Отвечать за подростковую преступность должны в первую очередь родители
Фото: Photographee.eu/shutterstock.com

Уровень ответственности матерей и отцов за проступки детей должен быть повышен с административной до уголовной. Эта мера может помочь нам навести порядок в школах, снизить привлекательность разнообразных «А.У.Е» и, главное, вернуть родителей к их основной обязанности — добросовестному воспитанию детей

Автор:
Мельников Михаил

Российские школы получили новые методические рекомендации от структур министерства просвещения. Это занудное начало могло бы предварять проходную, бессодержательную новость, если бы не тематика этих рекомендаций. Чиновники и методисты из Центра защиты прав и интересов детей решили научить педагогов правильно выявлять подростков, склонных к агрессивному поведению, а заодно порекомендовали направлять их энергию на социально полезные цели.

В учительской среде это письмо вызвало, мягко говоря, недоумение. Людей, всю жизнь отдавших как раз попыткам — часто успешным! — обуздать, социализировать трудных подростков, вдруг начали учить азам люди, большинство из которых вообще не имеет реального педагогического опыта. В Центре защиты прав и интересов детей полагают, что таким образом создают «ресурсную базу для родителей и педагогов в обеспечении психологической безопасности детей», не без иронии цитируют чиновников «Известия».

Фото: Monkey Business Images/shutterstock.com

Теоретически работу по выявлению и социализации агрессоров должны выполнять штатные психологи, но они есть далеко не в каждой школе. А главное, что может сделать 25-летняя недавняя выпускница соответствующего факультета педвуза (об уровне этих выпускников нам недавно пришлось поговорить отдельно) в школе, где три параллели 5–9 классов и две параллели 10-11 классов, общим числом почти 500 человек? Причем любой из этих 500 лбов обоих полов может послать уважаемого психолога очень далеко, и ничего ему не будет? Какая «ресурсная база в обеспечении» поможет этому человеку качественно выполнять свою работу?

«Анализ криминологической обстановки»

Вымогательство денег, мелкие кражи, дворовые грабежи, периодические избиения становятся нормой подростковой, а порой и детской жизни, в первую очередь потому, что у школы нет юридических возможностей, у родителей — времени, а у разжиревшей полиции — желания расследовать такие преступления и наказывать виновных. Инспекторы по делам несовершеннолетних не более эффективны, чем школьные психологи. Роскомнадзор, отвечающий за чистоту интернет-пространства, занят охотой за Telegram, а сотрудники «центров Э» ищут легкую добычу в «ВКонтакте». Персональную ответственность за подростковую преступность не несет ни один человек в России. И даже если будет создана соответствующая структура, она очень быстро погрязнет в бюрократии и мздоимстве.

Решимость заболтать проблему на чиновничьих совещаниях стала особенно очевидной еще раньше, после создания межведомственной группы по профилактике преступности среди подростков. Туда пошли представители министерства просвещения (на момент создания группы — Минобрнауки), министерства внутренних дел, Федеральной службы исполнения наказаний и разнообразные эксперты. Одним из первых дел они постановили «провести по всей России анализ криминологической обстановки в среде несовершеннолетних».

Мы готовы помочь уважаемым экспертам, а заодно сэкономить народные деньги. Ведь проведение анализа наверняка выставят на тендер за много десятков миллионов рублей, подряд по стартовой цене выиграет единственный поставщик, который примерно через год сообщит о том, что «криминологическая обстановка в среде несовершеннолетних» — так себе.

Если нужно охарактеризовать современную обстановку в школах и вокруг них одним цензурным словом, то этим словом будет «насилие». И на тендеры у нас нет времени: пока взрослые дяди делят доходы, жертв насилия становится все больше и больше.

Фото: 271 EAK MOTO/shutterstock.com

Новообразованное Минпросвещения, равно как и все его предыдущие ипостаси, заведомо не может решить проблему подростковой конфликтности, агрессии и в конечном итоге преступности. Подчиненные Ольги Васильевой своим смехотворным письмом попытались сымитировать работу, но в результате лишь потеряли еще частичку своего невеликого авторитета. Все, что написано в их инструкции, умный учитель знает и сам, а остальные… Остальные просто не нужны.

Если депутаты и чиновники впрямь хотят принести пользу в этом вопросе, рекомендуем им вместо идиотского запрета демонстрации курения на телевидении запретить там прямую и косвенную пропаганду «уголовной романтики». А заодно и самим завязать с приблатненной лексикой и проявлениями бытовой агрессии.

А не ответить ли за сына?

Кажется, в Минпросвещения поддерживают перекладывание ответственности за детскую преступность на учебные заведения. Между тем это противоречит традициям всех народов России. Русские, татары, дагестанцы, другие поволжские, кавказские, сибирские, северные нации и народности привыкли ставить во главу угла семью, а не общественные и государственные учреждения.

Проблема подростковой агрессивности должна решаться в несколько этапов. И первым из них должна стать защита жертв — безмолвного, запуганного малолетними бандитами большинства российских учеников.

Это должно осуществляться в первую очередь через давление на тех, кто, согласно 12-й главе Семейного кодекса, обязан контролировать поведение подростков, — на родителей. Ст. 63 ч. 1:

Родители (…) обязаны воспитывать своих детей. Родители несут ответственность за воспитание и развитие своих детей.

Россия страдает от родительской безнаказанности. Что бы ни натворил ребенок, родителям ничто страшнее штрафа не угрожает. Отец за сына больше не отвечает.

Поэтому нам нужны поправки в Семейный, Административный и Уголовный кодексы, резко ужесточающие ответственность родителей и опекунов за поступки их детей и подопечных.

Если подросток совершил преступление, на скамье подсудимых вместе с ним должны быть его родители. И наказанием для них станет не штраф. Ведь чаще всего это так называемые неблагополучные семьи, и осуди их на выплату хоть 50 тысяч, хоть 50 миллионов — ничего не изменится.

Фото: New Africa/shutterstock.com

Обязательные работы, исправительные работы, условные сроки, в исключительных случаях отбывание наказания в колонии-поселении — вот разумные и, подчеркнем, гуманные меры наказания для родителей малолетних преступников. Вот угроза, которая заставит их обращать больше внимания на поведение детей, на их общение в социальных сетях, на жалобы учителей и соседей.

Возможная критика

Безусловно, господа правозащитники немедленно нарисуют портрет замученной хлопотами разведенной матери, которая не успевает работать и воспитывать детей, у которой бывший муж бегает от алиментов — и ей, бедняжке, еще и уголовное наказание, если дитятко кого-нибудь нечаянно убьет по обкурке?

Что ж, аргумент серьезный, поэтому имеет смысл в равной степени распространить возможное наказание на обоих родителей малолетнего преступника, независимо от того, насколько давно они не живут вместе. Есть родительские права, из которых прямо следуют родительские обязанности. Процедуры добровольного отказа от родительских прав в российском законодательстве, к слову, не существует.

Добавим, что поскольку «Лишение родительских прав не освобождает родителей от обязанности содержать своего ребенка» (ст. 71, п. 2), вполне можно продолжить, что даже такие родители не освобождены от ответственности за поступки своего ребенка.

Думается, угроза уголовного преследования в случае проступков брошенного ребенка — неплохой стимул для отца (реже матери) как-то участвовать в его жизни. И, возможно, лишний раз побороться за опеку над ребенком, если оставшийся с ним родитель махнул рукой на воспитание. А там, глядишь, и разводов станет поменьше.

Другие правозащитники немедленно расскажут про возможные злоупотребления. Может ли случиться такое? Конечно. Нет ничего проще, чем подбросить ребенку пакетик с наркотиком, чтобы надавить на родителей — например, бизнесменов и оппозиционеров. Но это не недостаток нашего предложения, это констатация существенной коррумпированности правоохранительных органов. Очистите полицию — не будет злоупотреблений и в ювенальном правоприменении. К слову, это звенья одной цепи. Ведь дети-агрессоры, которым удалось избежать колонии для несовершеннолетних, после школы обычно идут в армию, а оттуда чаще всего как раз в подразделения полиции и Национальной гвардии.

* * *

Мы не можем ждать повышения нравственности общества, мы должны повысить ее сами. Даже если ради этого под угрозой уголовного преследования придется отвлечь мамочек от Instagram, а папочек — от порносайтов и пива.

Переживут.

©