Сказка основана на реальных фактах как личного, так и чужого учительского опыта.

 

Жила-была обыкновенная учительница. Отработала она в школе двадцать лет и четыре года и пошла в местное отделение Пенсионного фонда, самого справедливого и заботливого государственного органа. Встретила ее сотрудница ПФР и спросила: «Чего тебе надобно, учительница?» Ей с поклоном учительница отвечает: «Смилуйся, сотрудница Пенсионного фонда, скажи, когда можно документы оформлять на льготную пенсию?» Взяла сотрудница предоставленные бумаги, ответила: «Ждите». Через месяц учительница получила ответ: «Все в порядке, осталось год подождать, и приходите, оформим». Ушла учительница со спокойным сердцем.

Прошел год. Возвращается учительница в местное отделение Пенсионного фонда. Неспокойно в стране: грянула пенсионная реформа. «Ну, — думает учительница, — успею документы подать. Месяц-два, глядишь, и начислят мне по заслугам перед государством денежку. Подумаю, может, и на покой уйду. Силы уже не те, образование нововведениями замучили. Пора молодым дорогу уступать». Написала учительница заявление в ПФР, сдала ксерокопии всех необходимых документов, ушла пенсии ждать.

Месяц ждет, два ждет. Никакого ответа. Приходит учительница в третий раз в местное отделение Пенсионного фонда. Ей сотрудница раздраженно отвечает: «Не принято пока еще решение. Не все в порядке у вас со стажем работы. Скорее всего, отказ будет!» «Смилуйся, сотрудница пенсионного фонда, — говорит ей учительница. – Как же отказ? Год назад вы обещали, что дадут мне пенсию». Отправила ее сотрудница в режим ожидания.

Еще месяц прошел. Снова учительница идет в местное отделение Пенсионного фонда. «Не готово, — говорят, — решение. Ждите. Но точно отказ будет»…

В шестой раз пришла учительница, взмолилась: «Дайте хотя бы бумагу с отказом! Я в суд пойду!»

Через полгода улыбающаяся сотрудница Пенсионного фонда вручила наконец постановление учительнице: шесть листов текста, напечатанного мелким шрифтом. Без лупы и не прочитаешь. Но главное было жирно выделено: «Отказать».

Пришла учительница домой. Нет, не в расстроенных чувствах, а с облегчением – ходить больше в ПФР не надо. И еще тринадцать лет не придется тревожить сотрудницу Пенсионного фонда, потому что в постановлении все четко – черным по белому — объяснено было. Годы работы пионервожатой в школе не засчитываются в связи с Приказом таким-то, другая педагогическая работа не учитывается в связи с Приказом таким-то, время командировок и отпуска за свой счет не входит в связи с Приказом таким-то. Итого, из двадцати пяти лет тринадцать забраковали.

Посмотрела на это учительница, хотела пойти к юристу проконсультироваться – может, в суд подать. Только до юриста она так и не дошла. Знакомые работники суда шепнули на ухо: не ходи, мол, политика государства по поводу пенсий серьезно изменилась; раньше суд почти всегда на стороне истца был, а теперь все наоборот.

Положила учительница Постановление в шкаф на память, как разбитое корыто, повздыхала, пожаловалась на несправедливость и пошла дальше работать.

Спасибо, родное государство, за заботу об учителе.

https://zen.yandex.ru/profile/editor/id/5c33637b2fe7ad00aa0774b0

©