Александра Машкова, многодетная мать, попала в ювенальную историю. Одна из ее дочерей шести лет под дистанционным присмотром старшей сестры, а также после долгих репетиций и наставлений гуляла одна во дворе вполне благополучного района г.Дмитрова днем. Возникшая по чьему-то сигналу ( у нас теперь очень много ответственных граждан) работница соцслужб отвела ее в полицию. Мать вызвали на комиссию по делам несовершеннолетних и вменили ст.5.35 КОАП — ненадлежащее воспитание. Александра решила оспорить это решение в суде. По закону ребенок имеет право гулять без сопровождения, памятку для родителей, мы опубликовали в разделе «Юристы против ЮЮ».

Очередное судебное заседание состоится 16 августа 2018 года в Мособлсуде.Очень нужна общественная поддержка!

По традиции публикуем страницы в соцсетях сотрудников органов опеки, полиции, молодежных отделов администрации и т.д., участвующих в ювенальных случаях:

Татьяна Захарова https://vk.com/id2730426

Танечка Захарова

Елена Платонова https://vk.com/id209306525

Елена Платонова

Так выглядят овечьи шкурки наших детозащитников, а так выглядит их позиция в отношении многодетной матери в Мособлсуде .

2 августа 2018 года в Московском областном суде состоялось судебное заседание, в котором обжаловалось привлечение к административной ответственности Александры Машковой за ненадлежащее воспитание шестилетней дочери. «Ненадлежащее воспитание» заключалось в … разрешении ребёнку самостоятельно, без сопровождения взрослых, погулять на детской площадке!

С точки зрения закона, не вызывало сомнений то, что административное наказание в виде предупреждения, наложенное на Александру Машкову, должно быть отменено, с учётом отсутствия в действующем как федеральном, так и региональном законодательстве запрета на самостоятельные прогулки детей в дневное время, тем более на изначально предназначенных для прогулок детей детских площадках. Но, как показало, судебное заседание не всё так однозначно.

Чтобы стало ясно, почему у Александры Машковой и её защитника, адвоката Надежды Гольцовой, сложилось такое ощущение, приведем ряд высказываний сотрудников системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних, судьи и одного из свидетелей:

*

«Вопрос суда: А вам не страшно отправлять ребенка шестилетнего одного гулять?

Машкова: Какое-то время назад было страшно. Но дело в том, что это было не спонтанное решение, это было вполне осознанное решение. И когда мы его принимали, мы оценивали риски. Мы понимали, что это знакомая ей местность, она по ней год ходит, знает, полностью осознает происходящее. Наши прогулки были условно самостоятельные первое время, мы оставляли ее на площадке, тем временем отходили в сторону, наблюдали за маршрутом. Это не было таким, что мы ее условно выкидываем и подбираем. Это все было достаточно плавной подготовкой ее к прогулкам самостоятельно.

Адвокат: Я прошу обратить внимание, что страшно-нестрашно — это эмоциональные категории, но не правовые.

Суд: Да, поэтому я и не спросила вас. Это вопросы не правового характера

Адвокат: Это я к тому, то совсем недавно было время, когда все дети и мы с вами гуляли самостоятельно и в этом возрасте.

Суд: Да, время такое было. Но сейчас время другое.

Адвокат: Простите, но я полагаю, что в данной ситуации закон определяет полноту возможности».

Как минимум недоумение вызывает приведённый выше вопрос суда лицу, привлечённому к административной ответственности. Абсолютно ясно, что никакого отношения к определению законности или незаконности привлечения к административной ответственности этот вопрос не имеет, ибо какая разница страшно или не страшно не исполнять (или ненадлежащим образом исполнять) родительские обязанности. Для определения законности привлечения к административной ответственности важно определить было ли правонарушение в принципе, совершила ли мать что-то, что законом запрещено. Как представляется, данный вопрос может отражать личное, не основанное на законе, мнение судьи о невозможности ребёнка 6 лет самостоятельно совершать прогулки.

*

В рамках допроса в качестве свидетеля Соловьёвой Екатерины Геннадиевны, являющейся начальником Отдела по делам несовершеннолетних администрации Дмитровского муниципального района, удалось выяснить, что же является надлежащим контролем за поведением несовершеннолетнего с точки зрения Отдела по делам несовершеннолетних.

«Адвокат: Я просто, уважаемый суд, хотела бы пояснить. Вот ребенок находился в конкретном месте, относительно нахождения в котором, была договорённость с родителем. Это форма осуществления контроля родителя. Он знает, где ребенок. Ни один родитель не может следить за ребенком постоянно в течении 24 часов в течение дня. Вот в комнате, например, ребёнок может остаться один; вот родитель оставил ребенка на площадке, имея законное право, и ребёнок находится на площадке. Вот я и спрашиваю, что под надлежащим контролем понимает в данной ситуации орган, привлекший к административной ответственности?

Соловьева: …Ребенок был на расстоянии 300 метров от родителей. Мама, родители, мама конкретно, находилась дома и контроль,визуальный контроль месторасположения ребенка, нахождение его отсутствовало. Мама не могла в отношении ребенка в данный момент ничего, защитить ребенка своего. Шестилетнего.»

Таким образом, надлежащим контролем за ребёнком, по мнению Отдела по делам несовершеннолетних, являетсяпостоянный визуальный контроль за ребёнком со стороны родителя. Не моргнуть буквально, не отвернуться. Конкретные нормы законодательства, закрепляющие необходимость постоянного визуального контроля за несовершеннолетним, начальник отдела по делам несовершеннолетних называть, естественно, не смогла, как не смогла и назвать нормативный акт, закрепляющий недопустимость самостоятельных прогулок ребёнка 6 лет (и это понятно, потому что таких нормативных актов нет, и эти прогулки вполне законны).

Зато её коллега, также допрошенная в качестве свидетеля главный специалист Отдела по делам несовершеннолетних Платонова Елена Владимировна, пояснила, что хоть нормативного акта, запрещающего самостоятельные прогулки детей в возрасте 6 лет в дневное время, и не существует, но они – специально уполномоченный защищать детей орган – в отсутствие установленного законом ограничения руководствуются исключительно своим усмотрением. Так, по мнению, указанного «специалиста» самостоятельные прогулки для детей возможны лишь по достижении 14 лет.

«Адвокат: Скажите, пожалуйста, а на территории Дмитровского вашего муниципального района до какого времени детям одним гулять нельзя? В каком возрасте нельзя гулять детям, я имею в виду. От какого до какого? С трех лет и до 17 лет одним гулять нельзя?

Платонова: С 14 до 18, причем дети гуляют сами. Можно.

Адвокат: А чем в Дмитровском муниципальном районе установлено, что именно эта возрастная категория несовершеннолетних может себе позволить…

Платонова: Она не установлена! Она не установлена!

Адвокат: Ничем не установлена?

Платонова: Ничем не установлена.

Адвокат: Т.е при решении, которые вы принимали, вы руководствовались своими внутренними представлениями исключительно.

Платнова: Да. Да.

Адвокат: А понятие нормы закона какие на вашей территории существуют у вас отсутствуют?

Платонова: Наверное, да».

При рассмотрении дела КДН Александра Машкова подала письменные объяснения с изложением фактов и своей правовой позиции. Эти объяснение не были отражены и учтены ни в протоколе заседания КДН, ни в постановлении о назначении административного наказания, что является грубейшим нарушением процессуальной процедуры. Интересен ответ на вопрос о том, почему это произошло, прозвучавший в суде:

«Машкова: Я давала вам объяснительную. Вы поставили штамп и приняли ее. И я в начале ее зачитывала. И я привела свидетельницу, мою дочь, которой не дали слово. Ни в протоколе, ни там нет ее. Моя объяснительная не приобщена. В списке ее нет. Ни свидетельских показаний моей дочери, ни объяснительной, хотя на объяснительной стоит штамп.

Платонова: Эти объяснения подавались отдельно. Они к материалу дела не прикладывались.

Судья: Почему?

Платонова: Они подавались к нам в отдел. (Неразборчиво) материалы дела. Они были зачитаны просто на комиссии гражданкой Машковой.

Судья: А потом вы куда их приобщаете?

Платонова: Никуда не приобщили. Она их зачитала на комиссии, мы их к материалу дела не приобщили.

Судья: А в связи с чем?

Платонова: Просто не приобщили. Потому что они шли… Это отдельное заявление. И мы имеем право на них ответить.

Судья: Ответили?

Платонова: Нет.

Судья: В связи с чем?

Платонова: Постановлением ответили».

Также в качестве свидетеля была допрошена Захарова Татьяна Сергеевна, занимающая должность начальника Отдела по работе с молодёжью Администрации г. Дмитрова Московской области. Эта юная 26-летняя девушка с активной жизненной позицией, пока не имеющая собственных детей, популярно объяснила многодетной матери как ей нужно заниматься воспитанием детей.

«Захарова: Открытие мотосезона — это ежегодное районное мероприятие, на котором собираются мотоциклы (неразборчиво)… мотоклубы, близлежащие мотоклубы, открывают торжественную часть на площади и организованной колонной едут по маршруту. С флагами. Очень красивая поездка. Собственно, после того, как колона уехала и мы начали складываться, вещи организаторские. Ко мне подходит женщина. Ну как фотограф она. И сказала: «Татьяна, разберись. Там девочка одна, выбегает на дорогу». Сказала, что там две машины чуть не столкнулись. Вот собственно без родителей. Нужно посмотреть собственно, что делать с ней. Пошла разбираться. Собственно нашла эту девочку. В зону отдыха, где большие качели. Елена показала мне на эту девочку. Я к ней подошла.

Суд: Чем она занималась в тот момент?

Захарова: Она стояла рядом с качелями, рядом с другой девочкой с бабушкой. По-моему они не общались. Я спросила – чей ребенок. И у бабушки, и у всех людей, которые катались на качелях и вообще, кто были на этой площадке. Но поскольку никто не отозвался…

Суд: Т.е. ребенок был на детской площадке?

Захарова: На зоне отдыха. Это немного другое название.

Захарова: (неразборчиво) … дело в другом. Я с девочкой подошла знакомиться. Как ее зовут, что она делает. Почему она выбегает на дорогу.

Суд: А вы видели, что она выбегает на дорогу?

Захарова: Нет, только со слов.

Суд: А девочка что сказала?

Захарова: Сказала, что не выбегала (…) И мы стояли некоторое время вокруг качели, разговаривали. И даже никто не подошел к нам, увидев, что я разговариваю с этой девочкой. Это насторожило. Я спросила ее, где она живет. Она пальчиком показала. И сказала, что со мной никто не гуляет. Все заняты. Сестры-братья не хотят, мама готовит. Я сказала: скажи маме, что это плохо, девочка одна не должна гулять. Вот я смотрю, что поскольку рядом нет родственников, я отвела ее к полицейскому.

Адвокат: Вас не смутило, что она сказала Вам, что ей мама разрешает гулять на площадке? Вот мама прибежит, а вы увели ее?

Захарова: Конечно смутило. Но мамы же нет.

Адвокат: Но вы все равно увели ее?

Захарова: Я не просто так увела ее, я увела ее к правоохранительным органам».

Обращает на себя внимание также тот факт, что все три лица, допрошенные в качестве свидетелей, входят в состав комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав, которая собственно и привлекла Александру Машкову к административной ответственности.

Завтра 16 августа 2018 г. в 10 часов в зале 504 Московского областного суда под председательством федерального судьи Комаровой О.В. продолжится рассмотрение жалобы Машковой Александры на привлечение её к ответственности за ненадлежащее выполнение родительских обязанностей в связи с (вполне законным) разрешением шестилетней дочке самостоятельно гулять на детской площадке. Все желающие могут принять участие в судебном заседании в качестве слушателей.

Мы же будем надеяться, что суд вынесет по делу решение, основанное, в первую очередь на нормах закона, а не на чьих-либо личных мнениях, убеждениях и представлениях.

Источник: РИА «Иван-Чай»

©