Неспроста в конце октября федеральные СМИ достали из «запасников» слова вице-премьера Татьяны Голиковой против бюджетной медицины. Можно вспомнить в этом контексте и слова президента РФ 2017 года: «Нужно подумать, какая медицинская помощь должна оказываться бесплатно, а какая – с привлечением софинансирования. Человек должен понимать свою ответственность за собственное здоровье». В Правительстве на этот счет серьезно подумали – и разработали поправки в ФЗ «Об обязательном медицинском страховании», которые вызвал протест у всех возможных оценщиков на государственном и народном уровне. Не менее скандальным оказался и переход на дистанционное обучение, в рамках которого участники рынка «образовательных услуг» начинают драть деньги с родителей школьников.

Суть ПФЗ № 1027750-7 «О внесении изменений в ФЗ «Об ОМС»» можно вкратце описать следующим образом: Правительство в лице Федерального фонда ОМС (ФОМС) берет под личный контроль распределение средств на «медуслуги» федеральных медицинских организаций – центров оказания специализированной, в том числе высокотехнологичной, помощи. Крупнейшие медучреждения страны попадают в отдельный федеральный реестр и должны будут заключать договоры в рамках финансирования по базовой программе ОМС непосредственно с Правительством – в лице ФОМС. Частные страховые медицинские организации (как и региональные фонды ОМС) теряют этот лакомый кусок «страхового пирога» – для них остается распределение средств и договоры с медицинскими учреждениями регионального уровня – в рамках территориальных программ ОМС.

Документом сокращается – в целых два раза (!) – объем средств, выделяемых страховым организациям. Постулируется, что таким образом произойдет перераспределение госфинансирования и будут поддержаны профильные федеральные медучреждения. На первый взгляд, сама концепция изменений вроде бы неплохая – наша система медстрахования не имеет аналогов в мире по числу финансовых злоупотреблений, так как включает сразу две прокладки между врачами и бюджетом – фонды ОМС и частных страховщиков. Что в итоге остается пациентам, хорошо известно: по данным исследований злополучной ВОЗ от 2000 и 2010 гг., Россия находилась на 130-м месте в мире по уровню организации данной «услуги».

Однако нелепо было бы думать, что очередная «оптимизация» нашей страховой медицины будет организована без подводных камней. Новые поправки «удивительным образом» исключают из профильного закона важнейший пункт: «медицинская организация не вправе отказать застрахованным лицам в оказании медицинской помощи в соответствии с территориальной программой обязательного медицинского страхования». До настоящего времени ответственность за отказ в оказании медпомощи пациенту должна была нести медицинская организация, а теперь налицо правовой казус – ведь никто не отменяет гарантии медпомощи каждому гражданину из ст. 41 Конституции, а также уголовную статью «Неоказание помощи больному». Кстати, в Конституции ничего не говорится про страховую медицину – исключительно про госгарантии. Есть у нас аналогичная статья и в ФЗ «Об основах охраны здоровья…», так что тут возмутились даже юристы Правового управления Госдумы.

Правовое управление в своем заключении указало и на другой момент в ПФЗ, который грозит ущемлением прав пациентов. Сегодня застрахованные по ОМС могут обратиться за медицинской помощью в любую медицинскую организацию за помощью вне зависимости от того, где это медучреждение расположено. А вносимые поправки предполагают, что отдельно взятого пациента фактически лишают законного права на выбор места лечения: ведь доступность для него федеральных клиник будет ограничена «порядком, установленным уполномоченным федеральным органом исполнительной власти». Куда дадут направление в поликлинике/больнице региона – туда и придется ехать, тут уж, как пел Высоцкий, «не до жиру».

Размер дотаций из ФОМС для федеральных медучреждений также устанавливает Правительство – то есть совершенно не исключена ситуация, когда плановый объем оказания специализированной медпомощи в том или ином медцентре будет исчерпан… и что тогда? Повторимся, конституционного права каждого на бесплатную медицину в РФ никто не отменял.

Разобравшись во всех этих деталях, с критикой на законопроект обрушились: Счетная палата, Рособрнадзор, Всероссийский союз пациентов, депутаты из условно оппозиционных единороссам фракций, медицинское и экспертное сообщество… словом, почти все, кто имеет отношение к медицине и экономике. А спикер Госдумы Вячеслав Володин и помощник министра здравоохранения Алексей Кузнецов бросились оправдываться: дескать, из ФЗ «Об ОМС» просто убрали дублирующую формулировку о недопустимости отказа пациентам в медпомощи. По мнению Володина, давно следовало принять подобный законопроект о разграничении полномочий между Федеральным фондом, контролируемым Правительством, и частными страховщиками. А в остальном – государство якобы и не думает отказываться от своих гарантий гражданам.

Однако у нас есть обоснованные сомнения в столь благих намерениях властей – особенно с учетом приведенных выше цитат о конце бесплатной медицины от президента и второго лица в Правительстве.

Еще более асоциальное и антиконституционное заявление сделал первый зампред комитета Госдумы по экономической политике Сергей Калашников , 2 ноября предложивший ликвидировать ФОМС и полностью перевести страну на платную медицину:

«Что нужно сделать? Нужно ввести нормальное личное социальное страхование, которое будет обязательным и за которое каждый человек будет платить сам. Причем линейку этих страховых случаев надо расширять < . . . > Человек должен застраховаться, если он хочет, от безработицы, от потери временной нетрудоспособности, от каких-то болезней и прочее. Но это он должен делать самостоятельно», — сообщил Калашников РИА Новости.

Стоит отметить, что СМИ, эксперты и общественники, которым не безразлично будущее страны и здоровье нации, неоднократно напоминали о порочности и неэффективности системы страховой медицины в РФ, о необходимости ее скорейшей замены на прямое бюджетное финансирование, приводя в пример западные страны – Англию, Италию, Канаду – где пациентоориентированный подход (еще его называют подходом доктора Семашко) полностью себя оправдал. На «Катюше» на эту тему аргументированно высказывался доктор медицинских наук, экс-глава Комитета по здравоохранению Санкт-Петербурга Александр Редько . Естественно, патриоты говорят о прямом бюджетном финансировании здравоохранения, а вовсе не об отмене конституционных гарантий и новых непосильных для наших граждан поборах.

Очень сомнительно, что занимающиеся прямо противоположным гайдаровские «реформаторы» ведут нас в правильном направлении – на сегодня объем недофинансирования в рамках «базовых» госпрограмм по ОМС составляет 40-50%, именно на такие порядки, по оценкам ОНФ от 2018 г., среднестатистический гражданин РФ вынужден софинансировать для себя «медицинские услуги».

Сам факт разделения медпомощи на высокоспециализированную федеральную, сконцентрированную в небольшом количестве крупных центров, и региональную — «общего порядка» — уже серьезно напрягает. В этом же ключе наш второй пример из недавнего опыта добровольно-принудительного перевода школьников и их родителей на «дистанционное обучение», которое куда больше похоже на профанацию получения образования . Вот такие сообщения начали всплывать перед учениками, которых из-за полной профнепригодности «ноу-хау» вроде МЭШ начали переводить на иные частные цифровые платформы.

дистанционное образование путин греф вшэ фрумин

Чему тут удивляться? У нас ведь образование, как и медицина, уже давно переведено в сферу услуг. Причем, частных услуг.

Официальный ответ из пресс-службы Департамента образования Москвы не заставил долго ждать:

«Добрый день. Хотели бы прояснить произошедшую единичную ситуацию. Департаментом проведена оперативная проверка.
Учителем была допущена ошибка — она дала домашнее задание детям, на платформе, имеющей ограничения по времени использования. На данном ресурсе часть заданий доступна бесплатно только с 8.00 до 16.00.

В использовании сторонней платформы не было никакой необходимости! Все материалы для домашнего задания есть на платформе «Московская электронная школа». Более того, мы ведем постоянную работу по развитию ресурса МЭШ, стараясь сделать его более интересным и удобным для учителей, родителей и учеников. С учителем проведена разъяснительная работа».

Ах, как все невинно – просто ошибка учителя, а совсем не прощупывание почвы. Как будто в департаменте не в курсе, что любая цифровая платформа – бизнес-проект, который заточен на прибыль. Плюс ко всему, в проекте Постановления Правительства о внедрении «цифровой образовательной среды» во всех школах России имеется пункт о создании платежного шлюза на ЕСИА, чтобы можно было оплачивать отдельные «образовательные услуги» после регистрации. Мы подробно рассказывали об этом в материале про ЦОС , и не остается ни малейших сомнений, что в нашем образовании намерены провести социально-экономическую сегрегацию – по той же модели, что и в медицине. Вот они, реальные плоды «цифровой трансформации» и жесткого рыночного подхода к социалке – когда на первом месте не живой человек, а личный гешефт.

РИА Катюша

©