Продам ребёнка: В социальных сетях торгуют сиротами

 
Фото: majivecka / Shutterstock.com

Социальные сети в России стали площадкой для торговли детьми. Биологические матери готовы отдать новорождённых в обход законных путей — понятное дело, за определённое вознаграждение. А семьи, отчаявшиеся родить своего ребёнка, готовы купить чужого. Сколько стоит сегодня младенец в России? Кому выгоден «сиротпром»?

Автор:
Иваткина Мария

Потенциальные приёмные родители, отчаявшись стоять в официальных очередях, перекочевали в интернет. В тематических пабликах «ВКонтакте» одни пишут, что хотят отказаться от ребёнка после родов, а другие сообщают о готовности забрать младенца.

«Здравствуйте! Мамочки, у кого ПДР (предполагаемый день родов. — Прим. ред.) апрель, июнь, июль, с радостью примем малыша в свою семью. Пол неважен», — говорится в сообщении Ульяны Прокопьевны, размещённой в группе ВК «Усыновлю ребёнка!!!!!».

«Вы ещё готовы усыновить или удочерить малыша?» — отвечает под постом Надежда Кошкина.

Дальше, видимо, общение происходит в личных сообщениях. Таких групп в социальных сетях десятки. Об этом странно и дико говорить, но средняя стоимость младенца на рынке составляет от 150 до 300 тысяч рублей. Есть те, кто готов платить, есть те, кому не нужен ребёнок, но нужны деньги. Часто теневому усыновлению способствуют врачи, сотрудники опеки и региональных банков данных. Если мать отказалась от ребёнка в роддоме, то некоторые не очень добропорядочные работники за определённое вознаграждение быстро сообщают об этом заинтересованным лицам. И получается, что очередь из тех семей, кто следует правилам, движется очень медленно.

 

В России есть две очереди, которые никогда не пересекаются, говорят эксперты. Первая состоит из родителей, которые хотят взять совсем маленького ребёнка в возрасте от нуля до трёх лет. Вторая очередь состоит из сирот-подростков. Их в приёмные семьи берут куда реже, опасаясь трудностей с воспитанием уже сложившейся личности и пагубного влияния детского дома. Редко забирают также детей с различными заболеваниями. И здесь часто дело даже не в нежелании, а в том, что сотрудники детских домов и опеки отговаривают родителей от этого шага. Говорят: «Не справитесь, ребёнок умрёт, вас посадят». И часто сотрудниками движет не забота о благе подопечных, а корыстный интерес. В России развит бизнес на детских судьбах.

«Дети находятся на попечении государства, — рассказывает публицист, консультант социального центра «Попечение» Александр Гезалов. — На одного ребёнка в детском доме-интернате государство в месяц тратит порядка 300 тысяч рублей. В детских домах ребёнок обходится в 75-77 тысяч в месяц. Это и зарплата сотрудников, и надбавки, и так далее».

Чем больше детей, тем больше финансирование детских учреждений. Поэтому сиротские кадры стараются сохранять и даже поддерживать. Поддерживают за счёт изъятия детей у родителей под предлогом их неблагополучия. В год из семей в России забирают около 300 тысяч детей. Большая часть из них потом возвращается обратно, но такая ротация поддерживает детский бизнес в России. Заместитель главы Всемирного Русского Народного Собора Константин Малофеев называет эту кощунственную практику «сиротпромом».

«Важно, чтобы у нас прекратился «сиротпром», когда у нас ювенальная юстиция фактически была введена подзаконными нормативными актами внутри правительства Медведева, — отмечает Константин Малофеев. — У нас социальное сиротство выросло за время существования этого правительства. А выросло оно потому, что у нас без решения суда стали детей забирать из семьи. Забирать временно, но портить их на всю жизнь».

По данным на конец 2019 года, число воспитанников детских домов в России было 43 тысячи 700 человек. Много, но в 2015 году их было на 46% больше. Эта положительная динамика говорит о том, что соотечественники стали меньше бояться усыновления. Детей берут не только бесплодные семьи, но также родители, у которых уже есть свои дети. Они говорят: «Ну неужели мы не найдём ещё одну тарелку супа?» В этом простом вопросе кроется ключ к решению проблемы. Если доходы населения будут расти, то усыновлять детей станут гораздо чаще — и малышей, и подростков. И здесь, конечно, есть работа не только для государства, но также для церкви и общества.

Детские дома поддерживают за счёт изъятия детей у родителей под предлогом их неблагополучия. Фото: dimakig / Shutterstock.com

Ну и, конечно, рука помощи должна протянуться к тем матерям, которые в социальных сетях ищут покупателей для нежеланного ребёнка. Среди них есть молодые глупые девчонки, которые не могут справиться с той ситуацией, в которой оказались. Если ребёнок в нашей стране станет главной ценностью, а именно так и должно быть, то и позорный бизнес по продаже детей уйдёт в прошлое. На сегодня это всё. Берегите себя и свой кошелёк.

©