Многие родители хотят, чтобы их дети хорошо учились. Но не знают, как сделать так, чтобы ребенок из двоечника стал отличником.

Заведующий кафедрой педагогической психологии факультета психологии образования Московского государственного психолого-педагогического университета Виктор Гуружапов дает несколько советов.

Но сначала случай из жизни:

В автобусе женщина громко разговаривала по телефону: «В понедельник сын делал уроки с папой. На следующий день принес исчерканную красным фломастером тетрадь с огромной двойкой. Папа ничего не понимает. Вчера все вместе сели за уроки. Задание – разобрать по буквам слово «друзья». Пишем слово. С другой строки – открываем скобку, пишем «р», закрываем скобку, тире, дальше – гласная, звонкая, парная, безударная… С новой строки пишем пишем «р» — гласная, звонкая, безударная… дальше – «у» — согласная, ударная… Ничего оба не понимают и не знают. Возились с 4 до самого вечера. Еле сделали…»

Наконец-то впервые российские психологи заговорили о том, что у школьников появились особые причины для плохой учёбы – например, по математике т.н. «математическая тревожность». За границей ученые говорят уже о «математической фобии». По мнению специалиста, математическая тревожность» возникает при изучении математики, перед решением задач, перед учителем математики, который может поставить плохую отметку. Считается, что математическая тревожность формируется к 4-5 классу. Пик — 9-10-й класс.

Есть исследования, что математической тревожностью страдают две трети американцев. Они избегают всего, что связано с вычислениями, цифрами, ненавидят математику…

В России ситуация иная, утверждают, что ей «больны» около 7% учащихся. Учителя считают, что, действительно: в старших классах уровень предметного содержания по математике был завышен. Сегодня требования смягчаются, ЕГЭ по математике разделен на базовый и профильный. Базовый уровень — довольно простой. Но математическая тревожность может помешать успешно сдать экзамен, но когда ее совсем нет, тоже не очень хорошо — полная самоуспокоенность чем-то сродни наплевательскому отношению к предстоящему испытанию. В результате ученик не готовится серьезно к экзамену.

Во многих престижных школах при поступлении проводилось так называемое психологическое тестирование, где ребенка могли попросить посчитать обратным счетом от 1 до 10. С виду невинная вещь. На деле — трудности с этим заданием могут говорить о «дискалькулии» — неспособности к изучению арифметики.

Виктор Гуружапов отмечает, что за десятки лет педагогической работы он встречал единицы таких детей. В большинстве случаев в 6 лет ребенок может и не владеть обратным счетом. Ничего страшного нет. Годам к 7-8 эта способность появляется почти у всех…

Главное, отмечает он, что сейчас появился интерес к изучению причин учебной неуспешности детей, чтобы учителям было легче работать с ошибками учеников, определять случаи, когда надо обратиться к дефектологу, а когда — изменить методику обучения. Потому что очень часто причины ошибок — не из области дефектологии, а из области психологии обучения.

Специалисты провели эксперимент: учителя должны были прочитать детям задачу и дать 10 секунд на размышление. И только потом требовать от них ответ. Секундомера у них не было, и как вы думаете, сколько времени они давали ученикам? Минуту? Две? Три секунды! Срабатывает привычка: надо делать все как можно быстрее. Времени на то, чтобы думать, почти нет. Такую же модель поведения перенимают и дети.

Между тем, процедура решения задачи складывается из четырех шагов. Первый — прочитать задачу, второй — осознать ее, третий — вспомнить, какой уже приобретенный опыт может пригодиться в решении, четвертый — вернуться к условиям и начать решать задачку. На все это надо время. Для простой задачи — 1- 2 минуты. Естественно, для более сложной задачи времени надо больше.

Есть много психолого-педагогических хитростей. Например, учитель может обсудить с учениками условия задачи, спросить, решали ли они раньше похожую задачу, и тому подобное. За это время даже самый медлительный ученик успеет подумать.

Другое дело, что не всегда педагоги этим пользуются. До сих пор сильна привычка «гнать программу».

Для успешной сдачи ЕГЭ, где важны не только прочные математические знания и умения, но и методическая подготовка и ее психологический аспект. Очень часто даже хорошие ученики, которые неплохо знают математику, торопятся и сразу приступают к заданиям повышенной сложности и застревают в них. А действовать надо иначе. Сначала стоит просмотреть все задачи, понять, что сможешь сделать легко и быстро, решить эти задачи, а потом уже приступать к заданиям, которые требуют повышенного внимания. Кроме того, есть определенные индивидуально-психологические особенности самоорганизации деятельности. Здесь уже нужна помощь опытного педагога или педагога-психолога.

Между тем, иностранные педагоги тоже знают проблему «неуспевающих».

В Португалии, например, ученикам, которые рискуют не сдать государственный экзамен (это в 4 и 6 классах), назначают дополнительные занятия и проводят пробные экзамены. Еще там группируются временные классы, куда собирают детей с одинаковым уровнем подготовки: учителю проще подтягивать детей с одинаковым уровнем подготовки.

Бельгия дает гранты школам, где много неблагополучных учеников, учителя получают доплаты за дополнительные занятия с ними.

Во Франции неуспевающим подросткам могут предложить помощь врача и социального педагога.

В Великобритании есть практика, когда за государственный счет оплачивается индивидуальная помощь психолога. Там эта услуга дорогая. Поэтому специальная комиссия определяет, действительно ли ученик нуждается в такой помощи. Это хороший пример взаимодействия психолого-педагогического сообщества и органов управления образованием.

В России двоечник – это головня боль и родителей, и школы. Семья бъется с домашними уроками, учителя борются с содержанием школьной программы и современными учебниками.

Знакомый учитель русского языка рассказывает: «Волосы дыбом от содержания учебников для младших классов. Ребенку предлагается найти ошибку в предложении «овца боица»… (раньше, если помните, вместо ошибок ставились многоточия и предлагалось дописать правильно). Ребенок не понимает задания, но включает визуальную память. И потом пишет всю жизнь, не сомневаясь, «стараца», «занимаца», «учица»…

©