Буквально на днях дочь рассказала историю, которая произошла в школе. Учительница поставила девочке «двойку» по предмету за невыполнение домашнего задания. Девочка – кстати сказать, очень приличная девочка, активистка, всегда на стороне учителей – вспылила, зарыдала и послала ее матом на всем известные три буквы.

На следующий день учительница пришла в класс на урок и довольно спокойно сказала:

— Но, как видите, я туда не дошла. А дошла до вас, на ваш урок. А вообще, меня много куда посылали, но я никогда не доходила.

Девочка на уроке рыдала и демонстративно отказывалась данный предмет учить.

 

Значит, рассказала эту историю дочь. Я, конечно, удивилась. Ибо сколько я помню, именно эта девочка с дочерью цапалась всегда на предмет «ты не уважаешь коллектив, ты не уважаешь учителей, надо им помогать». То есть вроде положительная девочка. Но неважно. Потому что на все это очень неожиданно отреагировал вроде бы повидавший виды Армагеддон Люциферович (это дедушка моей дочери, тоже репетитор), который учился в школе в 50-е годы прошлого века.

— Учителя?! Матом?! Да еще девочка?! Слушай, ну это вообще. Уж на что я учился в хулиганской школе, где сбор блатных и шайка нищих, прямо с уроков многих милиция забирала, потому что дрались, воровали, самогоном и анашой торговали – но такого никогда не было. Чтобы учителя послать?! Да у учителя всегда авторитет был! У нас вон бывшие фронтовики работали – иногда даже палкой наглецов били – и ничего. Да учитель даже по Жидовской слободке (я так поняла, весьма криминальный район Грозного) мог спокойно вечером ходить. С ним здоровалась не только мелкая шваль, но и содержатели притонов и наркобароны. Шляпы снимали и ножкой шаркали. И еще спрашивали: «Как там мой Петька? Не хулиганит? Вы только скажите, я ему быстро пасть порву, моргалы выколю». А тут какая-то мелюзга матом на учителя? Да у нас бы такую девочку вообще припозорили. С ней бы и сидеть никто ни стал. Чтобы моя подруга юности Сонька Кукулиева себе такое позволила? Или Зинка Израева? Нет, исключено.

Вот смотрите, реакция трех поколений. Дочь – спокойно. В стиле: «Так, конечно, нельзя, но вот бывает». Я – отрицательно, но как бы спокойно-отрицательно, ибо чего угодно можно ожидать. Отец – не просто отрицательно, а удивленно-недоуменно-возмущенно-отрицательно. И вообще негодующе. Он чуть не до вечера ходил и качал головой, бормоча что-то вроде:

— Да в наше время… Да у нас в Грозном…

©