Полная Норвегия? Пример одной страны, летящей в адАВТОР/ OKSANA MISINA ФОТО: SHUTTERSTOCK.COM
ИГОРЬ ПШЕНИЧНИКОВ

Норвегия даёт фору всему миру в утверждении «гендерной свободы». Содомия там уже официально признана нормой. Но потомки викингов идут ещё дальше. В стране делается всё, чтобы узаконить педофилию. Для подкрепления «тенденции» в ход пошло «научное обоснование» того, будто отвратительное и преступное сексуальное влечение к детям – это норма.

«Любовь» без границ

Когда в середине 90-х я начинал свою многолетнюю корреспондентскую работу в Норвегии, я открывал для себя весьма странные для русского человека обычаи современных норвежцев. Мне, в силу профессиональных обязанностей, пришлось окунуться в дух норвежского общества, который оказался зловонным и отвратительным. Помнится, как на одной вечеринке, устроенной  моими новыми норвежскими знакомыми, один из гостей, невзирая на присутствие моей супруги, совершенно открыто делал мне предложение «поближе узнать друг друга» и пытался показать, какой он «ласковый». Я ловко уворачивался, полагая, что другие норвежские гости оградят меня от этих приставаний. Но они относились к этим «ухаживаниям» и «знакам внимания» в мой адрес совершенно спокойно, будто речь шла о деловой беседе. Заранее видя вопрос в глазах читателей, отвечу: всё закончилось без эксцессов, мы с супругой сбежали по-английски. Но с того момента я стал более тщательно сортировать свои знакомства в «стране фьордов»…

Уже тогда содомия в Норвегии признавалась если не нормой, то близкой к норме формой отношений между людьми. Однако к концу 90-х – началу нулевых публичная пропаганда содомии росла как снежный ком. Предметом общенациональной дискуссии стал, например, вопрос о том, могут ли гомосексуалисты быть служителями церкви. Ведущая газета Aftenposten регулярно публиковала мнения сторон, однако между строк явно читалось отдаваемое извращенцам предпочтение. Церковное сообщество тогда разделилось пополам с небольшим перевесом в пользу традиционалистов. Но последние не устояли. Дальше – больше. Под предлогом «равенства гендеров, которое должно присутствовать и в церкви», в 2016 году Норвежская лютеранская церковь приняла «историческое решение венчать однополые браки». Обращаю внимание, что речь не идёт о светском обществе, к тому моменту государство уже давно узаконило гомосексуальные «браки». Речь идёт об организации, которая называет себя «христианской церковью».

Где пропадают дети? 

Прошло немного лет, и сегодня Норвегия уже со скоростью локомотива несётся ещё дальше, в «светлое будущее», где педофилия будет считаться также нормой, как и уже обычная для норвежцев содомия. Всё началось в 2016 году, когда норвежские власти обнародовали информацию, о которой все знали неофициально. Полиция города Берген сообщила о раскрытии в стране широкой подпольной сети педофилов. Эта информация и ажиотаж так же быстро сошли на нет, как и ярко вспыхнули. Почему вообще полиция об этом заговорила? Дело в том, что ранее эта информация всплыла в США. Американские спецслужбы имели отношение к разоблачению подпольной норвежской педофильной сети, объединённой в закрытой части интернета, известной как Darknet. Норвежские власти просто вынуждены были как-то отреагировать.

Простых норвежцев это не удивило, потому что в стране действует отлаженная государством система насильственного изъятия детей из родных семей и передачи их в приёмные однополые «семьи», откуда ребёнок уже практически не может вернуться обратно. Все в Норвегии сразу увидели прямую связь между «неожиданно» вскрытой подпольной сетью педофилов и государственной системой насильственного отъёма детей.  

Как действует эта система? В Норвегии существует государственная Служба опеки над детьми, широко известная в мире по своему норвежскому названию Barnevern. В её декларируемую задачу входит защита детей от всякого насилия и несправедливости, в том числе и со стороны родителей. Причинами изъятия ребёнка из семьи может быть то, что родители заставляют его делать домашние уроки, наводить порядок в своей комнате или то, что водят его в церковь. Это в Норвегии называется насильственной «индоктринацией». Далее Barnevern передаёт изъятого ребёнка в один из многочисленных частных детских домов, которые получают огромное госфинансирование. Это процветающий бизнес. А уже из этих частных детдомов при поддержке той же Barnevern ребёнка передают в содомитскую семью. В норвежской прессе публикуются отчёты Barnevern об «успешном» усыновлении детдомовских детей однополыми «семьями». Причём, как писала Aftenposten, именно таким «семьям» служба опеки предпочитает передавать маленьких норвежцев на «усыновление». Что происходит дальше с ребёнком – догадаться нетрудно.

Власти Норвегии буквально насаждают в стране содомитский дух. И внешне кажется, что извращенцы в Норвегии на каждом шагу. Но в стране есть ещё нормальные люди, и их много. Но немногие из них осмеливаются сказать правду о происходящем, потому что это означает пойти против диктаторского мейнстрима. Недавно на сайте ведущей норвежской телерадиокампании NRK было опубликовано мнение учителя одной из столичных школ Андерса Норенга (Anders Noreng), который резко раскритиковал распоряжение городского совета по образованию об участии школьников в гей-параде. Он не побоялся сказать, что ему «могут запретить преподавать, потому что он не поддерживает такие парады». 

Научно «обосновано»

Итак, все в Норвегии, по крайней мере внешне, приняли содомию как норму. Теперь населению Норвегии прививается мысль о том, что педофилия – это тоже норма. В ход пущены изощрённые методы пропаганды, один из которых – подведение «научной базы» под это преступление перед детьми. И занимаются этим высшие учебные заведения и научные центры, имеющие высокий авторитет в международной научной среде.

Среди них – университет Осло, который на самом деле известен своими выдающимися специалистами в области, например, русистики. До своей кончины в 2008 году в университете норвежской столицы работал Гейр Хьетсо – филолог с мировым именем, профессор русской литературы, переводчик Толстого и многих других русских писателей, один из самых известных знатоков творчества Шолохова. Мне довелось быть с знакомым с Хьетсо, и я свидетельствую, что не каждый русский прочитал столько произведений русской литературы, сколько их перевёл на свой родной язык этот выдающийся норвежец.

И вот на фоне таких авторитетов, которые сделают честь любому научному центру и которые как бы транслируют свой авторитет всем своим университетским коллегам, в университете Осло работает некий «профессор» Уле Мартин Муэн (Ole Martin Moen). Он «научно доказывает нормальность педофилии», его «изыскания» публикуются в научном издании университета Осло.

Муэн особенно прогремел в 2015 году, когда опубликовал «научную работу» «Этика педофилии» (The Ethics of Pedophilia). Эта статья затем была переиздана в 2018 году в учебнике известного западного издательства Palgrave – «Справочник по философии и публичной политике» (The Palgrave Handbook of Philosophy and Public Policy), который широко доступен в университетах по всему миру.

В данной работе, – пишет Муэн в аннотации к своей статье, – утверждается, что педофилия плоха только потому и только в той мере, в какой она причиняет вред детям, и что сама педофилия, а также педофильные выражения и практики, не причиняющие вреда детям, морально приемлемы.

Муэн подробно излагает аргументы за и против «секса взрослых с детьми», прежде чем в конечном итоге прийти к выводу, что «секс между взрослыми и детьми категорически не очень вреден». Он защищает педофилию «как врождённую сексуальную ориентацию», сравнивая желание сексуального насилия над детьми с гомосексуализмом. Муэн также утверждает, что педофилов, не подвергающих детей сексуальному насилию, следует «хвалить» за их «замечательную силу воли», и говорит, что осуждение педофилов за их влечение следует считать «несправедливым».

Не удивительно, что этот персонаж подвёл также «научную основу» под «необходимость проституции» в статье «Вредна ли проституция?» («Is prostitution harmful?», опубликовано в британском Journal of Medical Ethics, 2014 год).

Распространённый аргумент против проституции гласит, что продажа секса вредна, потому что она предполагает продажу чего-то глубоко личного и эмоционального. Однако всё больше и больше из нас считают, что сексуальные контакты не обязательно должны быть глубоко личными и эмоциональными, чтобы быть приемлемыми – мы верим в приемлемость случайного секса. … Я утверждаю, что если случайный секс приемлем, то у нас мало или вообще нет причин отказываться от проституции,

– философствует Муэн.

Он же выступает как поборник трансгуманизма в статье «Аргументы в пользу крионики» («The case for cryonics», опубликовано в Journal of Medical Ethics, 2015 год).

Я утверждаю, что, поскольку альтернативой крионике являются захоронение или кремация и, следовательно, неизбежная, необратимая смерть, даже небольших шансов на успех может быть достаточно, чтобы сделать выбор в пользу крионики рациональным выбором,

– пишет «видящий будущее» норвежский профессор.

Всё одно к одному. Наш герой и за педофилию, и за проституцию, и за трансгуманизм. И все эти «изыскания» публикуются в солидных научных изданиях Норвегии и Великобритании. А что должен думать доверчивый обыватель, который видит мнение лжепрофессора Муэна, который является коллегой и сослуживцем настоящего профессора Хьетсо? Не обладая критическим мышлением и будучи в юном возрасте, в это можно поверить.

Что думают наши эксперты?

Кандидат социологических наук Ольга Лебедь, доцент Института социальных наук 1-го МГМУ им. И.М. Сеченова, в беседе с Царьградом отметила, что появление на свет подобных «научных работ» является «политическими и идеологическими издержками» того общества, в котором существует Муэн.

Мы живем в государстве, которое поддерживает идеологией ту или иную практику,

– говорит Ольга Лебедь. Она полагает, что определяющее влияние на появление таких «учёных» оказывает государство. Если государство полагает, что это можно признавать наукой, тогда и появляются такие работы. И надо иметь в виду, говорит Ольга Лебедь, что «очень много исследований, проплаченных заинтересованными кругами», и происходит «давление на научную среду».

От политики много зависит. И те модели поведения, которые поддерживаются в политических кругах, потом распространяются и на все слои общества. Это касается гендерной и феминистской идеологии,

– утверждает социолог.  

Что с того?

Нет никакого сомнения в том, что именно норвежское государство продвигает в массы идею содомии и педофилии. Норвегия является витриной западного общества в том, что касается совращения людей. При таком развитии событий легитимизация педофилии в Норвегии является только вопросом времени. Причём недалёкого. К слову, вместе с Норвегией в авангарде слома Божественного замысла о человеке, который предусматривает только два пола – мужской и женский, – находятся также Дания, Швеция, Финляндия и Канада. Хотя, впрочем, весь коллективный Запад идёт по этому пути – в ад. И именно это лежит в основе того, почему Запад так ненавидит Россию. Мы не принимаем его сатанинских «ценностей».   

©

Прочитайте также это:


Сохранить и поделиться: