Дети часто слышат от нас, что надо помогать слабым, что надо быть добрыми. Но это очень абстрактные фразы для детей, поэтому надо всё объяснять и показывать. Наш блогер, мама Ника Штольц, поделилась своими мыслями о благотворительности и о том, как её прививать детям.

Тема благотворительности — одна из сложнейших для детского восприятия. Объяснить маленькому человеку, почему он должен надломить свою конфету пополам, бывает нелегко. А если нужно купить мешочек этих самых конфет вон тому мальчику? Поэтому самые своевременные беседы о благих делах должны проводиться, сидя на горшке.

В спорах просыпается истина, в муках — совесть. Если ваш ребёнок не очень-то и рвётся проявлять сострадание, печалиться особо не о чем. Методы качественного восприятия вашего посыла ограничиваются вашей же фантазией.

Можно побольше беседовать. Главное грамотно объяснить ребёнку, зачем ему вообще вот это вот всё. Если и не нужно вовсе, то перестать насиловать детскую психику и оставить такие разговоры до лучших времён. Он ещё не созрел.

Самый логически правильный вариант — проявить сострадание самостоятельно. При таком раскладе вовлечение ребёнка в процесс пройдёт как по маслу. Ведь дети реже слушают нас, значительно чаще они на нас смотрят.

Экстремалы могут наглядно всё показать своему ребёнку и посетить одну из палаток для бездомных. Только острожно с этим, туберкулёз не дремлет.

Вышеперечисленное хорошо и понятно, как арифметика выпускнику физмата. А что если дело обстоит с точностью да наоборот, и ребёнок — прирождённый филантроп, мать Тереза в тревел-формате и вообще, посол доброй воли ООН? Не исключаю, что к этой части повествования ЧСВ родителей таких детей улетело в стратосферу.

Но рановато радоваться, господа. Если чёрствый сухарик можно самостоятельно превратить в мягкую булочку путём привития сострадания, то с вашими детьми дело обстоит куда сложнее. Особенно если ваши познания в благотворительности заканчиваются милостыней.

Читайте также:

Восьмилетняя Даша не может двигаться, говорить и самостоятельно дышать, но всё равно учится в школе

Вся трагичность ситуации заключается в том, что «неоскудевающая рука дающего» может запросто оказаться десницей Харона, подталкивающей неимущего на не самую подходящую строну. Я сейчас не о том, что переводя очередную бабушку через дорогу, вы можете не заметить надвигающийся камаз. Я о другом.

Ребёнок, от природы наделённый широкой палитрой эмоциональных оттенков, как правило, слишком доверчив. Стремление помогать окружающим выходит за все разумные рамки. Ввиду отсутствия у детей причинно-следственной связи, они просто не в силах понять, в какой момент стоит дёрнуть стоп-кран.

В одно летнее утро, едва ли отметившая десятилетие, я повстречала на своём пути молодого человека. Ему требовалась срочная помощь и почему-то он обратился именно ко мне. К тому моменту у меня уже имелся детский анатомический атлас и я прекрасно понимала, что те белые канатики, выглядывающие из зияющей дыры в его руке — это сухожилия. Разумеется, ни минуты не мешкая, отважная девочка рванула домой. Нет, не для того, чтобы спрятаться. За антисептиком и перевязочным материалом. Обработав рану как могла (читай — никак, там нужно было шить), я с чувством выполненного долга отравилась гулять дальше.

Ну конечно, уже тогда я понимала, что стоявший передо мной человек — героиновый наркоман, коих в нашем периферийном городе было бесчисленное множество. На дворе самое начало нулевых и из каждого утюга рассказывают о мерах профилактики ВИЧ. Я умная девочка и сама уже всё знаю. Ран на моих руках нет, а потому недавняя перевязках меня нисколько не смущает. А вот о других опасных болезнях мне как-то даже и не подумалось. Сейчас, глядя на эту самоотверженность с позиции мамы, я понимаю, что рехнулась бы от такой выходки ребёнка.

Невежество самих родителей ведёт детей-филантропов в бездну безразличия

В СМИ давно говорят о нищенской мафии, подмявшей под себя попрошаек более или менее крупных городов. Но «сколько раз твердили миру», а воз и ныне там. И вот уже наша рука машинально опускает звонкий червонец в эмалированную кружку попрошайки с ребёнком.

Вы знаете, сколько живут такие дети, накачанные опиатами-барбитуратами чуть более, чем полностью? От месяца до трёх. Бабушка, стоящая на паперти и вспоминающая бога, сегодня снова будет избита своими работодателями-рабовладельцами. И полиция с этим ничего не сделает. Сама пару раз вызывала стражей порядка, когда видела в метро попрошайку, с очередным спящим ребёнком. Стало быть, остановить это можем только мы.

Не лучше обстоят дела и в интернете. Бесчисленные благотворительные фонды с вероятностью 100:1 могут оказаться очередными мошенниками. Другая их часть может вести свою благую деятельность ради обналичивания денег.

Многие крупные компании своими благими делами уходят от уплаты налогов.

Что уж и говорить, если некоторые родители больных детей используют эту трагедию для собственного обогащения. С помощью хвостатым дела обстоят ещё более плачевно.

Узнав всё это во взрослом возрасте, ребёнка будет ждать неминуемое разочарование. Все эти вещи нужно узнать до вовлечения в серьёзную волонтёрскую работу, чтобы желание помогать не отпало по мере просветления. Чтобы обьяснить это ребёнку, вы сами должны разобраться в вопросе и уметь отделять зёрна от плевел. В общем, тема крайне скользкая. Я выбрала несколько организаций, в которых уверена, и рассказываю о них своим детям, активно привлекая к действиям.

Подводя итоги, хочу сказать, что развитие сострадания в детях крайне важная история. Именно им предстоит формировать картину мира в недалёкой перспективе. Мне хочется, чтобы она была более яркой, красивой и человечной. Говорите с детьми о благотворительности и сами творите благо.

Ника Штольц

©