В Санкт-Петербурге состоялся опрос родителей, учеников и учителей городских школ по вопросу организации дистанционного обучения детей. Как и в случае со срезом общественного мнения по тому же вопросу от фонда депутата Духаниной (о нем «Катюша» недавно рассказывала ), его основной задачей являлся не столько объективный учет позиции граждан, сколько формирование у них определенной позиции и последующее представление итогов опроса в свете, весьма приятном для форсайтщиков-ликвидаторов традиционного образования. Более того, при организации опроса питерские власти признались, что все его участники также были подопытными в эксперименте по тестированию алгоритма электронного голосования. Техническая сторона работы системы была признана удачной, чего не скажешь о мнении граждан по электронной школе.

Утром 25 мая родители Петербурга получили следующие сообщения от руководства школ в своих мессенджерах:

«Доброе утро, уважаемые родители! Администрация просит срочно пройти опрос! После прохождения напишите, пожалуйста мне!..»

И далее была ссылка на сайт голосования Правительства Санкт-Петербурга, куда родителям, а также учителям и школьникам со студентами, предлагалось пройти (golos.gov.spb.ru). Причем опрос проводился всего 4 часа – с 10.00 до 14.00. Вот официальная аннотация опроса с сайта:

«В условиях рекомендованного режима самоизоляции образовательные учреждения страны в текущей четверти перешли на дистанционное обучение. Сложившаяся ситуация стала неординарной для современной системы школьного образования, что сформировало потребность в исследовании трудностей, с которыми столкнулись ученики школ и их родители в процессе перехода на дистанционный формат. Просим вас ответить на вопросы анкеты. Это займет не более 10 минут вашего времени».

Чтобы принять участие в опросе, обязательно надо было иметь подтвержденную учетную запись ЕСИА (то есть регистрацию на портале госуслуг, подтвержденную по СНИЛС). Родителям, ученикам и учителям был предложен перечень из 18 подробных вопросов, очевидно, составленных с далеко идущими планами на продолжение дистанта в будущем учебном году. Это станет понятно, если внимательно ознакомиться с опросом.

«Вопрос 11. Как, по вашему мнению, на сколько быстро дети адаптировались к новой форме обучения?
— с первой недели перехода на него
— от недели до двух недель
— от двух недель до месяца
— от месяца до полутора
— не смогут адаптироваться
— затрудняюсь ответить».

Вариант ответа «не смогут адаптироваться» означает, что родителей и учителей спрашивают о будущем, в котором дистант рассматривается лоббистами цифрового концлагеря в качестве основной формы обучения детей.

«Вопрос 12. Какие сложности возникали у детей в ходе дистанционного обучения? (среди прочих был вариант ответа):
— отсутствие элементов геймификации (обучения в игровой форме)
Вопрос 13. Каковы положительные черты дистанционного обучения на ваш взгляд? (среди прочих был вариант ответа):
— геймификация (обучение в игровой форме) образовательного процесса…»

В вопросах 12 и 13, как видим, фигурирует термин «геймификация», то есть делается акцент на игровой формат обучения, который подается исключительно как положительный элемент. В анкете можно указать, что ее отсутствие – это плохо или ее присутствие – это хорошо. Но нет возможности указать, что ее присутствие – плохо. Еще обращает на себя внимание, что родителей и учителей просят выделить именно положительные черты дистанта, а вместо логичного антонима (отрицательные черты) используют формулировку «сложности, которые возникали у детей». Сложности – это вполне преодолимая проблема, а совсем не отрицательные черты – вот такая манипуляция.

«Вопрос 14. Как вы считаете, в каком формате (очном, когда как обычно ходишь в школу, или дистанционном – онлайн-обучение) интереснее учиться детям?
— в дистанционном формате
— в очном формате
— неважно».

Зачем вообще вводить подобный вопрос, если дистанционка рассматривается как временная мера? Напрашивается логичный ответ – отказываться от нее в дальнейшем никто не собирается.

«Вопрос 16. Какие, на ваш взгляд, аспекты дистанционного обучения требуют улучшения в первую очередь?
— техническое оснащение (планшеты, компьютеры)
— методическое сопровождение (рекомендации для родителей, пояснения к заданиям)
— качество связи (скорость интернета, бесперебойность работы)
— работа образовательных платформ (быстрота отклика, интуитивный поиск)
— содержание учебных материалов (адаптация учебных программ под дистанционный формат)
— квалификация учителей при работе в дистанционном формате (навыки работы с онлайн-платформами)
— единый формат онлайн обучения по всем дисциплинам (домашние задания, контрольные работы, система оценивания)
— коммуникации с учителями (скорость взаимодействия, диалог)».

Опять-таки, зачем вообще нужен вопрос №16, если дистанционка – временное явление? Ведь реализация любого из указанных пунктов – развитие методичек, учебных материалов, оснащение детей компьютерами, подготовка учителей специально для удаленки и т.д. – требует серьезных материальных и технических ресурсов. Вопрос уже риторический.

Есть серьезная проблема и с интерпретацией результатов данной анкеты. Механизм голосования по дистанту через госуслуги изначально не может быть объективным, так как сам способ электронного голосования исключает участие тех граждан, которые настроены к онлайн-«обучению» негативно или просто не умеют/не хотят проходить все эти регистрации/аутентификации в интернете. Таким образом, социальная выборка голосующих через госуслуги изначально более комплиментарна к дистанту, чем российское общество в целом. Организаторы опроса не могли этого не знать и, соответственно, не могли не воспользоваться этим форматом в своих интересах.

Также следует обратить внимание, что контекст вопросов правительства Санкт-Петербурга явно расходится с озвученной недавно позицией Президента о том, что образование может быть только очным, а дистанционный формат может выступать исключительно как приложение к очной форме. Опросник же подразумевает широкое развитие дистанционного формата обучения именно как самостоятельной формы, в нем не рассматривается его второстепенная функция, либо комбинация с очной формой обучения в школе.

А вот и итоги данного опроса, которые подвела Общественная палата Петербурга. Как сообщает, spbdnevnik.ru, всего в нем приняли участие 33 тыс. человек. Полностью дистанционное обучение 92% оценили невысоко – как «менее эффективное» по сравнению с классическим очным. 78% преподавателей вузов были с ними солидарны. В будущем дополнительно дистанционно обучать студентов согласились лишь треть преподавателей высшей школы.

Большинство из тех, кто зашел оценить дистанционное обучение на питерский госпортал (55%) – родители. 12% из них не знали, где взять технику для дистанта, 70% столкнулись со сложностями в настройке ПО, 80% пришлось помогать детям с домашними работами. 91% проголосовавших родителей считают дистанционный формат менее эффективным. Заметим – это абсолютное большинство, причем с учетом того, что голосовала изначально «цифровая» публика, активно пользующаяся госуслугами и прочими электронными сервисами. Более весомый аргумент против дистанта сложно придумать. При этом 75% родителей, то есть ¾ голосовавших, вообще не желают видеть даже элементы онлайн-«школы» в обучении своих детей.

С учащимися картина аналогичная, несмотря на то, что речь идет о новом, типа «цифровом» поколении, которое вроде бы должно любить разные инновационные эксперименты. 70% учеников считают, что знаний дают больше в школьных кабинетах. Также 70% — против даже частично дистанционного образования в будущем. 70% школьников также отметили, что онлайн-учеба дается им тяжелее по сравнению с обучением в классе. 77% студентов также полагают, что полностью заочное обучение менее эффективно, чем очное.

На наш взгляд, все более чем очевидно, причем если распространить результаты анкетирования на не дружащее с госуслугами населения, негатив к дистанту будет еще более ярко выражен. Организаторы опроса должны хорошенько задуматься о той обратной связи, которую получили от родителей, учеников и учителей, и навсегда забыть мечты форсайтщиков о «полном крахе традиционного образования».

Однако, Общественная палата Петербурга предлагает делать выводы не из результатов анкетирования, а из его технической организации. Оказывается, голосование по дистанту проходило по технологии электронных выборов, разработанной в лаборатории электоральной политики ЛГУ им. Пушкина. Спецы посчитали, что «тестирование прошло удачно, сбоев не было». После этого успешного теста данную технологию предложат для внедрения на электронных выборах по всей стране.

Не замедлила последовать и реакция российских граждан на новости о планах внедрения электронного «обучения» и дистанционного образования по всей стране. Вот типичные комментарии в ленте новостей самого популярного российского поисковика.

дистанционное образование путин греф вшэ фрумин

Призываем всех сознательных граждан, переживающих за будущее России, зреть в корень этого и подобных опросов общественного мнения, а также их возможных интерпретаций. И конечно, присоединяться к кампании против электронной школы и тоталитарной оцифровке населения. Подробности – в группах Общественного уполномоченного по защите семьи и Комитета по защите персональных данных.

РИА Катюша

©