У нас удивительное общество: сначала мы обвиняем родителей, который всё делают не так, потом — выросших детей, которые своих родителей не ценят, не любят и не уважают. Наш блогер Ксения Состина предлагает перестать судить, научиться признавать свои ошибки и нести ответственность за свои же поступки. Особенно по отношению к детям.
Иллюстрация: Shutterstock / Archv
Иллюстрация: Shutterstock / Archv

Оригинальный текст читайте на сайте mel.fm

Трудности между выросшими детьми и их родителями вызывают многостраничные обсуждения и ожесточённые споры в интернете. Как правило, сначала идёт описание «трудного детства» автора, полное разнообразных историй от смешных и надуманных до совершенно жутких. А потом приходят комментаторы. Те, кто прошёл подобное, пишут слова поддержки, выплёскивают собственную боль, рассказывают об успешной терапии. Те, кто застрял в отрицании или защищает себя иначе, возмущённо сообщают, что родители одни, любить их следует несмотря и вопреки и вообще — «они нам только добра желали». И всегда будут люди, сурово требующие: «Хватит лелеять свои детские обиды; сколько можно во всём винить родителей; что вы ноете вместо того, чтобы действовать; нашли себе оправдание» и т. п.

На мой взгляд, главная проблема этих споров в путанице терминов. Большинство использует привычное и удобное слово «вина» и почти никогда ситуации не рассматриваются с точки зрения «ответственности».

Всё, что было с человеком в детстве, — ответственность его родителей

Они принимали решения, вели себя так, а не иначе, их решения и поведение создали предпосылки для проблем конкретного ребёнка в будущем. Сам ребёнок здесь ни на что повлиять не мог. Он мог приспосабливаться, терпеть, вырабатывать стратегии и ждать, когда вырастет.

А вот то, что происходит, когда ребёнок вырос, — полностью его ответственность. Он может искать решение своих проблем, пойти на терапию, может читать и думать, а может просто обвинять и жаловаться. Это уже его выбор. Однако комментаторы, не зная, что именно делает взрослый человек со своими проблемами, сразу припечатывают его любимым «хватит обвинять родителей».

Ярким примером такой путаницы для меня стал текст известного психолога Анны Кирьяновой «На родителей часто обижаются…» В каком-то смысле это история-адвокат, выстроенная так, чтобы защитить родителей от любых вопросов и сомнений. А для ребёнка, выросшего в дисфункциональной семье запутать то, что мы и так не можем до конца понять и распутать. На примере этого текста, хочу обсудить мучительные противоречия, терзающие выросших детей. Когда в голове борется мысль «они же мои родители, я их люблю или должен любить; а если их не станет» и пр. с мыслями «за что они так со мной; что со мной не так; почему я не могу нормально с ними общаться».

1. Кричали

Пустяк? Ну подумаешь — кричали! Зато, как дальше трогательно указывается в статье, ночей не спали, в аптеку ходили. Крик, господа, бывает разный. Можно накричать от усталости и безысходности, от неумения решить возникшую проблему другими способами, от нервного срыва, от страха. И если в доме крик скорее исключение, чем правило, а родители понимают, что надо решать вопросы с помощью диалога и только иногда их заносит, после чего они могут извиниться — ни один нормальный взрослый человек на это «обижаться» не будет. Потому что в целом в семье был диалог и грамотное общение.

Но бывает другой крик: злобный и ненавидящий, не имеющий другой причины, кроме желания сорваться за свои проблемы на более слабом. И этот крик, особенно постоянный, озлобленный, возникающий по абсолютно непредсказуемым причинам, убивает любовь, уважение, рушит самооценку, растит в ребёнке тревожность, страх, неуверенность, ломает душу маленького человека. И этот крик — страшен.

Обозначать «крик», не разделяя варианты и обесценивая тяжелые переживания детей, росших в атмосфере постоянного унизительного ора, — нечестно.

Конечно, ни одному из родителей не хочется брать на себя ответственность за такой крик

Честно признать, что был настолько морально некрасив — почти невозможно. Поэтому проще создать схемы «отрицания», опять обвинить ребенка, или вовсе переложить ответственность на что и кого угодно — жену, мужа, работу, страну, политический строй, ужасные девяностые, президента и инопланетян. Только бы не признать её за собой. Хотя выбор — кричать или не кричать — лежал и лежит всегда только на самом человеке.

2. Мало внимания уделяли

Коротко и просто. Ну как можно на такое обижаться? Ведь если уделяли мало внимания, то «потому что работали, а работали для тебя же — чтобы у тебя всё было, чтобы ты ел полезное и ездил на море». То есть не подкопаешься — если ты обижен на «мало внимания» — ты не прав и, вероятно, глуп. И ещё «сам виноват» перед родителями, которые на тебя жизнь положили в трудах, аки пчела. Но давайте опять посмотрим на ситуацию в объёме.

Для каждого ребёнка ценно время, проводимое с родителями: игры, прогулки, поездки, общение. В сутках 24 часа. И только сам человек решает, куда и как он их потратит. Родитель сам составляет свой график, чтобы, имея хотя бы один свободный вечер в неделю, всегда выбирать ребёнка или. .. дополнительную работу, телевизор, пиво. И если ребёнок постоянно в детском саду, на продлёнке, у бабушек, в лагере при двух по нормальному графику работающих родителях, при отсутствии семейных форс-мажоров, то рано или поздно выросший ребёнок задаст вопрос: «А зачем меня вообще родили? Чтобы меня растили бабушки и воспитатели? Чем руководствовались мама и папа? Традициями и мнением окружающих, мол, поженились и надо родить ребенка?»

И невозможно обмануть уже выросшего ребенка, который (если вырос человек умный) может отличить реально тяжелый и почти беспрерывный труд на благо семьи именно потому что «выбора не было» от своей вечной ссылки к бабушке потому, что «мама устраивала личную жизнь» (и не надо говорить, что это редкость) или потому что родители хотели спокойно отдохнуть на выходных, в отпуске, по вечерам.

Потом этот выросший ребёнок будет всю жизнь ощущать свою ненужность, непонятность присутствия в этом мире, страх обратить на себя внимание, потому что не очень понимает, что он вообще имеет хоть какую-то ценность и значение.

Если уж маме и папе до него вечно не было дела, то как можно ждать этого от чужих людей? Это серьёзная проблема и ответственность родителя, которую большинство не захочет признать и умело спрячется за словами о «работе, чтобы у тебя всё было».

3. Давали подзатыльники

Между делом упростили и обесценили домашнее насилие. По затылку ударили — пустяк, ерунда, царапина. Не он первый, не он последний. Переживёт, из лучших же побуждений. Подрастёт — спасибо скажет.

Здесь та же ситуация что с криком: если было раз или два в безусловно стрессовой и невероятной для обыденности ситуации, если потом извинились и сказали ребёнку, что какая бы ни была ситуация — никто не смеет поднимать на тебя руку — на такие вещи не «обидится» никогда ни один здравомыслящий, психологически выросший человек. Потому что родитель уже взял на себя ответственность за свой поступок, извинился и дал ребёнку нормальный алгоритм реакции на событие.

А если подзатыльники (и не только) летят по поводу и без, если насилие стало нормой в семье?

Если нет диалога, цивилизованных способов решения проблем, умения уважать чужое мнение? Чего потом хотят такие родители? Благодарности, любви и уважения? Потому что «бил», зато «ночи не спал, кусок получше отдавал, в аптеку бегал»? Нет. Нельзя такими передёргиваниями оправдывать скотство. А поднимать руку на ребёнка по-простому называется скотство. И никакие аптеки и бессонные ночи не являются оправданием или компенсацией побоев. Это вообще не ставится рядом. Мухи отдельно, котлеты отдельно. В данном случае — физическое насилие, применяемое регулярно или изредка, но при этом оправдываемое родителями — однозначное зло.

Здесь есть только один выход — взять на себя ответственность, честно признать, что творили зло или потакали злу, не идя на защиту своего ребёнка. Признать и постараться исправить то, что ещё можно. В жизни своего ребёнка, в вашей семье, в душе. А не прикрываться фиговым листком «покупания новых башмачков».

4. Не купили игрушку

Здесь очередное передёргивание, чтобы показать как «глупы» эти детские обиды. В таком виде, безусловно, глупы и наивны. И любой умный и (снова повторюсь) психологически взрослый человек никогда не будет обвинять в таком родителей. Так что — просто специально вписанный в перечисление пустяк, чтобы обесценить действительно важные переживания.

5. Выясняли отношения между собой

Все знают и всегда знали, как родительские ссоры влияют на детей. В семье, где постоянно происходят ссоры или папа и мама вечно играют в молчанку, расти тяжело, у этого есть последствия. И это снова территория родителей, которая опять-таки не компенсируется заботой в других сферах. И такая ситуация требует честного признания своего неумения выстроить грамотные отношения и принятие на себя ответственности за то, каким образом вы коммуницировали в семье и что усвоил из этого ваш ребенок.

Будет ли он в будущем манипулятором, пассивно-агрессивным, замкнутым, наглым или будет способен выстраивать грамотные коммуникации на равных — зависит от того, что он впитал в семье. Ваша ответственность огромна. Возьмите уже её на себя и признайте, что были несовершенны, общались, как умели и не слишком грамотно, и тогда у вашего выросшего ребёнка появится шанс откинуть установки, которые он считает единственно возможными.

Конечно, взрослый психологически человек может и сам пересмотреть семейные установки, но это требует большой душевной работы

И если он это сделал, душевно вырос, изменился — удивляться или обижаться что такой ребёнок испытывает трудности в общении с родителями — странно. Он живёт в другом мире, где разговаривают честно и открыто, не используют манипуляции и пассивную агрессию и дело не в обидах, а в разных уровнях душевной жизни. Причём, подниматься к нему придётся родителям, и получится это только в том случае, если родители признают свои ошибки, решат их исправить и изменить свои схемы общения. Впрочем, чаще всего родители занимают инфантильную позицию, пытаясь спрятать проблемы за нарядным фасадом фраз про «невероятную родительскую любовь», которой, похоже, по неведомым причинам, должно прощаться всё.

6. И последнее: мало любили

Как повернётся язык сказать такое маме и папе, если нам веками вбивали в голову аксиому о святости родительской любви? Помните эту фразу: «Умрут и тогда поймете, мало они вас любили или безмерно»? Но мне кажется, что это либо очевидно при жизни либо нет. И смерть тут ничего кардинально не меняет. А сама подача снова льёт бальзам на сердца родителей и «напоминает глупым и неблагодарным детям»: вот мама и папа, скромные, всю жизнь в работе, всё для детей, которые не ценили, не понимали, не видели. Вот родителей не стало и тут-то дети возрыдали, всё поняли, а было поздно и никогда уже они не скажут, как бесценны были мама и папа. Похоже на мечты инфантильного подростка из серии «меня никто не любит, а умру и будут плакать и все поймут».

В истинной семье люди ценят друг друга и говорят об этом всегда, потому что это их реальность, они живут в мире, где есть любовь и благодарность. А если это не так — значит, есть проблемы и их можно и нужно решать.

Или можно ждать, пока умрёшь. И дети поймут. Правда, не уверена, поймут ли?

Чаще всего в нашем мире слово «любовь» давно и успешно подменено словом «долг». Ведь всё, что заставляет недолюбленных мам и пап ронять скупые слёзы, — «отдавали лучший кусочек, тратили последние деньги на самые красивые башмачки, бегали за лекарством в ночную аптеку и спали на коврике. Или не спали, когда мы орали и болели» — вообще-то обыкновенная родительская норма, которая к любви не имеет ровно никакого отношения. Потому что когда мужчина и женщина приняли решение родить ребенка, они автоматически взяли на себя ответственность за его здоровье и благополучие: сначала физическое, а потом душевное. Это был только их выбор и только их ответственность.

©