Доклад председателя комиссии по борьбе с деструктивным опасным контентом общественного совета при Роскомнадзоре А.Б Цыганова на заседании 25.10.2021

Состояние информационной среды, в которой воспитывается подрастающее поколение россиян, справедливо оценивается экспертами как одна из главных угроз национальной безопасности. Неслучайно этой теме посвятил часть своего выступления на Валдайском форуме Президент Путин, а Стратегия национальной безопасности, утвержденная Указом Президента РФ от 2 июля 2021 г. № 400, относит к национальным интересам Российской Федерации «сбережение народа России, развитие безопасного информационного пространства, защита российского общества от деструктивного информационно-психологического воздействия; укрепление традиционных российских духовно-нравственных ценностей».

За прошедшие 2 месяца состоялось 2 заседания Комиссии, а также 2 общественных обсуждения этой проблемы. Первым и главным вопросом стало понятие деструктивного контента (далее ДК) и его классификация. На сегодняшний день в российском законодательстве такого понятия нет — есть лишь определения разного рода запрещенной информации, которые охватывают небольшую часть токсичного информационного пространства, в котором воспитываются наши дети. В результате положения Конституции, Стратегии нац.безопасности и других документов стратегического уровня остаются декларацией, а правоприменители, в частности, Роскомнадзор, не имеют надлежащего мандата для того чтобы принципиально изменить ситуацию.

За последние 5-7 лет лет количество деструктива в российском сегменте интернета выросло в разы, причем экспертам очевидна определяющая роль в этом площадок (социальных сетей и мессенджеров), абсолютное большинство которых контролируются нерезидентами которые фактически ведут информационную войну против России и ее будущего, выводя в тренды и «рекомендуемое» всевозможную грязь, пропаганду наркопотребления, суцидов, самоповреждения, школьных убийств, порнографию, насилие, половые перверсии и т.п., и тем самым способствуют созданию целых деструктивных субкультур. Эти субкультуры постоянно развиваются-стоит отметить радикализацию идеологии такого рода сообществ и их умение мимикрировать под внешне безобидные формы, которые зачастую оказываются воронками вовлечения детей и молодежи из вполне благополучных семей в преступную деятельность. В качестве примера можно привести сообщества радикальных феминисток, количество которых за последние годы выросло в сто раз, и которые мутировали от движения по защите прав женщин в сторону агрессивных борцов с семьей и мужчинами. Или сообщества «чайлд фри» -которые превратились в группы по пропаганде ненависти к детям. А группы Аниме вообще стали главной воронкой вовлечения детей в суицидную тематику.

Экспертами комиссии проведена большая работа по выявлению и классификации видов ДК. Мы разделили его на 6 условных категорий:
1) Контент наносящий непосредственный вред жизни и здоровью ребенка. (суицидальный контент, селфхарм, группы анорексии)
2) Контент наносящий вред психическому здоровью ребенка, провоцирующий нервные расстройства. (Группы и каналы, содержащие шок-контент, депрессивный контент, эзотерика, окультизм, группы пропагандирующие эксперименты над психикой.)
3) Контент склоняющий ребенка к преступным действиям и насилию. (крипипаста, колумбайн, сообщества маньяков и серийных убийц, АУЕ, оффники, сатанисты)
4) Контент наносящий урон морально-этическому состоянию ребенка, разрушающий семейные ценности, настраивающий ребенка против родителей. (сообщества «яжемать», феминистки, чайлдфри, аморальный юмор)
5) Развращающий контент, склоняющий ребенка к смене ориентации или пола, пропагандирующий иные виды извращений. (ЛГБТ, смена пола, аниме, фурри, соцсеть амино, группы гей-знакомств, чат-рулетка, фикбук, фанфики)
6) Манипулятивный контент, ставящий перед собой цель получение материальной выгоды с ребенка. (Ставки на спорт, бухмекерские конторы, онлайн-казино, вейпы, снюсы, электронные сигареты, онлайн игры)

Количество детей России, которые вовлечены в эти сообщества, исчисляется миллионами что позволяет квалифицировать нынешнюю ситуацию как катастрофу и угрозу национальной безопасности. Доктрина информационной безопасности РФ определяет угрозу информационной безопасности как «совокупность действий и факторов, создающих опасность нанесения ущерба национальным интересам в информационной сфере». Напротив, главной задачей государства Доктрина называет «применение информационных технологий в интересах сохранения культурных, исторических и духовно-нравственных ценностей многонационального народа Российской Федерации».

Основными средствами продвижения и втягивания детей и взрослых в опасную информационную среду и субкультуры являются мессенджеры, социальные сети и компьютерные игры, подавляющее большинство которых являются собственностью транснациональных корпораций и разведструктур типа АНБ и т.п. иностранных разведок, которые осуществляют направленное деструктивное воздействие на нашу молодежь,

Действующие протоколы интернета не дают Роскомнадзору возможности блокировки отдельных страниц соцсетей, поэтому российский законодатель идет по пути воздействия на распространителей ДК и переговоров с площадками. В то же время ст. 4 436-ФЗ относит к полномочиям Роскомнадзора разработку и реализацию единой государственной политики в сфере защиты детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию; В связи с этим предлагаем РКН, как уполномоченному органу, рассмотреть следующие предложения Комиссии

1. Дополнить п.6 ст. 10 149-ФЗ О связи (запрет на распространение информации, которая направлена на пропаганду войны, разжигание национальной, расовой или религиозной ненависти и вражды, а также иной информации, за распространение которой предусмотрена уголовная или административная ответственность) словами о запрете распространения информации, которая способствует вовлечению детей в противоправную деятельность и субкультуры, а также понятиями «деструктивный контент» и «деструктивная субкультура» в ст. 2 «Основные понятия» указанного закона

Нормативное закрепление этих понятий позволит противодействовать негативному влиянию, в том числе, не запрещённой на сегодняшний день информации, а также избежать необходимости дожидаться запрета конкретных групп и сообществ в интернете.

2. Кроме того, предлагаем законодателям изучить предлагаемый перечень видов деструктивного контента и выйти с законодательными инициативами о введении уголовной, административной и иной ответственности за пропаганду отдельных наиболее опасных видов ДК и вовлечение в деструктивные субкультуры. Соответствующая практика в России уже есть, например, в 2020 году в КОАП была введена административная ответственность за пропаганду наркотиков и психотропных веществ в интернете, была установлена ответственность за распространение фейков, рассматривается законопроект об уголовной ответственности за пропаганду наркотиков и т.п.

3.Кроме того, полагаем необходимым установить жесткие возрастные ограничения на пользование мессенджерами и социальными сетями-не ранее 18-летнего возраста. В Google market и App Store есть масса откровенно педофильских приложений где уже порядка 30 млн скачиваний из РФ. А вовлечение в т.н. группы смерти и наркопотребление происходит с помощью закрытых ссылок в ТГ. В случае совершения преступления в отношении ребенка, например, доведении его до самоубийства, правоохранительные органы даже не имеют возможности получить доступ к переписке жертвы, чтобы доказать вину и установить преступников.

Полагаем что запрет доступа большой массы несовершеннолетних детей к мессенджерам можно обеспечить с помощью недавно принятого закона о предустановке российского ПО в смартфоны, жесткого запрета на использование смартфонов в школе и вообще в учебном процессе (тут, в частности, можно использовать нормы о приоритете охраны здоровья детей в 323-ФЗ Об основах охраны здоровья граждан в РФ») и др.

4. В-четвертых, полагаем необходимым повысить возрастные ограничения для всех социальных сетей до максимального значения, предусмотренного 436-ФЗ (на сегодня, например, самая токсичная для подростков сеть Тик Ток имеет возрастное ограничение 13 лет. При том что там есть огромное кол-во шок контента — реальные убийства, видео массовых драк, суицидов и т.п.) -это позволит родителям защитить своих детей от недальновидных распоряжений Минпросвета и Росмолодежи, которые сейчас втягивают детей в виртуальную среду, включая Тик-Ток и ВК, заставляя учеников регистрироваться на этих платформах в том числе используя псевдообразовательные платформы частных корпораций типа «Сферума» или «Сберкласса».

5.Аналогичным образом предлагаем самым жестким образом ограничить доступ несовершеннолетних к он-лайн играм, расположенных на иностранных серверах и не прошедших специальной психолого-педагогической экспертизы в аккредитованных Минпросветом экспертных учреждениях. Тут стоит напомнить не только об опыте Китая, который ввел жесткое нормативное регулирование доступа к он-лайн играм, но и то что МКБ-11, которая официально вступит в силу 1 января 2022 года, признает игроманию психическим расстройством. Согласно официальному описанию ВОЗ, это состояние характеризуется «стойким или повторяющимся игровым поведением», которое вызывает «значительное нарушение в личных, семейных, социальных, образовательных, профессиональных или других важных областях функционирования». Соответственно, есть все основания для внесения в 323-ФЗ соответствующих ограничений

6. Еще одним предложением Комиссии следует считать идею дополнить ст. 5 120 — ФЗ «О профилактике безнадзорности и преступлений несовершеннолетних» новой категорией -несовершеннолетние, попавшие в игровую зависимость или участники деструктивных сообществ и субкультур в информационных сетях. Это, с одной стороны, обяжет родителей и педагогов более ответственно относиться к тому что смотрит ребенок, а с другой позволит полиции и другим субъектам профилактики проводить профилактические мероприятия в отношении детей, которые оказались вовлечены в деструктивные субкультуры и сообщества.

©