До карантина я успела сходить на очередной семинар. Я люблю учиться. Все жизнь учусь. А когда лектор от Бога попадется — двойное удовольствие. Татьяна Григорьевна Визель в представлении логопедам не нуждается, и именно на ее семинаре мне посчастливилось побывать.

 

В своем Инстаграме я размещаю видео ее семинара, здесь так сделать не получится, но некоторые выжимки из семинара я разместить могу и, думаю, многим будет интересно.

 

Семинар был посвящен аутизму, но в развитии ребенка нет мелочей, поэтому говорили мы не только об аутизме, а и о развитии вообще. Тема неисчерпаемая и интереснейшая. Развивающийся организм — по мне, космос. Всю жизнь можно изучать — не изучишь. Вот тебе и «ну подумаешь, ну ребенок».

 

Ну подумаешь, ребенок что-то там калякает. Оказывается, крайне пока недооценённый метод диагностики уровня развития мозга — анализ детского рисунка. То, как ребёнок рисует, свидетельствует о созревании полушарий мозга в правильной или нет последовательности. Оказывается, норма строит башню. Норма — это сначала вертикаль и круг, а лишь потом горизонталь. Ребёнок с аутизмом выкладывает линию .

 

Сначала ребёнок рисует круг или вертикальные линии, причём безотрывно,как клубок или забор. Рисование с отрывом — отдельные круги, отдельные линии — свидетельствует о большей зрелости правого полушария. Эмоции, впечатления, образы — это формируется первым.

 

Левое полушарие присоединяется позже. Левое полушарие — линия, шкала, логика, время, упорядоченность. В норме в рисунке — сначала вертикаль и круг, потом горизонталь. Сначала солнышки, потом домик. У ребенка с аутизмом созревание левого полушария опережает созревание правого. Отсюда — выстраивание предметов в линии. Отсюда — сначала логика, потом эмоции у аутиста. Сначала пиктограмма, потом живой человек.

 

Следующее. Откуда такой феномен — ребёнок с глубоким аутизмом вроде бы совершенно не контактирует с окружающим миром, абсолютно им не интересуется. Но совершенно случайно часто обнаруживается, что он имеет об этом мире какое-то представление, даже часто совершенно, казалось бы, невозможное в его состоянии. Татьяна Григорьевна Визель объясняет этот феномен импринтинговой памятью .

 

Импринтинг — запоминание всего, с чем мы встречаемся, как бы отпечаток. Носит непроизвольный и неконтролируемый корой характер. Это — механизм самообучения ребенка с аутизмом до определенного возраста. Этот же механизм применим и к норме, только в процессе онтогенеза он заменяется другими, более эффективными способами .

 

К чему это — к вопросу о том, что на развитие ребёнка оказывает влияние все. Мозг отпечатывает все. Часто импринтинг даёт о себе знать в экстремальных ситуациях .

 

Бывает, что вроде бы интеллигентный человек, за которым никогда в жизни подобного не водилось, в ситуации стресса вдруг изрыгает трехэтажную непечатную конструкцию.

 

Или другой пример, с которым сталкивалось, наверное, большинство читающих этот пост — молодая мама, начитавшаяся книг по развитию и воспитанию детей, и стремящаяся все делать правильно, после пары бессонных ночей с младенцем с изумлением ловит себя на речах из лексикона ее матери, которые она клялась сама себе никогда по отношению к своему ребёнку не употреблять. Импринтинг.

 

Зачем это знать родителям? Ну, хотя бы для того, чтобы все же приобщали, казалось бы, пока ничего не понимающих малышей к произведениям культуры и искусства. Они ничего не поймут, да. Но импринтинг произойдёт. И позже на этот готовый отпечаток легче ляжет осознание. Так что — музеям и концертам с крохами — да! Когда карантин кончится)

©