https://rebenok.by/pics/image/starshiy-i-mladshiy-psikhologiya-large.jpg

Катюню куражит топать по снегу в комбезике и сапожках.

Вчера во время прогулки она подружилась с мальчиком. Возраст у них примерно одинаковый. Жених. Она очаровала его, погладив мокрой варежкой по озадаченному лицу.

Катюня полезла на горку. И жених за ней. После варежки он готов был на все.

Я придерживаю дочь, и оглядываюсь в поисках мамы мальчика. Но ее нет.
А годовас уверенно ползет на горку.

Страхую двоих, но затея становится опасной, потому что Катюня ломанулась внутрь лабиринта, и пристраивается к горке, а мальчик замешкался на лестнице, а мне не разорваться.

Я даже растерялась.

И тут девочка Эля, с которой мой старший сын играл в догонялки, подбегает к этому пацанчику, подхватывает его под мышки и говорит мне весело:

— Спасибо, что присмотрели за Виталькой.

— Пожалуйста, — улыбаюсь я девочке. Ей лет 8. — Ты его сестра?

— Да, — кивает она и деловито поправляет ему шапочку, потом вытирает нос специальным одноразовым платочком.

Мой сын, осиротев в игре, подтягивается к нам. И старшие дети начинают катать младших с горки на коленях.

В целом, все очень весело, не хватает только мамы, которая присматривает за Элей и Виталькой.

Дане быстро надоедает кататься с крохотной горы.

— Давай Снеговика слепим? — предлагает он Эле.

— Я не могу, мне за Виталькой смотреть.

Я слышу диалог. Подключаюсь:

— Лепи снеговика, Эля. Я посмотрю за Виталиком. Только где ваша мама?

— Дома.

— Дома??? — поражаюсь я. — Ты одна гуляешь с братом? С годовалым???

Каждое утро я собираюсь и марафетюсь, чтобы спустить сына на лифте к школе, которая видна из окна. Не могу решиться отпускать одного. Во дворе полно машин, а он у меня такой… рассеянный с улицы Бассейной.

А тут отпустить гулять одну дочку, на темнеющую вечернюю улицу, да еще впридачу годоваса нагрузить.

Я негодую!

— Мама из окна смотрит за нами, — поясняет девочка. — Мы на первом этаже живем. Она мне сказала катать Виталю вокруг площадки на санках. Но вокруг площадки — асфальт, сложно тащить санки.

В это время неповоротливый Виталя смешной походочкой пьяного боцмана идет к дорожке, зацепляется ботинком и смачно падает в слякотную лужу.

Мы с Элей оба дернулись — но поздно.

— Ааааааааах! — воскликнула девочка и бросилась поднимать брата.

Она чуть не плакала.

— Не плачь, — успокаиваю я ее. — Мама постирает.

— Мама постирает, но сначала наругает. Не углядела я опять…

«Ты и не должна была», — думаю я, глядя, как мой сын в одиночку лепит снеговика.

Вижу, что девочка пытается замыть пятно снегом, и только сильнее размазывает грязь.

Я подключаясь ей помочь, достаю влажные салфетки, и мы вдвоем замываем пятно, но сразу видно, что это бесполезно.

— Мама меня убьет, — тихо говорит девочка.

В этот момент из окна близлежащего дома раздается громкий крик:

«Опять угваздался? Ты куда смотрела, растяпа! Домой! Быстро! Оба!»

Девочка подхватила брата, шустро усадила его на санки и побежала к подъезду.

Мне захотелось поддержать Элю. Сейчас эта «чудесная» мама накажет ее за то, что она плохо справилась с ее, мамиными, обязанностями.

— Это я не углядела за Виталиком, — кричу я в сторону окна. Маму не видно за ветвями дерева.

— Что?

— Я говорю : это я не углядела за Виталикооооом!

— Что?

— Этоооо я не углядела за вашим сыноооом!

— Что?

Я, не справляясь с раздражением, ору в сторону окна:

— Ничего!!!! Рожайте детей для себя! А не для старших детей!!!!

Данин двухярусный снеговик поддержал меня взмахом тающей головы.

P.S.
Для тех сердобольных читателей, кто сейчас найдет этой маме миллион оправданий, разведет с мужем, поселит в однушку, устроит на работу в Почту России, на самую низкую должность, и пояснит, что у нее просто нет сил вечерами гулять с детьми, сразу хочу сказать: да вы правы. Так и есть. И бытовые проблемы, конечно, повод переложить свое материнство на старшую дочку, и потом орать на нее за их неисполнение.

Я не злая. Я справедливая.

 

©