Хотели отдать в детсад, а отправили в детдом: Бабушка отвоевала у опеки пятерых внуков

 
Фото: Dmitry Naumov / Shutterstock.com

Хотели устроиться в детский сад — отправили в детский дом. Томские органы опеки на два с половиной месяца разлучили родную бабушку с пятью внуками. Женщина бегает по судам, а дети плачут и просятся домой.

Автор:
Петрова Александра

Жители Томска Татьяна Косточкина и её муж Сергей — довольно молодые бабушка с дедушкой: им обоим немногим больше 50 лет. Своим пятерым внукам они фактически заменили маму и папу: у дочери Татьяны детей неоднократно забирали в приют и затем снова возвращали, но в 2019 году её окончательно лишили родительских прав. Как говорит Татьяна Косточкина, мама детей «ведет разгульный образ жизни» и её абсолютно не интересует их судьба. Да и отцы у ребят разные.

Судьба у детишек складывалась сложная. Самый старший из них, 14-летний Даня, родился с пороком сердца и в раннем детстве пережил серьёзную операцию. 6-летнюю Лизу и 4-летнюю Соню за время их жизни с матерью постоянно мотали то из дома в приют, то из приюта домой. В итоге малышки не научились даже держать вилку с ложкой — этому их уже учила бабушка, оформив опекунство. Двум другим братьям более-менее повезло: 10-летнего Егора Татьяна забрала под опеку трёхмесячным, а годовалого Ваню — шестимесячным.

«Баба Таня» отнеслась к детям с куда большей любовью и заботой, нежели их мать. В скромной двухкомнатной квартире на 39 кв. м, где Татьяна живёт с мужем, она поставила детскую кроватку для Ванечки, пару двухъярусных — для старших детей, письменный стол. Как говорится, в тесноте, да не в обиде.

Старшие дети — вежливые и аккуратные, младшие — активные и весёлые. Фото: Архив Татьяны Косточкиной 

Соседи и знакомые описывают семью как исключительно благополучную: с детьми общаются и играют, часто из-за стен слышен детский смех и песни. Старшие дети — вежливые и аккуратные, младшие — активные и весёлые.

Но всю эту идиллию враз сломали органы опеки.

«Сказали, что свозят на медэкспертизу и вернут». Не вернули

Старшие мальчики уже ходили в школу, а для Лизы и Сони бабушке удалось получить места в детском саду. Оставалось только пройти медкомиссию.

Как только Татьяна узнала, что места дали, сразу же повела внучек в поликлинику. Правда, у младшей, Сони, незадолго до этого откуда-то взялся синяк под глазом: как девочка объяснила бабушке — ударилась об стол, подравшись с сестрой. Что неудивительно — квартирка-то маленькая. Но бдительные врачи тут же заподозрили, что детей непременно избивают, и отправили информацию куда следует.

Для Лизы и Сони бабушке удалось получить места в детском саду. Оставалось только пройти медкомиссию. Фото: Архив Татьяны Косточкиной 

«Они не стали выяснять у Сони, где её бабушка бьёт, по каким частям тела — вообще не спрашивали. Главврач 2-й детской поликлиники тоже не разбиралась и сказала: «Я сообщу в опеку»», — рассказала Татьяна Косточкина Царьграду.

15 ноября в квартиру Косточкиных пришла беда. Сотрудники органов опеки приехали и увезли детей, заверив ничего не подозревающих дедушку с бабушкой в том, что их просто отвезут на медэкспертизу и сразу вернут. Сделано это было, по рассказам Татьяны, тоже весьма специфическим образом: сначала, пока бабушка собирала малыша, вывели старших и, не сообщив женщине, увезли. Когда Татьяна собиралась сесть во вторую машину вместе с годовалым Ваней, сотрудница взяла у неё ребёнка, захлопнула дверь и уехала. 14-летнего Даню, который в это время находился в школе, забрали прямо с середины урока.

Дальше были часы тревожного ожидания. «Сидим до пяти вечера, начали волноваться. Приехали узнавать в опеку, а дети в детдоме почему-то, «по факту избиения»», — рассказал муж Татьяны Косточкиной Сергей. Самого младшего, Ваню, определили в Дом ребёнка.

Самого младшего, Ваню, определили в Дом ребёнка, рассказал муж Татьяны Косточкиной Сергей. Фото: Архив Татьяны Косточкиной 

В опеке Татьяне не предоставили результатов никакой экспертизы (как выяснилось позже, экспертиза не выявила признаков избиения) и отправили домой: «Вы езжайте, мы вам позвоним». Не позвонили.

Бабушка начала объезжать и обзванивать все ведомства, которые могли бы помочь вернуть детей, писала и детскому омбудсмену, и медийным людям вроде Малахова и Гордона, и во «Всероссийское родительское собрание», и в департамент по вопросам семьи и детей. Но спустя несколько дней получила на руки официальное распоряжение об отмене опеки.

Как рассказал позже муж Сергей, его жена с тех пор похудела на 30 кг, практически ничего не ела и не спала, постоянно плакала…

«Мне жить не хотелось. У меня в голове было: мама их предала, получается, что теперь и бабушка их предаёт», — говорит про это время Татьяна. Её голос и сейчас, спустя 2,5 месяца, дрожит…

«Домой очень хочу, не хочу здесь жить, бесит всё»

Дети тем временем в детском доме встретили Новый год, а Даниил — и свой 14-й день рождения. Из-за поспешного перевода в другую школу и стресса у старших братьев резко упала успеваемость. Дане несколько раз вызывали скорую — на нервной почве порок сердца вновь дал о себе знать.

С бабушкой живу с самого детства. Домой очень хочу… Разговаривал с воспитательницей о том, что вообще больше не хочу здесь жить, потому что бесит всё,

— рассказал подросток томским журналистам, навестившим ребят в детдоме.

Егор, по словам бабушки, тоже нервничает и постоянно плачет, хотя она и старается навещать ребят чуть ли не каждый день. 

С маленьким Ваней Татьяне разрешили видеться лишь спустя полтора месяца «заточения» в Доме ребёнка.

«Врач, которая с ним занималась, сказала, что, когда его сюда (в Дом ребёнка. — Прим. Царьграда) привезли, он двое суток ничего не ел, плакал, постоянно бабушку звал», — рассказала Татьяна.

«Можете время не терять. Никто ещё не выигрывал у нас суд»

Взяв волю в кулак, ежедневно успокаивая своих внуков, Татьяна обзванивала юридические консультации и готовилась к суду. Адвокат, выделенный ей бесплатно «Всероссийским родительским собранием», по словам женщины, пришёл лишь на первое заседание — на всех последующих бабушка выступала одна.

Опека очень своеобразно «подбадривала» женщину, измождённую бюрократическими проволочками, отписками госорганов и тревогой за детей.

«Когда я собиралась в суд, мне опека говорила: «Можете время не терять. В нашей практике ещё ни один человек не выиграл у нас суд», — вспоминает Татьяна. — А я им говорю: «Я буду первая»».

Наконец 31 января состоялось последнее заседание суда, по итогам которого распоряжение об отмене опеки было снято — Татьяна Косточкина выиграла дело. Администрация Ленинского района Томска теперь планирует подавать апелляцию, однако Косточкина уверена, что она будет отклонена — аргументов-то у опеки нет. Если всё пройдёт благополучно, через месяц Татьяне вернут внуков.

«Не опускать руки»

Таких историй в сегодняшней России множество. И далеко не всегда они заканчиваются благополучно.

Так, в Екатеринбурге у многодетной матери отобрали внука, которого родила её 15-летняя дочь, и насильно увезли в больницу. Это произошло, пока юная мама ночью где-то гуляла. Причём бабушке запретили даже видеться с малышом, заявив ей в лицо, что она — «никто». Ну а несовершеннолетнюю непутёвую мать вынудили подписать отказ от ребёнка. Малыш почти месяц один в больнице, и до его слёз органам опеки, похоже, нет дела.

Зато, когда дети действительно под угрозой, опека часто «закрывает глаза». В Воронеже, например, 42-летняя приёмная мать истязала усыновлённого 15-летнего сироту: запирала в сарае на ночь без еды и воды, била верёвкой и скалкой, возила на жаре в багажнике, даже пыталась утопить, затаскивая на глубину и держа под водой. При этом органы опеки неоднократно навещали семью, но ничего подозрительного не замечали.

А в Алтайском крае 43-летняя опекунша систематически избивала двоих детейремнём, электрическими шнурами и прочими предметами. Дети жаловались, однако органы опеки не предприняли никаких мер.

Возникает вопрос: зачем нужны такие социальные службы и многочисленные организации, якобы защищающие права ребёнка, если они не могут уберечь детей от реальной жестокости, но готовы с остервенением забирать их из благополучных семей? И как с ними бороться? Ведь, когда пришли в твой дом, отобрали часть твоей семьи, из госорганов ты получаешь отписки, а адвокаты не приходят на судебные заседания, как тут не опустить руки?

Татьяна Косточкина, любящая бабушка пятерых внуков, даже после этого не потеряла веру в людей и борется до конца.

Татьяна Косточкина, любящая бабушка пятерых внуков, даже после этого не потеряла веру в людей и борется до конца. Фото: Архив Татьяны Косточкиной 

«С судами я вообще никогда не сталкивалась. Но есть много организаций, бесплатных юридических консультаций. Я записывала все телефоны на диктофон, чтобы где-то что-то не пропустить. Что-то помечала себе, просила помощи. Людей много добрых, они помогают», — поделилась она.

Даже когда было очень тяжело и не хотелось жить, женщина говорила себе: «Я должна быть сильной. У них никого нет, кроме меня». И всем родителям, попавшим в такую ситуацию, когда опека строит всевозможные козни, хамит и издевается, когда надежды уже нет, Татьяна советует:

Если вам на самом деле дети нужны, надо бороться. Не надо опускать руки, нужно идти вперёд.

 

©