Мы хотим, чтобы наши дети умели и знали как можно больше. Часто нам кажется, что детская игра – развлечение, пустое времяпрепровождение, которое можно было бы заменить чем-то более полезным, например обучением. Но так ли это на самом деле? На наши вопросы отвечает психотерапевт Галина Ицкович.
дети

мнение эксперта

Галина Ицкович — психотерапевт

«Игра помогает нам, взрослым, понимать детей и вырабатывать общий с ними язык»

Лицензированный клиницист-психотерапевт, живет и работает в Нью-Йорке, специализируется на проблемах семьи и детей. В течение 10 лет работала психотерапевтом и супервизором в клиниках Еврейского совета по делам семьи и детей. Основала многопрофильную терапевтическую программу раннего вмешательства «KidsPower» и руководила ею до 2012 года. Была спикером на форуме «Каждый ребенок достоин семьи», проходившем в Москве в 2013 году. Преподает методику DIR/Floortime специалистам из разных стран, работающим с детьми с расстройствами поведения и расстройствами аутистического спектра.

Насколько важна для детей игра?

Галина Ицкович: 

Игра не просто важна – она необходима для развития ребенка. Даже если некоторые игры могут казаться примитивными или однообразными, они выполняют важную функцию. Для ребенка любая игра – такая же продуктивная деятельность, как для взрослого работа. Результат работы для взрослого – продукт, что-либо, что он произвел. Для ребенка продукт игровых усилий – это новое понятие (например, «части объединяются в целое», причинно-следственная связь и так далее). По сути, игра и есть первая работа маленького человека. Так что стоит отнестись к играющему ребенку как к ученому, ставящему важный научный эксперимент, или конструктору, строящему прибор по чертежам. Играя, дети изучают мир. Играя, они осваивают стиль поведения, который позже станет их стратегией и тактикой в общении с другими людьми. Игра для ребенка – способ взаимодействия с миром.

Дети умеют играть от рождения или их этому надо учить?

Г. И.: 

Приглашение к первой совместной игре обычно исходит от взрослого, который ставит перед ребенком какую-то задачу. Например, улыбнуться в ответ на улыбку. Для этого ребенок должен научиться менять выражение лица, напрягать одни мышцы и расслаблять другие. Для него это серьезная работа. А взрослый, произносящий «агу», вдобавок к этому приглашает ребенка овладеть искусством имитации. В этой самой первой игре всех времен и народов ребенок осваивает сложное взаимодействие между лицевыми мышцами и голосовыми связками: чтобы ответить на «агу», необходимо либо округлить рот, имитируя визуальный ряд, либо воспроизвести звук в ответ на звук, который он услышал, либо просто растянуть губы в улыбку. Затем игра усложняется. За первой интерактивной игрой следуют «ладушки», потом, в 3-4 месяца, другие игры, в которых используется не только открытая ладонь, но и пальцы, вроде «сороки-вороны». К 5-6 месяцам появляется игра в «ку-ку» – она помогает ребенку, который недавно открыл для себя, что предметы и люди продолжают существовать даже после того, как они исчезают из его поля зрения, «закрепить материал».

Обычно у ребенка есть какая-то любимая игрушка, например медведь или заяц. В чем ее смысл?

Г. И.: 

К 9 месяцам у малыша начинает складываться внутренний образ мамы и возникает первая тревога, когда мама уходит. И ребенок учится справляться с ней с помощью мягкиx игрушeк. Они исполняют функцию переходного объекта – который, хоть и не мама, все же обладает магическим даром утешения в глазах малыша. Ребенок носит плюшевую зверушку за собой повсюду – так он начинает строить свой собственный мир. Это его первый шаг к самостоятельности.

©