Тихая война: Бомбы против русских заложены в классах и аудиторияхФОТО: СЕРГЕЙ КИСЕЛЕВ / АГН «МОСКВА»

ИДЕОЛОГИЯ
АНДРЕЙ САМОХИН

Назревший выход России из Болонской системы, в которую она вошла с реформой высшего образования в 2003 году, на чём давно настаивали русские патриоты и просто думающие люди, наконец, приблизился к практическому осуществлению. При этом в Минобрнауки заявили, что это не будет означать автоматического возврата к советской системе высшего образования. Так куда и как пойдёт русская высшая школа и станет ли она, наконец, русской?

Про вузовское образование последних двух десятилетий, в том числе Болонскую систему, ходит много анекдотов – и в основном грустных: «Сначала ты работаешь на зачётку, а потом кассиром в продуктовом». Или: «Магистратура и другие способы убежать от взрослой жизни».

И тех и других мы ежедневно видим вокруг себя, удивляясь, отчего же это в России всё идёт через пень-колоду? Да потому, что и пни и колоды эти мы наворотили сами под улыбки «западных партнёров».

Куда «болонок» девать?

Действительно, двухуровневая система – 4 года бакалавриата + 2 магистратуры по европейскому образцу, принятая для признания отечественных дипломов за рубежом и так называемой «академической мобильности» (возможность студента доучиваться в другом вузе, в том числе иностранном) – стала данью исповедуемой тогда властями страны веры в «европейскую интеграцию России». И в прочие навязанные нам либерально-западнические мифы: в свободный «обмен умов и знаний» и т. д.

На практике же она вылилась в нервотрёпку с перестройкой учебных программ и модулей в вузах, ростом непоняток в учебном процессе, а в итоге выпуском недоучек с дипломами и профанацией со свободой выбора обучения. Качественные вузы вынуждены были доучивать бакалавров, приходящих к ним в магистратуру из вузов с более низкими требованиями, а «обмен студентами» с западными вузами был минимален. Кроме того, наши студенты почему-то попадали в такие европейские и американские университеты, где их готовили по специальным «программам влияния», формируя на годы вперёд западную пятую колонну для России.

Если добавить к этому приход в отечественные институты абитуриентов – «жертв ЕГЭ», внедрённого в школьную систему тогда же, которых на первом курсе доучивали за школу, то картина получалась и вовсе печальная. Потеря проверенного советского специалитета – 5–6-летнего полного высшего образования породила целый класс молодых людей, вроде бы и учившихся в вузе, но ничего толком не знающих и не умеющих – «болонок», как их стали с грустным юмором называть.

В магистратуру же часто шли не столько те, кто хотел действительно получить качественное образование, заняться потом наукой, сколько молодые люди, желающие ещё отодвинуть «пахоту» на работе, родители которых могли себе позволить содержать неработающее чадо, да ещё нередко и оплачивая продолжение их учёбы. Особенно больно Болонская система ударила по медицинским вузам, где всегда была особая, проверенная годами система учебных и учебно-практических этапов: медик-недоучка гораздо страшнее, чем недоучка-филолог!

Конечно, русские люди изобретательны и привыкли приспосабливаться к любому идиотизму сверху: со временем большинство вузов нашли способы какой-никакой адаптации к новым порядкам. К примеру, Бауманский университет, традиционно выпускающий специалистов для космической отрасли и «оборонки», тех, кто учился на бакалавра, готовил по программе не инженера, а технолога, в каковой ипостаси их начали со временем брать предприятия по целевому направлению, доучивая, в свою очередь, уже у себя на месте.

https://vk.com/video-75679763_456266939

Дореформировались…

Несмотря на большую или меньшую адаптацию, итог бытования Болонской системы в высшей школе, а ЕГЭ в средней на выходе дал суммарное катастрофическое падение образовательного уровня в стране. Даже по сравнению с «дореформенными» 1990-ми. Не говоря уже про советские годы. Кроме того, сама власть оптимизировала утечку «молодых мозгов» за границу. С этим нужно было что-то срочно делать.

В последние два года стали всё чаще громко раздаваться голоса в СМИ за отмену обеих этих институций. Особенно они усилились и умножились в этом году на фоне нарастающей тотальной войны Запада против России. С предложениями выйти из «болонщины» выступили секретарь Совбеза Николай Патрушев, президент РАО и бывший министр образования Ольга Васильева.

Заместитель председателя Госдумы Пётр Толстой также недавно призвал власти выйти из Болонской системы и вернуться в традиционную русскую систему образования, по которой все учились до начала прозападных реформ.

«Первый русский» не раз приводил мнения известных патриотически настроенных соотечественников по этому поводу. Так, известный политолог Дмитрий Евстафьев считает, что через Болонскую систему в вузах «целенаправленно разрушался суверенитет России». Доктор медицинских наук Владислав Шафалинов высказался сходным образом:

Совершенно очевидно, что внедрение данной системы имело своей целью подчинение нашего высшего образования западному с последующей интеграцией нас в их экономическую систему…

Напомним, в апреле 2022 года Россию явочным порядком отстранили от участия в работе группы сопровождения Болонского процесса (BFUG), также прервав членство нашей страны в любых группах и органах Единого европейского пространства высшего образования (EHEA). После этого последовал единственно логичный ответный шаг: Минобрнауки подтвердило намерение отказаться от Болонской системы. Как отметил глава министерства Валерий Фальков, «в стране будут разрабатывать собственную систему высшего образования».

При этом замминистра Дмитрий Афанасьев уточнил, что министерство не собирается «ломать через колено» сложившуюся в стране систему образования, не будет «заставлять переписывать программы», а «спланирует переход». По словам Афанасьева, речь не идёт о возвращении к советской модели, новая система образования в России «будет сформирована с учётом международных интересов страны, а также вузов и абитуриентов». Для этого Минобрнауки планирует организовать дискуссию в отрасли, в том числе через серию заседаний совета Российского союза ректоров.

Кому жалко «болонщины»

Кроме голосов горячего одобрения давно назревшей «суверенизации» и «нормализации» русской высшей школы в масс-медиа прозвучали голоса скептиков и даже противников отмены «болонщины». Некоторые вузовские работники опасаются «нового бедлама» с переделкой множества документов и норм, который не даст ничего на выходе, другие жалкуют об узаконивании «самоизоляции» России, явно надеясь на возвращение прежней политики «открытости» страны. Что, мягко говоря, странно (если не сказать больше) в условиях нынешнего принципиального противостояния Западу.

На решение Минобрнауки, например, посетовал президент РУДН Владимир Филиппов, бывший министром образования в 2003 году, когда при его активном участии и началась свистопляска с Болонской системой и ЕГЭ:

В пятилетней системе высшего образования всех учили по одному, очень централизованному (сверху спущенному) учебному плану. Многоуровневая система позволяет реализовывать гибкие образовательные траектории. Кто-то нацеливается на науку – для них важны углублённые знания; кто-то выбрал для себя практику и работу по специальности – им необходимо получить практические навыки в процессе обучения. Что плохого в том, что ребята участвуют в программах академической мобильности и получают новые знания, компетенции и опыт?

Здесь стоит отметить: далеко не всё в советской (которых было несколько), как и дореволюционной системе образования, было стопроцентно прекрасно. Как не все из тех алгоритмов, что были привнесены в высшую школу в последние десятилетия – ужасны. Но экс-министр явно лукавит. Главное ведь не в форме, а в идеологии образования. А её, как помним, откровенно сформулировал «наследник» Филиппова на министерском посту Андрей Фурсенко:

Недостатком советской системы образования была попытка формировать человека-творца. А сейчас задача заключается в том, чтобы взрастить квалифицированного потребителя, способного квалифицированно пользоваться результатами творчества других.

На эту же парадигму были нанизаны дальнейшие реформы, которые двигал Дмитрий Ливанов.

https://vk.com/video-75679763_456266370

Не «вернуть», а выстроить заново

Вот в этом-то всё и дело, а даже не в тех или иных формах образовательного процесса! Несколько десятилетий целенаправленно разрушалась даже не советская, а именно национальная система универсального и гуманитарного образования, всегда направленного на развитие «всесторонне развитого человека». Таковой в системе колониального капитализма был не нужен, его требовалось заменить «узкопрофильным» и не «умничающим» винтиком либерально-кастовой системы, где высшие знания нужны только для «избранных». И это успешно начало претворяться в жизнь – слава Богу, война с Западом приостановила.

Приставка «при» здесь существенна. Чтобы бесповоротно остановить этот налаженный национально-убийственный процесс, чтобы, как говорит министр Фальков, создать подлинно «национальную систему образования», нужно чётко сформулировать: куда и зачем идёт Россия, какое государство строит, что утверждает как русская цивилизация?

Ректор Московского педагогического государственного университета, академик РАО, доктор исторических наук Алексей Лубков в комментарии «Первому русскому» подчеркнул:

Мы в нашем университете, безусловно, приветствуем выход из Болонской системы. Разделение на магистра и бакалавра – вещь искусственная. По крайней мере в нашем педагогическом образовании. Совершенно  очевидно, что подготовка в рамках специалитета гораздо более адекватна потребностям средней школы в педагогах. Когда всех через коленку ломали, заставляя переходить на двухуровневую систему, наш университет инициативно предложил и получил поддержку в подготовке «двухпрофильного» бакалавра с пятилетним сроком обучения. Таким образом, мы «самортизировали» переход на Болонскую систему. В итоге это стало общепринятой моделью подготовки учителей в России по двум специальностям.

Также мы давно – ещё до нынешних высоких решений вышли на нашего министра Сергея Кравцова с планом возвращения специалитета и получили полное его одобрение. В результате мы уже имеем план подготовки тех нормативных документов, которые обеспечат университету уже со следующего года плавно вернуться к этой системе.

Ректор МПГУ отметил, что создаваемая система безусловно будет «интегральной» – то есть  вберёт в себя всё то лучшее, что было в советской системе, но  и некоторые положительные черты послереформенной высшей школы. Среди последних он назвал «междисциплинарность» – заточенность на межпредметные компетенции и «практикоориентированность», которые, впрочем, не являлись следствием Болонской системы. Лубков также обратил внимание на любопытный факт: «Те, кто в своё время активно ратовал за Болонскую систему, сейчас бегут впереди паровоза: давайте всё возвращать. Это чистая конъюнктура, а в образовании прежде всего необходима последовательность – без судорожных движений».

Что с того?

Способность «переобуваться на лету» наших чиновников в любых сферах хорошо известна. Только сегодня нам нужна не псевдопатриотическая показуха, а глубокое восстановление нашего национального чуть было не порушенного уже с концами образования. Возвратиться вспять нельзя никуда: ни в советское, ни в имперское время – река времени течёт в одну сторону. Жизнь страны, её народ, нужды её хозяйства в образованных людях сильно изменились даже за последние двадцать лет. Значит, восстанавливать образование придётся с учётом этих изменений, да ещё и в состоянии фактически военного времени.

Нам нужно «вспомнить всё»: и опыт блестящей дореволюционной русской профессуры и русских гимназий и советских школ и вузов, позволивших их выпускникам в сверхмалые сроки реализовать атомный и ракетный проекты, воспитать несколько поколений образованных, эрудированных и творческих людей.

Если удастся непротиворечиво соединить всё это в системе образования России, то лет через двадцать дипломы русских вузов и без всякой Болоньи будут котироваться за рубежом выше, чем многие западные. Только получившие их специалисты не будут стремиться, как сейчас, «за бугор», потому что дороже работы на Родине для них ничего не будет. Но чтобы всё это свершилось, придётся сперва хорошенько почистить нашу образовательную сферу от неучей, конъюнктурщиков и прямых агентов Запада.

©

Прочитайте также это:


Сохранить и поделиться: