вкладывать свои несбывшиеся мечты и амбиции в детей, стоит им дать самим попытаться понять, чем они хотят заниматься в этой жизни.

4. Для нас не было разницы, в государственную школу идет ребенок или в частную. Первые четыре года Лиза училась в публичной (государственной) школе. Она была академической, похожей на школы из нашего детства, где нужно всегда много всего запоминать. В этом году мы перевелись в частную — она находится рядом и ассоциирована с университетом, где работает мой муж. Так проще с логистикой.

Здесь довольно прогрессивный подход к образованию: никаким конкретным знаниям детей не учат, большее внимание уделяется тому, как нужно решать проблемы, как работать в команде, как высказывать свои мысли. Преподаватели стараются фокусироваться на темах, которые интересны детям. У Лизы в школе был случай, когда все дети увидели, как за окном коршун напал на белку. Дети были под большим впечатлением, и учительница решила, что это хорошее время поговорить про пищевую цепь в природе — почти всю следующую неделю они изучали эту тему.

Еще детям тут почти никогда не говорят, есть ли ошибка в решении задачи, вместо этого направляют, чтобы они сами поняли, что ошибка есть, и нашли способ ее исправить

Считается, что дети гораздо лучше что-то запоминают, когда сами доходят до правильного решения и аргументируют свое мнение. Учителя специально просят родителей никогда не помогать ребенку: важнее, чтобы дети могли прийти в школу и самостоятельно рассказать, в чем у них сложности, а учитель подсказал, в каком направлении двигаться.

Не могу пока сказать, какой подход нам нравится больше, у каждого есть свои плюсы и минусы. Но главное — ребенок доволен, это самое важное.

5. В США почти никогда не встретишь непрошеных советов от незнакомых тебе людей. За пятнадцать лет в этой стране и десять лет моего родительства тут я ни разу не слышала, чтобы кто-то на детской площадке или в парке дал мне какой-то совет по воспитанию. И я была очень удивлена, когда приехала в Россию с моей трехлетней дочкой и на улице ко мне постоянно кто-то подходил и давал советы: один сказал, что такую большую девочку уже не нужно носить на руках; второй спросил, не холодно ли моей дочке и не нужна ли ей шапка. Для Америки это просто неслыханно.

Еще сильно отличается медицина. Здесь молодые мамы после рождения детей едят все подряд начиная с первого дня в роддоме (конечно, если нет никаких осложнений). Никто не сидит на гречке и куриной грудке и не винит себя и свою диету за каждый прыщик на лице младенца. Еще пример: здесь не пытаются все время кутать детей и беречь их от холода, никто никогда не слышал, что такое сквозняки, дети едят мороженое на морозе и пьют молоко прямо из холодильника, и во время простуды, кашля, соплей детей никак не лечат, к лекарствам прибегают только при осложнениях.

6. Мы граждане мира, мы можем жить в любой стране, и нам будет хорошо. В Россию мы ездим раз в несколько лет, часто путешествуем внутри Америки и ездим в другие страны. Наши дети в первые годы жизни обычно бывают уже в десятках стран. И это самое классное — вот так взрослеть вместе с ними, путешествуя по миру и впитывая в себя всю его красоту и разнообразие.

Я не люблю понятие «родина». Родина — это не просто страна, в которой ты родился, это кусочек этой страны и ее традиций, которые в тебе живут всегда. Например, наши дети говорят на русском именно потому, что нам с мужем это важно — говорить с ними на родном для нас языке. Младшим детям мы читаем только по-русски: в нашем репертуаре и Чуковский, и русские народные сказки, и американская классика. Лишь недавно мы перешли на английский со старшей дочерью Лизой, она быстро подхватила — читать самой на русском ей пока достаточно сложно, а вот на английском у нее с легкостью улетают несколько толстых книг в неделю.

Лизе нравятся разные произведения: от детской истории о Гарри Поттере Джоан Роулинг и «Дневника слабака» Джеффа Кинни до классического «Таинственного сада» Фрэнсис Бернетт и «Маленьких женщин» Луизы Олкотт. Для наших детей родным языком будет английский, они всегда будут ощущать себя больше американцами, чем русскими, но что-то русское в них будет всегда.

7. Мы с мужем не помогаем друг другу, мы просто растим вместе детей. Я не люблю вопрос «А муж тебе помогает с детьми?». Мой муж не мой помощник, он папа наших детей, и мы вместе их растим. Никакие обязанности у нас не расписаны, мы просто действуем по ситуации. Если сегодня у мужа больше свободного времени и сил, то он отвозит детей куда нужно, готовит еду или стирает белье. Если у меня есть время и силы, этим занимаюсь я.

Я большой сторонник того, чтобы папы наравне с мамами проводили много времени с детьми. Да, всегда кажется, особенно с младенцами, что ты искупаешь ребенка лучше, подгузник поменяешь лучше, покормишь лучше, но нужно понимать, что если папе не дать возможности попробовать сделать все это самому без вашего присутствия рядом и надзирательства, то он так и будет все делать «хуже» вас. А когда есть практика, папы быстро всему учатся и при этом сильно укрепляют связь с ребенком. До сих пор помню гордые и счастливые глаза моего мужа, когда он впервые сам укачал ночью нашего первого ребенка.

8. Не существует понятия «идеальная мама». Кормишь ребенка до шести месяцев — слишком мало, до двух лет — слишком долго; сидишь дома с ребенком — лентяйка, работаешь в офисе — карьеристка. Каждый ребенок и каждая мама уникальны, и, что самое главное, уникальна связь между ними. Попытки как-то скорректировать эту связь и превратиться в «идеальную маму», не основываясь на своей интуиции и желаниях ребенка, а полагаясь на мнение общества и копируя действия других мам, приводят к тому, что мы разрушаем уникальную связь с ребенком. Создаем что-то чуждое как ему, так и нам.

Говорить о том, хорошая вы мама для вашего ребенка или нет, так же абсурдно, как спросить: «А хорош ли ваш ребенок для вас?» Все мамы скажут, что их ребенок самый лучший на свете и они никогда ни за какие сокровища мира не захотят его поменять на другого, который «получше». Так вот, для вашего ребенка вы тоже самая лучшая мама на свете.

©