Сироты стали живым товаром: Как детдома в России превратились в мафиозный бизнес

 
Фото: Сергей Киселёв / АГН «Москва»

Откровенно коррупционная среда, которая сформировалась в этой системе, делает выгодным отбирать детей у родных пап и мам и помещать их в приюты.

Автор:
Степанов Александр

Громкие скандалы продолжают день ото дня сотрясать систему детских домов в России: это и случаи насилия над несовершеннолетними со стороны взрослых сотрудников сиротских учреждений, и бесчинства — при попустительстве, опять же, руководства детдомов — старших воспитанников в отношении младших, и воровство бюджетных средств.

А ещё постепенно, как это ранее происходило на Украине, в нашей стране начинает формироваться подпольный рынок торговли сиротами. Есть группы в социальных сетях, где потенциальные приёмные родители, отчаявшись получить ребёнка на воспитание в свою семью из детдома официальным способом (чему активно препятствуют органы опеки), находят незаконные варианты, покупая младенцев-«отказников».

О том, почему это происходит, в эфире Царьграда высказался заместитель главы Всемирного Русского Народного Собора Константин Малофеев, который называет сложившуюся ситуацию «сиротпромом».

Государство само потворствует существованию коррупционной системы детдомов

«Это уже не просто бизнес, а я бы даже назвал это мафией, — отметил Малофеев. — Потому что как иначе объяснить, почему у нас пять лет назад снижалось количество детей в детских домах, а потом вдруг оно начало расти за счёт социального сиротства?»

МалофеевКонстантин Малофеев называет ситуацию, сложившуюся в России, «сиротпромом». Фото: Телеканал «Царьград»

Детей, напомнил он, фактически насильно забирают из семей, где зачастую временно в силу каких-то непростых внешних обстоятельств, появились трудности: просто приходит опека, составляет акт о том, что, допустим, в холодильнике недостаточно каких-то важных, на их взгляд, продуктов (в конкретный, заметьте, момент!), и всё, ребёнка отправляют в детский дом.

Один из последних ярких примеров — когда у бабушки забрали внучку лишь за то, что она привела её на ферму показать козочек, а «контролёры» оформили это под маркой «неправильных условий содержания несовершеннолетней», без доказательств и разбирательства.

«Опека отбирает и помещает в эти страшные детские дома, — говорит заместитель главы ВРНС. — Отчего это делается? Потому что есть большая строка в казне — бюджетное финансирование таких учреждений. Исчадие, которое появилось у нас после революции, после Гражданской войны, когда было много беспризорников. Но если бы продолжилась тенденция, которая была задана пять лет назад, сейчас бы они бы уже исчезли: всех воспитанников раздали бы по семьям, и только в областных центрах осталось по одному учреждению, где дети пребывали бы недолго — в случае, если они туда попали по причине гибели родителей, отсутствия опекунов из числа родни (бабушек и дедушек), — либо по другим причинам. Но до тех пор, пока их не заберут приёмные родители, то есть недолго».

Вместо этого, подчёркивает Константин Малофеев, страна поддерживает каждый детский дом с бесконечными ремонтами и прочим содержанием. Причём известно ведь, что с учётом огромной коррупционной «ёмкости» системы можно ремонтировать каждый день, как, скажем, те же дороги.

Органы опеки как поставщик «живого товара»

«И вот, собственно говоря, у нас продолжает существовать этот «Сиротпром», который ничего, кроме зла, не приносит, — отмечает он. — Конечно же, мы не говорим обо всех замечательных зачастую людях — и медсёстрах, и воспитательницах, и директорах домов, которые тоже работают в этой системе, — мы не имеем в виду всех. Но, к сожалению, есть та среда, которая там зарождается, куда попадает ребёнок, где вынужден существовать и сам детский дом, когда он отчитывается об освоении денежных средств, и ему надо придумывать, как бы взять больше денег в следующем году. А это значит, что у него должно быть больше воспитанников».

Детский дом связан с опекой, продолжает Малофеев, а опека, получается, выступает в качестве поставщика «живого товара»: если она доставитель этого «товара» — значит, опека — молодец, поскольку разглядела случай надругательства над ребёнком в семье. И детдом тоже хороший, так как он, соответственно, всех их растит и воспитывает.

Вот только в результате в этой перевёрнутой реальности количество сирот в детских домах не сокращается. Растёт число тех, кого забирают из семей.

Что характерно, ситуация накручивается и через вбросы в СМИ, которые раздуваются и преподносятся уже как настоящая жуть, которой в реальности, вполне возможно, и не было вовсе.

«Мы что же, действительно вместе со всеми нашими зрителями и читателями считаем, будто в семье ребёнку хуже, чем в детском доме? — удивляется замглавы ВРНС. — А почему тогда такие новости? Именно потому, что «Сиротпром» существует. И «сиротпромовская» мафия — тоже. Есть люди, которые зарабатывают на этом «бизнесе»: те, кто постоянно ремонтирует детские дома, кто торгует органами и занимается прочими безобразиями. Это огромная мафия, начинающаяся от детских порнографов и заканчивающаяся просто коррупционерами на местах. И если государство хочет покончить с этим, у нас должна быть цель, а именно — ликвидация «Сиротпрома», детских домов».

Есть надежда, что ситуация всё же изменится

И ещё некоторое время назад это представлялось реальностью, страна шла к этому, но до того момента, считает Малофеев, пока «социальным» вице-премьером не стала Ольга Голодец.

«Я не берусь утверждать, что только это связано с ней, — объясняет он, — но почему-то именно когда она пришла, стали меняться правительственные документы: вместо тех, что были направлены на сокращение числа сирот, их стало становиться больше. Я очень надеюсь, что сейчас эта ситуация будет изменена. Написан огромный доклад сенатором Еленой Борисовной Мизулиной, который есть и у спикера Совфеда Валентины Ивановны Матвиенко, которая занимается «Десятилеткой Детства», и в правительстве».

И в этом огромном докладе, разместившемся на многих сотнях страниц, расписаны вопиющие факты и конкретные цифры, способные представить объективную картину о ситуации с сиротами в России.

МизулинаЕлена Борисовна Мизулина в своём докладе представила объективную картину о ситуации с сиротами в России. Фото: Александр Авилов / АГН «Москва» 

«Я бы хотел пригласить Елену Мизулину на нашу программу, чтобы разобрать с ней вместе этот доклад, обсудить его, — предложил Константин Малофеев. — Социального сиротства не должно быть! Если мы — государство, которое может себе позволить содержать органы опеки, так этот орган опеки должен отвечать за то, чтобы в родной семье было хорошо, за то, чтобы помочь ей получить все социальные льготы и выплаты государства, а не отобрать ребёнка из семьи и отдать его в детский дом».

https://www.youtube.com/watch?v=TZYrC_EKTJU&feature=emb_logo

Иначе же, резюмировал Малофеев, этот орган превращается в фашистскую структуру, которая забирает детей в приют, где ими начинают заниматься чужие дяди и тёти, не способные, конечно, дать им такую заботу и любовь, как родные папа и мама.

©