К чему приведет инициатива по замене бесплатных горячих завтраков

Мария Безчастная

Школьников предложили кормить сертификатами вместо супа

Фото: Komsomolskaya Pravda/Global Look Press
Материал комментируют:
Владимир Чернигов

В ЛДПР предложили разрешить родителям учащихся 1−4 классов заменять бесплатные завтраки в школах на денежные сертификаты для приобретения продуктов. С такой инициативой выступил первый замглавы комитета Госдумы по развитию гражданского общества, вопросам общественных и религиозных объединений Иван Сухарев. Депутат также предложил предусмотреть механизм контроля над целевым расходованием средств сертификатов.

С сентября 2020 года в российских средних школах начали предоставлять бесплатные горячие завтраки для учащихся 1−4 классов, на обеспечение питанием с 2020 по 2023 годы из федерального бюджета выделяется около 205 миллиардов рублей.

При этом депутат отметил, что часть детей предпочитают не питаться в школе по тем или иным причинам, в том числе по причине некачественного питания, которое обеспечивают недобросовестные поставщики. Отказываются от питания и дети с аллергией или другими проблемами со здоровьем.

«Безусловно, государство занимается этим вопросом, но все мы знаем, каким образом решается эта проблема — сегодня кормят детей одним, а когда приезжают проверяющие, питание совсем другое. Дети голосуют желудком — если питание некачественное, невкусное, он есть не будет и будет есть либо дома, либо где-то еще», — сказал Иван Сухарев.

По мнению автора инициативы, она будет «дисциплинировать тех, кто наживается на наших детях — кто поставляет некачественную продукцию в школы, потому что они будут просто терять в деньгах, и смысл поставлять дешевку просто исчезнет».

Несмотря на то, что задумка понятна, ее реализация на практике вызывает множество вопросов. Во-первых, как именно будет контролироваться расходование средств сертификатов и можно ли будет удостовериться, что тратятся они действительно на питание, а не на другие семейные нужды?

Во-вторых, даже если они будут расходоваться на питание, то на какое именно? Родители младшеклассников прекрасно знают, что выбирая межу супом и бутербродом, они выберут последнее, а еще лучше — печенье и чипсы. Горячее школьное питание хоть и трудно назвать вкусным во многих школах, даже столичных, хотя бы соответствует нормам и содержит необходимое для детей количество полезных и питательных веществ, по крайней мере в теории. Хотя родители младшеклассников действительно часто сталкиваются с тем, что приходится давать чадам дополнительный перекус или завтракать дома, потому что есть кашу с комками и пить какао с корочкой многие дети отказываются.

«Свободная пресса» поговорила с одним из авторов законопроекта о предоставлении горячего питания младшим школьникам, президентом АНО «Институт отраслевого питания» Владимиром Черниговым о том, можно и нужно ли монетизировать нынешние льготы. Владимир Валерьевич убежден, что вместо этого нужно продолжать работать над повышением качества питания, и сейчас страна только в начале этого пути:

— Как вы считаете, право бесплатного проезда подлежит монетизации? Нет. Аналогия ясна — это социальная льгота. Инициатору новации о сертификатах на питание желательно посмотреть на природу того, что закреплено в федеральном законе 47-ФЗ, который внес изменения в закон об образовании и закон о качестве и безопасности пищевых продуктов. Наша идея была ровно в том, что возможность получения горячего питания школьниками не подлежит монетизации, потому что гарантии целевого использования этих денег, тем более семилетним ребенком, нет.

С учетом всех субсидий для производителей питания, за те же деньги, а это около 60 рублей, приготовить ребенку полноценный горячий завтрак на любой части территории России мало реально. Что ребенок получит за эти монетизированные деньги по стране, при том, что у нас в некоторых регионах есть и проблемы с качеством продукции, и риски получения фальсификата?

Я считаю, что бесплатное горячее питание для младших школьников — это гигантский, революционный шаг в питании детей. Государство проявило в этом вопросе политическую волю и закрепило это решение нормативно. Далеко не каждая страна мира может похвастать тем, что там 64 миллиарда рублей в год выделяют на питание для начальной школы.

Другое дело, что в обществе есть запрос, и совершенно справедливый, на то, чтобы полезное было вкусным, и мы о нем знаем. Сегодняшние СанПиНы и нормы, которые регулируют школьное питание, больше заточены на то, что это полезно. Но ребенку это не объяснишь.

Мы только в начале реформы самого принципа питания. Питание в школе и других учреждениях, то есть социальное питание, у нас наиболее отсталое. Любой ресторан и кафе давно работают в рыночной системе, но здесь остался пережиток распределительно-принудительной системы. Никто никогда здесь не задумывался о позициях потребителя и его удовлетворенности. Если в обычном ресторане вам подали невкусную или холодную еду, вы можете отказаться от нее и уйти. А школьнику куда деться?

Но я хочу напомнить, что с момента принятия решения о горячем питании прошел всего год. Уважаемый депутат немного торопится со своим предложением. Возможно, это связано с предстоящей избирательной кампанией или он не слишком глубоко погрузился в этот вопрос. Но тем же законом отведено три года на то, чтобы провести все необходимые изменения во всех сферах. У нас позади только один год, и тот «ковидный».

Я считаю, что льготу обязательно нужно сохранить и не сводить ее к монетизации. Напротив, нужно вести работу над тем, чтобы отрасль, которая кормит детей, стала равна и даже превзошла по уровню открытые сети, потому что ребенок — самый сложный потребитель. Вы ведь не ходите 11 лет в одно и то же кафе каждый день. А дети ходят. Кроме того, у семилетнего одни вкусы и потребности, а у 17-летнего — совсем другие. Поэтому сделать всех потребителей и их родителей довольными — это сложная задача, отраслевой вызов, который нужно принять и достойно на него ответить.

«СП»: — А как быть с аргументом, что в случае монетизации дети смогут выбирать то, что точно будут есть, а не что дают?

— Это мало реализуемо на практике. Не зря говорят, гладко было на бумаге, да забыли про овраги, а по ним ходить. Старшие школьники еще могут сделать ответственный выбор здоровой и правильной пищи, но у нас за них платят родители. Но для детей, которые пришли из детского сада и приучены к систематическому питанию, я бы работал над содержимым тарелки.

Да, даже в Москве до сих пор остается проблема со вкусовыми качествами питания, и эта проблема не вчерашнего дня. Но столица раньше решала другую задачу — обеспечения пищевой безопасности, которая по стране еще не решена. И сейчас вопрос с пищевыми инцидентами в Москве практически закрыт. Каждый день миллион деток садится за стол, и мы не слышим о массовых случаях отравлений.

В России, к сожалению, все по-другому, всплывают то случаи с фальсифицированными продуктами, то отравления, как в прошлом году в Красноярске. Сейчас страна движется с отставанием в 3−4 года от столицы, но, думаю, ситуация быстро выровняется.

Дети у нас современные и мир новый. А требования к тому, как и чем их кормить, немножко из прошлой жизни. Роспотребнадзор это осознает, новый СаНпиН уже дал возможности изменить ситуацию. На это потребуется время, так как сфера огромная.

Подытоживая, я не поддерживаю инициативу монетизации средств, которые выделяются на горячее питания в школах. Считаю, что нужно, наоборот, понимая, что дети и родители находятся в сложной ситуации по организации питания, использовать эту возможность максимально честно. Не говорить: «Ешьте, что дают», а представить, что каждая школьная столовая — это современное школьное кафе. Моя мечта в том, чтобы дети хотели туда идти, чтобы есть там было модно, вкусно и полезно. Для этого потребуется более существенная реформа, и мы сейчас только в начале пути.

©