Почему русские войска на Украине: 16 понятных ответов для детейФОТО: ZAMIR USMANOV / GLOBALLOOKPRESS
МИХАИЛ ТЮРЕНКОВ

Происходящее сегодня на Украине несложно понять людям среднего и старшего поколения, родившимся и выросшим в одной большой стране и прекрасно помнящим рассказы отцов и дедов о Великой Отечественной войне. Но как разъяснить смысл русской спецоперации Z одноимённому поколению «зумеров», живущих в VR-реальности и для которых популярные тиктокеры – куда больший авторитет, чем школьный учитель истории (о родителях умолчим)? Давайте разбираться.

Родителям сегодняшних подростков нет смысла подробно рассказывать, в чём сложность общения с представителями поколения Z. Не заставшие «лихие 1990-е», они не стали детьми самых «страшных лет России» новейшего времени, но именно поэтому воспринимают сегодняшние события на Украине совсем иначе, нежели те, кому за 40. Чем те, кто помнит события первой и второй чеченских войн и даже кровавые события в Москве 1993 года, когда вся Россия была на грани гражданской войны.

У автора этих строк, чьи старшие дети не так давно вступили в тинейджерский возраст наконец появился свой опыт общения на столь сложную тему. Опыт непростой, поскольку, как в анекдоте о политологах, «объяснить-то я и сам могу, а вот понять…» – а ведь для того, чтобы грамотно объяснить, нужно в первую очередь понять самому. Далее приведу литературно обработанную домашнюю беседу за вечерним чаем, точнее компотом. Когда не просто самому удалось оторвать своих отпрысков от гаджетов, но они сами изъявили желание «поговорить об этом».

Русский на основе украинского?

А началось всё с… украинского блогера Ивангая. Говорят, очень популярного и в России. Буквально на днях в Сети широко разошёлся его стрим, где этот парень оправдывается за то, что говорит по-русски. В том числе утверждая, что «русский язык изобретён на основе украинского». Пятнадцатилетняя дочка возмутилась:

– Пап, что за чушь он несёт?

– Ну, не совсем чушь. На самом деле – это наш общий язык, как русских, так и украинцев, которые тоже… русские. Если на уроках истории не зевала, то о Древней Руси наверняка помнишь. Вот только сегодня на Украине выдумали, что это была только «Киевская Русь – Украина», где говорили по-древнеукраински. Хотя на самом деле была и Новгородская Русь, и Владимирская… Но всё это были части одной Руси, населённой русскими людьми и говорившими на русском языке.

– Древнерусском?

– Конечно. Только наши предки не считали себя «древними». А вот русскими (или «русинами», по-книжному – «русичами») – считали. Причём и в Великом Новгороде, и во Владимире, и в Полоцке, и в Киеве, и намного западнее, в том числе в землях, находящихся сегодня не только на Украине, но и в Словакии и Польше.

– Но украинский-то совсем другой язык, смешной и непонятный!

– Ну, не совсем другой. Основа-то, действительно, одна, древнерусская. А то, что смешной и непонятный, так это потому, что его во многом смешали с тем же польским языком. И не только. Причём специально, искусственно. Лишь бы как можно меньше был похож на русский. Хотя именно русский литературный язык для нас – общий. Когда Пушкина переводят на украинский – это, действительно, нелепо и смешно. Или того же Гоголя, который писал по-русски, но используя много украинских (тогда их называли малороссийскими) слов. Да даже столь любимый на Украине Тарас Шевченко больше писал по-русски, а не по-украински.

– А почему же Ивангай оправдывается?

– Да потому, что русский (или, как они его часто называют, «российский») язык на Украине практически запретили. Несмотря на то что больше половины украинцев говорят либо по-русски, либо на «суржике», то есть смеси русского и украинского языков. А в Донбассе по-украински вообще почти никто не говорит…

Тут перебил двенадцатилетний сын:

– И поэтому там сейчас война?

– Стоп. Если хочешь поговорить о войне и о спецоперации, то давай допьём компот и поговорим подробно.

Война не началась, война заканчивается

– Ну а что, нельзя было договориться? Зачем войну-то начинать?

– Договориться пытались долго. Восемь лет. И война началась не сейчас, а восемь лет назад. И да, во многом именно из-за русского языка. На Украине тогда произошёл переворот, свергли законного президента Януковича. Он действительно многим не нравился. И этим воспользовались украинские националисты, которые и пришли к власти.

– Националисты – это ведь как немецкие фашисты, да?

– Почти. Не все из них восхваляют Гитлера, но все – украинского националиста Бандеру, который помогал гитлеровцам.

– Это поэтому «бандеровцы»?

– Да. И именно эти бандеровцы ненавидят Россию и всё русское. А потому Донбасс, который всегда говорил по-русски и не хотел разрывать с Россией, они тоже ненавидели. И поэтому весной 2014 года, когда власть на Украине захватили эти самые бандеровцы, то они захотели установить свои нацистские порядки и в русском Крыму, и в русском Донбассе. Но Крым тогда удалось воссоединить с Россией мирно, бескровно, а в Донбассе началась война. И развязали её не в России, а в столице Украины, в Киеве. Но не только в Киеве: Украина не является независимой, все эти годы её контролируют США и возглавляемый американцами военный блок НАТО, направленный специально против России.

– А Украина разве входит в НАТО?

– Нет, но Запад, несмотря на то что, когда развалился СССР, пообещал России не принимать в НАТО бывшие советские республики, нас обманул. Сначала принял в антироссийский военный блок страны Прибалтики, а потом пообещал принять Украину и Грузию. То есть американские ракеты разместили бы у самой границы Украины с Россией, и долететь до Москвы они могли бы за четыре минуты.

– Расскажи про ДНР и ЛНР. Почему мы за них воюем?

– Это Донецкая и Луганская народные республики, которые жители русского Донбасса, Донецкой и Луганской областей, провозгласили после бандеровского националистического переворота весной 2014 года, потому что не хотели жить в стране, где русских притесняют, а русский язык запрещают. Кстати, эти земли присоединил к Украине в начале 1920-х годов глава коммунистов Владимир Ленин.

– И его памятники разрушают на Украине?

– Точно! Хотя должны бы быть ему благодарными. Это под его руководством создали Украину как отдельную советскую республику. И это Ленин приказал присоединить к Украине многие русские земли, в том числе Донбасс. Хотя Донбасс всегда хотел быть в составе России.

– А почему мы не присоединили его, как Крым?

– Крым удалось воссоединить с Россией мирно, а с Донбассом получилось сложнее. Конечно, и в 2014 году можно было начать спецоперацию по принуждению украинских националистов к миру, но в России надеялись на возможности переговоров. И неоднократно их проводили, но ни одну из договорённостей новые власти Украины не соблюли. Почти каждый день обстреливали Донбасс, где постоянно погибали мирные жители, в том числе дети. Только за то, что эти люди хотели жить не по правилам украинских националистов, а по-русски.

– На Западе этого не видели, что ли?

– Не просто делали вид, что не видели, а постоянно обвиняли в происходящем Россию. И накачивали украинских националистов оружием. Против нас же вводили санкции, постоянно вели информационную войну, делая так, чтобы простые европейцы и американцы относились к нашей стране как главному злу на планете. То есть, как говорится, вели гибридную войну. Но все эти восемь лет Россия выступала как миротворец. Помогала республикам Донбасса гуманитарно, но до последнего признавала их частью Украины в надежде, что Украина прекратит агрессию и сядет за стол переговоров. Ну и, конечно, все эти годы мы старались обезопасить себя от западных санкций: развивали свои собственные промышленность и сельское хозяйство, которые восемь лет назад ещё очень сильно зависели от Запада.

– Ну а сейчас-то что случилось?

– У каждой большой страны есть своя разведка. И вот наша разведка выяснила, что украинские власти приняли решение напасть не только на республики Донбасса, но и на саму Россию. Под западным руководством на Украине разрабатывалось страшное биологическое и ядерное оружие. В итоге руками украинских националистов могла быть развязана самая страшная война за всю историю человечества. Война, которая не нужна ни русским, ни украинцам, по сути, одному народу, искусственно разделённому тем же Западом. А вот тем же американцам такая война была бы очень выгодной.

– Так в итоге же война всё-таки началась!

– Нет, ребята, в итоге она сейчас заканчивается. Наша русская спецоперация на Украине – это не начало войны, а её конец. Знаете, какие у нас главные цели? Два непростых слова: демилитаризация и денацификация. Объясню, что это. Как я уже сказал, Запад накачивал Украину оружием, сделав её одной из самых опасных стран на планете. Мы же её сейчас разоружаем. Как полицейские выбивают нож из рук пьяного хулигана. А денацификация – это уничтожение неонацистских бандеровских группировок, которых, к сожалению, на Украине очень много. И Русская армия – это армия-освободительница, которая освобождает все народы Украины от неонацистов.

Что с того?

– А что будет после того, как война закончится?

– Всё просто. Будет мир. Русский мир во всём мире. Шучу. На самом деле мир должен быть многополярным, то есть ни одна из больших стран не имеет права навязывать всем свои порядки. Ни США, ни Россия, ни Китай… И именно ради этого мы сейчас освобождаем Украину, чтобы потом наш братский украинский народ, не под давлением западной пропаганды или собственных неонацистов, сам принял решение, как он будет жить. Крым и Донбасс, ранее насильно присоединённые к Украине, этот выбор уже сделали.

Что же касается России, то она уже показала всему миру: мы сильные и независимые. И готовые постоять за свою правду. За наши традиционные ценности, которые передавались из поколения в поколение. Ведь русские – это не только мы с вами, те, кто живёт сегодня, но и миллиарды наших предков, прадедушек, прабабушек и пра-пра-пра… и ещё много-много раз «пра». Перед ними мы тоже отвечаем за Россию. Как и перед теми, кто ещё не родился, вашими детьми и внуками. Вот поэтому-то без спецоперации было не обойтись.

©

Прочитайте также это:


Сохранить и поделиться: