Стресс и петля патологий. Что с нашими детьми делает школа?ФОТО: АНДРЕЙ НИКЕРИЧЕВ / АГН «МОСКВА»

Мало кто задумывается, в какой форме – и физической, и моральной – дети приходят в первый класс и в каком состоянии покидают школу в 11-м классе. В чём главная причина того, что ребёнок приходит в школу здоровым, а уже спустя года 2-3 приобретает целый букет болезней?

Родители и дети сейчас переживают очередной этап школьных испытаний. К проверке знаний готовятся, как к восхождению на Эверест. Ну, мало кто задумывается, а в какой форме, и физической, и моральной дети приходят в первый класс и в каком состоянии покидают школу в 11-м классе.

Оценить ситуацию Царьград решил после резонансного происшествия. Слава Богу, со счастливым финалом. 16 мая в школе №6 Южноуральска случилось ЧП: 12-летний пятиклассник спускался со второго этажа – и в какой-то момент обмяк. Мальчик без сознания упал на ступеньки и ударился головой. У ребёнка остановилось сердце.

Одноклассники побежали не к врачу, а к Константину Пугачу, учителю ОБЖ и куратору военно-патриотического клуба. Вот что рассказывает глава администрации Южноуральского округа Ярослав Куленко:

По нашей информации, 16 мая текущего года ученик 5-го класса 6-й школы города Южноуральска на фоне сильного душевного волнения из-за того, что у него украли самокат, видимо, потерял сознание, спускаясь по лестнице, и сильно ударился. В результате чего у него наступила клиническая смерть. К счастью, преподаватель ОБЖ Константин Пугач своевременно провёл реанимационные мероприятия, ребёнка привёл в чувство, запустил сердце. Благодаря этому ребёнок выжил.

Эта история закончилась благополучно. Но сообщения о внезапных случаях детских смертей, на уроках ли физкультуры, на торжественных линейках, на тренировках, появляются с печальной периодичностью. Внешне полностью здоровые дети, на самочувствие вроде не жалуются, и вдруг погибают. Причём, настолько внезапно, что даже скорая порой не успевает доехать.

Сегодня больные дети, завтра – больной народ

Так что происходит в школьных стенах? В этом вопросе в программе «Вакцина правды» ведущая Елена Афонина попыталась разобраться вместе с врачом-педиатром Игорем Кашабой и лидером общественно-политического движения «Объединение родителей» Натальей Титовой.

Елена Афонина: Мы понимаем, что сегодня больные дети – это завтра больной народ. Это очевидно. На фоне того, что рождаемость снижается, казалось бы, к каждому ребёнку должны относиться как к хрустальной вазе и беречь его как зеницу ока. Что же происходит в реальности, почему ребёнок приходит в школу относительно здоровым, а дальше у него появляется какой-то странный клубок заболеваний? И вообще, ведётся ли какая-то статистика о том, сколько детей более или менее здоровых покидают школу в 11-м классе? Диспансеризация ведь проводится?

Игорь Кашаба: Безусловно, и статистика ведётся, и диспансеризация у нас проходит, и всё согласно срокам, и всё согласно календарю. Но дело в том, что получается такая история.

В своё время я решил проанализировать статистику по росту заболеваемости детей от 0 до 14 лет за последние 30 лет – с 90-х годов по сегодняшнее время. И сейчас могу сказать, основываясь на данных Росстата, что, к примеру, заболеваемость желудочно-кишечными болезнями выросла в три с лишним раза, а детская онкология – в 4,72 раза.

И единственное объяснение, которое приходит на ум, заключается в том, что нагрузки, которые испытывают дети, попадая в школу, то есть в тот самый период, когда они активно растут, формируются органы, формируется тело, не соответствуют возрастным нормам.

Ребёнок ходит в школу, как на работу, он проводит там минимум восемь часов в день. И совокупность этих факторов, которые на него воздействуют, даёт статистический рост заболеваемости.

кушаба

ВРАЧ-ПЕДИАТР ИГОРЬ КАШАБА. ФОТО: ТЕЛЕКАНАЛ ЦАРЬГРАД

– Я сразу хочу уточнить, потому что это очень важно. Но дети, как вы выражаетесь, «работали» в школе и до 90-го года. И нагрузка была точно такая же. Что изменилось, почему идёт такой чудовищный рост по некоторым заболеваниям?

И.К.: По данным исследователей, у нас с 90-х годов возникла так называемая «патологическая петля». То есть те дети, которые росли в 90-е годы, в результате тех стрессов, той перестройки, которая произошла, нарушения питания, потребления тех отвратительных продуктов, которыми нас снабжали зарубежные партнёры – мы все помним «ножки Буша», уже выросли не очень здоровыми.  

А дальше не очень здоровые родители рождают не очень здорового ребёнка. Он превращается потом в не очень здорового подростка. И потом эта история повторяется. Если мы вот этот круг не разорвём, то получим спираль с отрицательным значением. И с каждым годом у нас будет ухудшаться, ухудшаться и ухудшаться здоровье молодого поколения.

Ещё второй момент – это как раз запредельные интеллектуальные и психоэмоциональные нагрузки в школе, которые возникли в связи с оптимизацией школьного процесса. Всё это не соответствует возрастным нормам ребёнка. И это отдельная история.

Проблема школы в том, что дети находятся в постоянном стрессе

– Я как раз хотела Наталью Евгеньевну об этом спросить. Вам, как представителям родительского сообщества, наверняка известно о том, о тех случаях, которые, может быть, не попадают вот в эти вот громкие резонансные события, которые обсуждают все. Но есть тихая статистика. И наверняка у родителей она есть. Если мы говорим сегодня о детском здоровье, о здоровье подростка – проблемы в школе?

Наталья Титова: Проблема в школе – то, что дети у нас находятся постоянно в состоянии стресса. И этот стресс не снижается никогда.

– Нам объясняют: школа у нас современная, новая. С 90-х годов её стали перестраивать. Это будет школа свободных людей, где учитель больше не диктатор, а ребёнок сможет открыться и рассказать свободно, что думает по тому или иному поводу. Мы что-то не понимаем?

И.К.: Школа сейчас – это режимный объект. Вот вы попробуйте зайти в школу сейчас просто так, с улицы. Даже будучи родителем, вы не всегда сможете туда попасть.

– Но мы же понимаем, что это вынужденная мера – после череды нападений на школы и детские садики.

Н.Т.: Это подмена понятий с пропускной системой. Я лично была свидетелем таких ситуаций, когда родители по предварительной договорённости с директором, с завучем, с учителем приходили вместе с юристами, со своими консультантами, чтобы разрешить проблему.

Представители школы ни в какую не хотели выходить, хотя договорённость эта была. Вызывали на родителей полицию и так далее.

– А в связи с чем? Я не очень поняла, зачем нужно было учителей вывести?

Н.Т.: Нет, родители хотели прийти на приём к учителю и решить какую-то проблему.

– Ну есть же, наверное, собрания, общие часы общения. Разве нет? Всё в чатах?

Н.Т.: В чатах. Лично поговорить уже сложно. А ещё у нас часто собрания проходят в онлайн-режиме. И представители школы могут говорить, а родителям высказываться не дают, просто выключают микрофон: сиди и слушай.

А людей сторонних, из каких-то организаций, к примеру, для обработки школы спокойно пропускают, не проверяя ни документы, ни то, что у них находится в сумках. В этом есть какое-то противоречие.

Возвращаясь к вопросу о здоровье детей, почему они сейчас находятся в состоянии стресса постоянно. Во-первых, детей, как только они попадают в школу, сразу начинают пугать всеми экзаменами, ОГЭ и ЕГЭ. С пятого класса, по своему ребёнку знаю, с пятого класса уже все учителя говорят: вы экзамен не сдадите.

То есть целеполагание совсем другое: не дать знания детям, чтобы они были уверены, а сразу сказать, что самое страшное – это не сдать экзамен.

И ребёнок находится в состоянии ужаса и паники, он не получает знания, а думает о том, как этот экзамен сдать. Сейчас как раз проходят экзамены ОГЭ, я со многими родителями общаюсь, и они мне рассказывают, что дети иногда вообще не могут спать. 

И.К.: Я приведу аналогию: у нас с 24 февраля закончилась вирусная эпидемия. Помните ту обстановку созданного массового психоза, когда постоянно нагнеталась тревога и так далее. И это было на уровне всего государства. И что мы имеем в результате? Минус один миллион населения. Вот как стресс работает на самом деле. Со школьниками то же самое, я вас уверяю.

Титова

ЛИДЕР ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКОГО ДВИЖЕНИЯ «ОБЪЕДИНЕНИЕ РОДИТЕЛЕЙ» НАТАЛЬЯ ТИТОВА. ФОТО: ТЕЛЕКАНАЛ ЦАРЬГРАД

Почему перед ЕГЭ у детей возникает стресс?

– И этому влиянию стрессовых ситуаций есть подтверждения. Правда, влияние происходит иногда в другую сторону. К примеру, ученица выпускного класса в дагестанском городе Избербаш во время торжественной линейки, посвящённой последнему звонку, стала выкрикивать оскорбления в адрес президента и заявила о поддержке Украины. Через несколько часов появилось видео с её извинениями и объяснениями. Мама девушки тоже выразила сожаления и сказала, что сама что-то упустила важное в воспитании дочери.

На мой взгляд, эти извинения старшеклассница должна была принести, к примеру, семье первого героя нашей специальной военной операции, уроженца Дагестана, Героя России Нурмагомеда Гаджимагомедова. Погибшему герою было всего 25 лет.

Но обратите внимание,  девочка говорит о том, что она сильно застрессовала, поэтому решила заорать на всю линейку о том, что она думает о президенте нашей страны. Но при этом почему-то у неё в голове не появилась мысль поддержать Россию, что-то позитивное высказать. Нет, она вышла к микрофону – и вот таким образом отметилась. Вот что это за слом сознания, вы можете объяснить? Что происходит с детьми?

Н.Т.: А у нас школа перестала воспитывать. Она у нас предоставляет услуги. У нас функция воспитательная из школы вообще вычеркнута. И учителя тоже находятся в состоянии загона, со всякими этими новомодными мэшами, трэшами, смэшами и так далее. Мы понимаем, что эти цифровые технологии не помогают ни учителям в образовательном процессе, ни ученикам: уровень знаний у детей падает катастрофически.

Почему сейчас дети перед экзаменом находятся в состоянии стресса? Потому что если раньше мы с вами в советской школе приходили сдавать экзамены – у нас был чёткий перечень билетов. Мы знали всё, что нас могут спросить. И это была уже внутренняя наша ответственность подготовиться к экзаменам, выучить эти предметы.

– А помните, как приветствовалось написание шпаргалок?

Н.Т.: Так это же элемент запоминания.

– Да. Ты пишешь, знание закрепляется. Дальше их в подпушечку платьица засовываешь. На экзамене можешь даже их не доставать, они у тебя есть, все замечательно, ты спокойна.

Н.Т.: А здесь дети находятся в состоянии неопределённости. Они не знают, какой вопрос им достанется. Их прогоняли по этим ОГЭ-ЕГЭ-тестам. Я, взрослый человек, открываю, смотрю эти тесты – и не понимаю, что они там хотят, я не понимаю смысла вопроса, не то что ответить на этот тест.

И мы понимаем, что у нас вот в этих ответах есть несколько правильных. Но почему-то компьютерная программа выберет только один из двух. То есть это такая угадайка.

И.К.: У меня дочь 15 лет, она сейчас как раз сдаёт ОГЭ. И она мне говорит: «Пап, ты знаешь, у меня такое впечатление, что нам специально выдают гелевые ручки, потому что они марают». То есть они могут поставить кляксу и так далее. А компьютер уже такой ответ не принимает. И мне дочь говорит: «Ты знаешь, я думаю, что это специально сделано».

https://vk.com/video-75679763_456273751

Доходит до смешного: на перемене между собой переписываются

– Но кому нужно ухудшать показатели? Стрессы – понятно, всё это ясно. Может быть, питание не самое хорошее, пытаются улучшить. Где, каким образом дети набирают за эти годы такие серьёзные болячки, как в случае с тем мальчиком, с которого мы начали? У него был сердечный приступ. Другой ребёнок 10 лет от роду два года назад от сердечного приступа уже не оправился, скончался..

И.К.: Мы год назад здесь с вами тоже обсуждали как раз случай, когда у ребёнка открылась язва и он умер во время экзамена. В любом случае, надо смотреть на проблему комплексно. Надо оценивать питание, нагрузку физическую, уровень стресса, который возникает у ребёнка в процессе обучения, интеллектуальную нагрузку.

Надо понимать, сколько времени он тратит на материал, на его изучение, на домашние задания. Сколько времени он тратит на физическую нагрузку, чтобы снять этот стресс с себя и как-то разгрузиться. Если мы посмотрим на всю эту ситуацию, то увидим, что очень часто учителя запрещают детям бегать во время перемены.

А дети должны бегать на переменах. Потому что в результате этого бега, этой физической нагрузки у них активизируются процессы усвоения пищи и так далее. Это физиология ребёнка.

А сейчас доходит до смешного: дети выходят на переменку, у них с собой гаджет, они стоят рядом и переписываются, вместо того чтобы разговаривать. С моей точки зрения, нужно вообще запретить в школах использование телефона. Дети должны его сдавать на вахте.

Царьград публикует лишь первую текстовую часть программы «Вакцина правды». Полная версия доступна в видеоформате. В скором времени мы представим и другие текстовые части интервью в специальном разделе «Первого русского». 

©

Прочитайте также это:


Сохранить и поделиться: