Скрытые победы спецоперации: Русское образование возвращаетсяФОТО: КИРИЛЛ ЗЫКОВ / АГН «МОСКВА»
РАИСА МАЛИНОВСКАЯ

Министр науки и высшего образования России Валерий Фальков опубликовал сенсационное заявление: на уровне высшей исполнительной власти решено начать процесс ухода от Болонского системы в наших вузах. О том, какой будет новая русская образовательная модель, – в материале Царьграда.

Фундаментальная русская школа образования, похоже, празднует начало своего ренессанса: в России запретят насаждаемую Западом Болонскую систему. Возможно, что бакалавры и магистры всех мастей, готовящиеся к выпуску, станут последними в истории русской высшей школы. Министр науки и образования Валерий Фальков сообщил о решении сворачивать Болонскую систему, предполагающую двухступенчатое получение диплома вуза. За менее чем 10 лет практики «болонка» успела дискредитировать себя в такой степени, чтобы на высшем государственном уровне поставить ей «двойку».

Усвоенный урок

Царьград не раз затрагивал тему Болонского процесса в статьях, к примеру, в одной из публикаций мы привели в пример фактическое уничтожение русской инженерной школы. Прискорбно, но факт: сейчас попросту нет специалистов уровня советских выпускников. Да и ни для кого не секрет, что бакалавры зачастую просто ленятся идти дальше в магистратуру, по сути, являясь недоученными профессионалами.

Но в камбине решили положить этому конец: заявление министра Фалькова звучит более чем красноречиво.

Будущее – за нашей собственной уникальной системой образования, в основе которой должны лежать интересы национальной экономики и максимальное пространство возможностей для каждого студента,

– заявил глава министерства.

Фальков

МИНИСТР НАУКИ И ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ РФ ВАЛЕРИЙ ФАЛЬКОВ. ФОТО: КИРИЛЛ ЗЫКОВ / АГН «МОСКВА»   

Новость о решении профильного министерства кардинально обновить процесс высшего образования в России вызвала широкий общественный резонанс. На решение органа исполнительной власти ответили и в парламенте: один из инициаторов процесса отмены Болонского процесса депутат Пётр Толстой отметил, что это ключевой момент для нашей страны.

Сегодня Госдума приняла решение о начале работы над выходом России из Болонской системы: Комитет по науке и высшему образованию, заместители председателя Государственной думы совместно с правительством начинают работать над практическими шагами. Деколонизация нашего образования началась. На очереди – изменение или отмена ЕГЭ и дебюрократизация системы образования в целом. Хватит,

– сказал депутат.

Царьград посвятил отмене ЕГЭ и минусам Болонского процесса массу статей, привлекая к дискуссии ведущих специалистов. И сейчас издание также празднует очередную информационную победу – нам удалось достучаться до общественности, доказав всем важность смены парадигмы высшей школы. Учредитель «Первого русского» Константин Малофеев сказал о том, что Болонская система с международными рейтингами, по сути, тоталитарно диктует содомитскую повестку в гуманитарных науках.

Учёные, не признающие искусственные гендеры или толерантность к греху как научно доказанный позитивный факт, в этой системе обречены. Их исследования не будут напечатаны и не попадут в рейтинг. При этом государственное финансирование наших вузов зависит от суммы рейтингов своих сотрудников. Таким образом, мы сами загнали себя в глобальный Содом и перевели свою науку на рельсы западной антихристианской повестки. Слава Богу, этому позору приходит конец. Выход из Болонской системы – это избавление от колдовских чар глобального Содома.

Бесспорно, уход от образовательной модели, насаждаемой Западом, – это очередной этап реновации русского общества, но уже в её самом зачатке.

Vfkjattd

УЧРЕДИТЕЛЬ «ПЕРВОГО РУССКОГО» КОНСТАНТИН МАЛОФЕЕВ. ФОТО: ТЕЛЕКАНАЛ ЦАРЬГРАД

Утечка мозгов

Основная претензия к Болонскому процессу помимо низкого уровня знаний бакалавров – это то, что под видом уравнивания выпускников вузов в правах по всему миру, по сути, происходит переманивание талантливой молодёжи за границу. Идея академической мобильности, студенческого обмена – это в чистом виде кража наших талантов в угоду западным компаниям. Конечно, сейчас в моменте мы видим, как по-ксенофобски отнеслись к студентам из России международные вузы с началом спецоперации, но в целом, с начала запуска Болонского процесса, масса перспективных специалистов схлынула за рубеж.

И при этом существует и обратная тенденция, некий парадокс Болонской системы – молодежь, зная, что ей вроде как открыты дороги за границей, бежит в другие страны с магистерскими и бакалаврскими дипломами, но в большинстве случаев этих ребят ждёт большое разочарование: зарубежные работодатели так и не признали русских дипломов, независимо от условий обучения.

Бутафорские дипломы

Руководитель Всероссийского фонда образования и сопредседатель движения «Образование для всех» Сергей Комков много работал с иностранными вузами и студентами и не понаслышке знает: множество наших выпускников остаются без желаемой работы, имея на руках русский диплом периода Болонского процесса. Эксперт рассказал Царьграду: увы, так же настороженно к дипломам бакалавра относятся работодатели в России. По сути, Болонский процесс – это большой мыльный пузырь, обманка, реализуемая за деньги родителей, платящих немало за обучение своих детей.

Работодатели вообще не считают диплом бакалавра за диплом о высшем образовании. Они считают, что это что-то вроде диплома техникума, и это в лучшем случае. А в худшем и вовсе считают, что диплом бакалавра это документ о неоконченном высшем образовании. Как будто бы человек начал обучение и, недослушав курс, где-то с третьего курса его из вуза выгнали, выдав ему соответствующую справку,

– сказал Сергей Комков.

Как выяснилось, Запад придумал унизительную процедуру – выпускники русских вузов должны каждый раз подтверждать свою квалификацию специальным документом, что противоречит самой философии Болонского процесса и низводит его до уровня аферы. Негласным соглашением внутри Евросоюза и Соединенных Штатов Америки было дано указание – российские дипломы без дополнительной процедуры нострификации не принимать, не признавать!

Лично я сам – член нескольких европейских академий: профессор 2 европейских университетов: Брюссельского университета и Карлова университета в Чехии. В течение 9 лет жизни в Чехии я много общался со своими европейскими коллегами. И ко мне очень часто обращались за помощью наши специалисты с высшим образованием, которые приезжали туда работать. Потому что, когда они предъявляли работодателям свои дипломы, те просили, чтобы они представляли к этим дипломам соответствующий документ о нострификации – соответствующую справку о том, что написанное в этом дипломе – достоверно, что человек, предъявивший этот диплом, соответствует специальности, по которой ему выдан этот документ,

– сказал Сергей Комков.

По словам спикера, больше всего намучились с доказанием своей специализации медики – молодым специалистам с дипломами врачей приходилось порой работать в Европе на позициях младшего обслуживающего персонала. И в этой истории есть трагизм юности, потраченной на ненужный диплом. Невозможность дать старт карьере – повод для серьёзной депрессии и прямая дорога для скатывания в пучину бытовых проблем.

Ложь в глаза

Лоббисты Болонского процесса – американские инструкторы Фонда Сороса – апеллировали к тому, что эта программа якобы интегрирует наших выпускников в мировой процесс, но фальшь быстро вскрылась: свои дивиденды от дипломов не получают ни ребята, уехавшие за границу, ни пытающиеся обустроить карьеру у нас. И Россия, очевидно, сомневалась в правильности выбранного пути – в 1990-е годы, когда встал вопрос об устаревании советской системы подготовки специалистов, заговорили о необходимости изменения образовательной парадигмы. Тут-то и подвернулась идея сделать кальку с высшей школы Запада – примерить на русского брата Болонскую систему, которая не используется во всём мире повсеместно.

Более того, в некоторых высших учебных заведениях США и Европы в своё время переняли нашу советскую систему, полагая, что это поможет им готовить таких же блестящих инженеров, как наши специалисты космической индустрии, запускающие в небо спутники. В итоге после тягостных сомнений Болонскую систему в России запустили только в 2004 году, на волне прозападнических настроений.

В целом ряде американских университетов в своё время приняли нашу советскую систему, особенно после того как мы запустили человека в космос. Это произошло, к примеру, в Канзасском университете и во Флориде. В этих вузах на многих специальностях ввели специалитет и отказались от двухуровневого метода преподавания,

– резюмирует эксперт.

Складывается интересная картина: в тот момент, когда западные страны, признавая преимущества советской высшей школы, внедряют специалитет, да и Болонским процессом покрыты далеко не все вузы мира, Россия зачем-то внедряет эту практику повесместно, во всех вузах. Единственные, кому хоть немного повезло, – студенты творческих вузов. К примеру, многие студенты консерваторий учатся в течение пяти лет и не думают о проблемах, присущих магистрантам. Сотрудникам творческого цеха удалось отстоять отечественную систему образования.

Оценка для оценки

Ещё один сомнительный атрибут Болонской системы – Международная программа по оценке образовательных достижений (Programme for International Student Assessment, PISA). Её ввели тоже под предлогом унифицирования подсчёта уровня знаний студентов. Но по сути эта система пробуксовывает и не даёт изначально заявленного результата.

Это очень спорная система. Нельзя подходить подобным образом к оценкам в едином мировом образовательном пространстве. Дело в том, что каждая страна и каждая территория имеют свои особенности, и поэтому говорить об оценке образовательной системы европейской и говорить об оценке образовательной системы азиатской – корейской, японской, китайской – очень и очень сложно, потому что там совершенно другие подходы и там совершенно другие результаты. Поэтому попытка унифицировать всё может привести к очень непредсказуемым результатам. Кстати, этой унификацией как раз пытались заниматься специалисты из Фонда Сороса,

– считает эксперт.

Что с того?

После ключевых заявлений Минобра и депутатского корпуса мы стоим перед выбором новой русской образовательной системы. Как перезапустить высшую школу быстро и эффективно, и желательно не наступая на одни и те же грабли, грубо калькируя чужие придумки в России. Ответ прост.

Ничего тут придумывать не надо. Дело в том, что у нас уже есть специалитет. Программы специалитета разрабатываются достаточно быстро, и основу этих программ специалитета наши ведущие профессора прекрасно знают. Достаточно дать команду нашим, и они тут же это всё быстро сделают. Они, наоборот, сейчас стонут от того, что их заставляют урезать программы в угоду Болонскому процессу,

– поделился Сергей Комков.

Получается, ларчик просто открывался. И незачем придумывать велосипед, оглядываясь на Запад. Болонская система прожевала не одно поколение русских студентов, и этот конвейер требует срочной остановки. Чем и предстоит заняться нашим вузам в самое ближайшее время.

©

Прочитайте также это:


Сохранить и поделиться: