Улучшения длятся уже 10 лет. А результата нет: Почему дипломы наших вузов не котируются за рубежом

 
Фото: Антон Новодережкин/ТАСС

Документы выпускников отечественных университетов безоговорочно могут принять только в двенадцати странах Европы. Чаще всего статус специалиста приходится подтверждать

Автор:
Николаев Александр

В отечественном образовании — новый скандал. На этот раз не с липовыми диссертациями и учёными степенями, а гораздо круче. Судья Конституционного суда (КС) Константин Арановский, разбирая жалобу бизнесмена Михаила Чайковского из Воронежа, которого чиновники отказывались признать безработным из-за отсутствия справки «с последнего места работы» и документа о квалификации, высказал так называемое особое мнение, раскритиковав действующую систему высшего образования в России.

И ведь не просто раскритиковал, а буквально разнёс в пух и прах.

 

Если бы профессиональное образование уверенно гарантировало квалификацию обладателей дипломов, то в конституционно-правовом балансе интересов и ценностей это имело бы иной, вероятно, вес, который дал бы больше оснований поддержать авторитет диплома, чтобы обладание им было условием осуществления свободы труда и связанных с нею прав,

— отметил Арановский. 

«Не все считают полезным внедрение болонской системы, и многие предпочли бы без этого обойтись, как обошлись, например, немецкие университеты. Не каждый убеждён, что от введения бакалавриата-магистратуры по болонским стандартам выросло качество образования и что теперь российские дипломы признают по международным стандартам, как того ожидали», — добавил он.

И это с учётом того, что на изменения были потрачены, по выражению судьи КС, «бессчётные ресурсы», которые можно было бы направить «во благо науке и на достойную оплату преподавательского труда».

 
 

«Однако улучшения в образовании длятся лет тридцать, а результаты их всё ещё спорны, — напомнил Арановский. — Так что теперь, когда столько истрачено, а доверия дипломам не прибавилось, нет причин полагаться впредь на министерские решения, инициативу ректоратов и на энтузиазм активистов. Не исключено, что придётся теперь подождать, пока дипломы большинства вузов и техникумов (лицеев, колледжей и др.) станут убедительными. Тогда можно будет, наверное, заново обсудить, насколько профессиональное образование сертифицирует доступ к профессиям и следует ли связывать с дипломами осуществление тех или иных прав».

Фото: Positiffy / Shutterstock.com

Рассуждая же о зависимости оплаты труда преподавателей и качества образования, судья Арановский делает вывод:

В такой обстановке ценят не преподавание и не учёбу, а учебно-методические комплексы, которые нужны не студентам и педагогам, а службам, чтобы те хорошо себя чувствовали и оставались при важном деле на выгодных позициях. Вряд ли, однако, ради этого нужно сохранять привилегии системы, обеспеченные обязательностью дипломов.

https://www.youtube.com/watch?v=z5LXXNJ7r3o

«Бюджет всего российского образования меньше, чем у одного только Гарварда»

Речь Константина Арановского, разумеется, вызвала бурную дискуссию — притом что профильное ведомство пока молчит, уже высказались ряд экспертов.

Вот, например, первый зампред комитета Госдумы по образованию и науке Олег Смолин, комментируя мнение судьи КС, заявил, что оно производит «сложное впечатление».

Смешаны разные позиции: совершенно справедливые и совершенно несправедливые, — заметил Смолин в эфире радио «Говорит Москва». — На российское высшее образование никакие безумные средства не потрачены. Весь бюджет российского высшего образования сравним с бюджетом одного лишь Гарвардского университета. Финансирование сейчас радикально меньше, чем в советский период. Например, студенческие стипендии тогда составляли 80% от прожиточного минимума, а сейчас — менее 13%.

Зато с оценкой бюрократизации он согласен, но в этом, полагает депутат, виноваты не ректоры, виновата в этом вся система управления в стране и образования в целом, поскольку формула «ты начальник — я дурак, я начальник — ты дурак» внедряется повсеместно.

Фото: jajam_e / Shutterstock.com

Не стал Олег Смолин спорить и с мнением о снижении самого уровня образования.

Качество высшего образования в современной России, по сравнению с советскими временами, упало, — подтверждает он. — Тем не менее российское высшее образование выше своей репутации. Если сравнивать это образование с рейтингами российских вузов, я убеждён, что его качество выше. Я уверен, что МГУ — это не вторая и не третья сотня мировых вузов. Это точно первая сотня, так же как и другие наши вузы.

Хочешь работать на Западе — докажи!

Впрочем, можно сколь угодно рассуждать, кто круче (из вузов) и какое образование качественнее, однако факты — штука упрямая.

Вот, например, в июньском рейтинге лучших вузов мира, составленном QS World University Rankings 2019/2020, в первую сотню университетов попал только МГУ. Там оценивались, к слову, шесть критериев: репутация в науке и среди работодателей, цитируемость научных публикаций, доля иностранных студентов и преподавателей, вообще соотношение профессорско-преподавательского состава к численности студентов. В другом списке, опубликованном организацией с громким названием Центр всемирного рейтинга университетов, история примерно такая же — как и в версии британского журнала Times Higher Education (THE).

В то же время, по информации Главного государственного экспертного центра оценки образования (Главэкспертцентр), в настоящее время только 78 стран мира имеют с Россией международные договоры о взаимном признании документов об образовании — проще говоря, наши дипломы принимаются там безоговорочно, как и их — в России.

Но давайте посмотрим, о ком идёт речь.

В списке — только двенадцать европейских государств (Босния и Герцеговина, Венгрия, Испания, Италия, Румыния, Словения, Хорватия, Финляндия, Франция, Сербия, Македония, Чехия), а также Китай и Турция, участники СНГ (включая Украину), плюс большой перечень азиатских и африканских и части южноамериканских стран. Можно, допустим, без проблем устроиться в Замбии, Камбодже, Мозамбике, Никарагуа, Кабо-Верде. Или в Боливии и Венесуэле.

А вот в Великобритании, Германии и многих других странах, а уж тем более в США — при трудоустройстве по вузовской специальности потребуют пройти подтверждение квалификации.

Не совсем верно говорить, что наше образование за рубежом не принимается, — рассуждает кандидат политических наук, доцент Южного федерального университета Дмитрий Абросимов. — Но во всём мире есть понятие «квалификационные экзамены». То есть для того, чтобы приступить к работе по специальности, нужно сделать подтверждение. Ты можешь быть, например, великолепным хирургом в России, но без знания иностранного языка на профессиональном уровне устроиться работать в развитых государствах не получится: для этого придётся сдавать экзамены — и именно на языке той страны, куда приехал работать. Каждая страна делает программы и условия «под себя».

Что касается рейтингования вузов, то оно происходит, подчёркивает эксперт, по формальным признакам — количество цитат, количество журналов, издающихся в вузе, объём грантов, полученных им…

https://www.youtube.com/watch?v=k3oBsI61w-U

«Да, массово дипломы не котируются — потому что по многим образовательным программам мы отстаём от Европы и мира в целом. Однако есть ряд отечественных вузов, признания которым не требуется. В основном это касается классических университетов, известных с давних пор, чей уровень не то что не оспаривается кем-либо, а во многом превосходит и остаётся недосягаемым на данный момент для них», — отметил Абросимов.

С другой стороны, говорит он, в современной экономике значительная часть классического образования не востребована — и по многим направлениям деятельности можно трудиться без «специалитета». В этом, в частности, причина того, что практически уже вымер институт дипломов о втором высшем — его заменила переквалификация и переподготовка. Грубо говоря, за 700-800 учебных часов по любой специальности, кроме «узких», можно получить диплом.

©