Верховный суд под давлением общественности исключил из Проекта постановления Пленума об отобрании детей некоторые опасные нормы

Вчера, 14 ноября 2017 г. прошло заседание Пленума Верховного суда по проекту о практике разрешения споров о лишении, ограничении родительских прав, об отобрании детей. Изначально проект постановления содержал явно ювенальные нормы ( см.нашу статью: Верховный суд действует как иностранный агент ), в связи с чем общественники организовали поток народных жалоб в Верховный суд и пикетов у гос. структур . Вчера вечером выяснилось что эти усилия были не напрасными — Верховный суд учел ряд претензий.

В частности, в конечной редакции постановления Пленума была исключена одна из опаснейших норм – о возможности отобрания ребенка за «признаки насилия» — абзац 4 пункта 28. Именно данный пункт был отмечен как особо опасный в наших жалобах,направленных в Верховный суд . О недопустимости указанного положения говорил также эксперт Общественного уполномоченного на парламентских слушаниях в Совфеде 31 октября 2017 г. в присутствии представителя Верховного суда РФ.


https://www.youtube.com/watch?v=3IM119V7AKo
Норма пункта 28 могла привести к тому, что изъятия детей из семьи за «синяки, царапины, плаксивость, капризность, плохую успеваемость, смирение с происходящим» и т.п., были бы поставлены на поток, поскольку такие неадекватные «признаки насилия» последние годы стали использоваться в правоприменении благодаря прозападным методичкам. Частично суд воспринял и одну из наших претензий к пункту 16 постановления: о недопустимости лишения родительских прав за «создание препятствий в обучении». Обучение – понятие широкое. В результате норма скорректирована: лишать прав будут в случае создания препятствий в получении «общего образования», а не любого «обучения». Понятно, что простор для толкования остается, но последняя редакция лучше.

Исключено также положение о допустимости отобрания ребенка до составления акта об этом. Это предложение исходило от сенатора Елены Мизулиной.

К сожалению, не учтено хорошее предложение Минюста о том, что лишение прав при злоупотреблении родительскими правами должно происходить только в случае причинения существенного вреда ребенку. Представитель Верховного суда РФ А. Кликушин заявил: «Семейный кодекс исходит из того, что наказывать родителей надо, предупреждая проблему, то есть, например, при склонении ребенка к попрошайничеству, а не после».

С такой позицией невозможно согласиться. Именно вмешательство в семью «до того, как там что-нибудь произошло» — ключевой принцип сторонников ювенальной юстиции, который преподносится под соусом «для семьи лучше профилактика». По-другому эта ювенальная установка называется «принцип раннего вмешательства», который прямо противоречит основополагающему принципу Семейного кодекса – «недопустимости произвольного вмешательства кого-либо в дела семьи» (статья 1 СК). Надо признать, однако, что проблема заключается не только в позиции Верховного суда, но и в тексте Семейного кодекса, в котором к основаниям лишения прав прямо отнесены такие неопределенные формулировки как: «злоупотребление родительскими правами», «уклонение от выполнения обязанностей родителей», «жестокое обращение с детьми» — и все это без каких-либо пояснений. Поэтому менять надо в первую очередь Семейный кодекс.

И еще один момент, на который следует обратить внимание: отдельные широкие формулировки нового Постановления Пленума буквально скопированы из старого — Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 мая 1998 г. N 10 «О применении судами законодательства при разрешении споров, связанных с воспитанием детей». В частности, еще в 1998 году говорилось: «под злоупотреблением родительскими правами следует понимать использование этих прав в ущерб интересам детей, например, … склонение к попрошайничеству, воровству, проституции, употреблению спиртных напитков или наркотиков и т.п.» (п. 11). Такие же формулировки содержатся в новом пункте 16.

Однако Верховный суд не учел серьезную проблему: за последние 20 лет – в результате медленного, но верного внедрения ювенальной идеологии в правоприменение очень сильно изменилась и практика, и сознание служащих социальной сферы, особенно молодых, которых учат абсолютно ложным, антисемейным, установкам. Например, в учебных и методических пособиях, в том числе, спускаемых Минобром, Минтруда, навязывается парадигма, что наказание ребенка – это «насилие» и т.п.. Этот важный момент Верховный суд, к сожалению, не осознает. А для защиты детей суд должен был пойти в своем толковании СК (особенно, статьи 69 о лишении прав) — на обеспечение действенной защиты семьи о произвольного вмешательства.

Интересно, к примеру, что согласно Постановлению Пленума в случае отказа суда в иске о лишении прав суд может объявить родителям предупреждение; но такой нормы нет в Семейном кодексе. Почему-то здесь Верховный суд не видит проблемы в том, что предлагает свой подход, исходя из принципов семейного права. Так должен был поступить суд и с другими вопросами в целях защиты семьи от ювенальных технологий.

В итоге положения пункта 16 нынешнего постановления с его широкими формулировками как основаниями лишения прав по-прежнему создают угрозу институту семьи. Например, в п. 16 сказано, что «Жестокое обращение с детьми может выражаться, в частности, в осуществлении родителями физического или психического насилия». С учетом современной широчайшей трактовки понятия насилия (воспитательные шлепки и т.п.), этот пункт будет использован против родителей (и такая практика уже есть).

Добавим для сведения родителей, что в постановлении есть один весьма актуальный пункт – о недопустимости отобрания ребенка по причине тяжелого материального положения семьи, если родители заботятся о детях в соответствии с имеющимися материальными и финансовыми возможностями семьи (пункт 33).
В общем, принятое постановление вызывает весьма противоречивые чувства. В любом случае важно, что родители всей страны высказали свое массовое неприятие опасных положений проекта, и в определенной части они учтены. Нам нельзя опускать руки – если бы просемейные движения молчали, ювеналка накрыла бы страну по полной программе еще в лет двадцать назад. Так что следим за событиями и действуем дальше.
Смотрите выступление представителя Верховного суда А.Кликушина о последних правках проекта Постановления Пленума Верховного суда, принятых в результате учета замечаний к проекту от 17.10.17 г.

https://www.youtube.com/watch?time_continue=2&v=_qYOY1gbrXo

Пресс-служба Общественного уполномоченного по защите семьи в Санкт-Петербурге

©